Хранение персональных данных на зарубежном хостинге: если можно, то как?

    После изменения российского законодательства, регулирующего хранение и обработку персональных данных, следом за введением принципа локализации баз персональных данных и блокировкой LinkedIn среди ИТ-специалистов все чаще возникают вопросы о том, какую информацию можно держать на зарубежных серверах.



    Поспешим успокоить наших свободолюбивых читателей: хранить персональные данные за пределами России все еще разрешено, но с оговорками. И если вы хотите соблюдать российское законодательство и, вместе с тем, обезопасить данные от возможных административных атак недоброжелателей — этот пост для вас. Мы сформулировали основные «правила игры», в соответствии с которыми сегодня осуществляется хранение и трансфер персональных данных граждан Российской Федерации за границу.

    Персонализируй это: что подразумевается под термином «персональные данные»


    Понять, чего именно требует российское законодательство, нелегко. Минкомсвязи, правда, подготовило памятку по основным вопросам обработки персональных данных, но ясной и доходчивой ее не назовешь (обращаем ваше внимание, что по данной ссылке любой желающий может задать уточняющий вопрос экспертам министерства, не стоит пренебрегать этой возможностью). Начнем хотя бы с вопроса о том, что такое «персональные данные». Как люди культурные мы должны сперва определить предмет разговора.

    В российском законе о персональных данных сказано следующее:

    «Персональные данные — любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу»

    Это калька со статьи 2 Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных 1981 г. Но, в отличие от соответствующей бумаги, данная формулировка не прозрачна. И столь же не современна, как калька. О какой именно информации идет речь?

    Минкомсвязи и Роскомнадзор избегают уточнять понятие «персональные данные», ссылаясь на отсутствие полномочий. Позиция ведомственных теоретиков от юриспруденции в этом случае сводится к известной шутке: «два юриста — три мнения». Так что желающим разобраться в вопросе на практике приходится самостоятельно изучать юридическую практику и принимать решения на свой страх и риск.

    Первое, что бросается в глаза, — закон «О персональных данных» защищает только физических лиц. При этом информация о них (с точки зрения закона) становится «персональными данными» только в случае, если ее можно с уверенностью соотнести с конкретным человеком.

    Как много и какие именно сведения необходимо собрать, чтобы они стали персональными данными, вопрос спорный. В странах Евросоюза персональными данными может стать практически любая информация, если она позволяет как-либо выделить человека, например, из массы пользователей сайта.

    Хорошей аналогией тут будет детективная работа. Как только информации становится достаточно, чтобы указать на преступника, она превращается в персональные данные, даже если сыщик не знает настоящего имени того высокого джентльмена, что единственный из подозреваемых курит трубку.



    Показателен в этом плане и вступающий в силу с 25 мая 2018 года регламент N 2016/679 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О защите физических лиц при обработке персональных данных и о свободном обращении таких данных, а также об отмене Директивы 95/46/ЕС».
    В нем под термином «персональные данные» также понимается любая информация, относящаяся к идентифицированному физическому лицу, но этот термин подробно раскрывается:

    «Идентифицируемое лицо — это лицо, которое может быть идентифицировано, прямо или косвенно, в частности, посредством таких идентификаторов как имя, идентификационный номер, сведения о местоположении, идентификатор в режиме онлайн или через один или несколько признаков, характерных для физической, психологической, генетической, умственной, экономической, культурной или социальной идентичности указанного физического лица».

    Таким образом, в Европе в качестве персональных могут рассматриваться и большие данные, если их достаточно, чтобы выделить человека из толпы. Отметим, что Евгений Черешнев, руководитель компании Biolink Technologies, ввел в отечественный оборот термин «Цифровая ДНК», которым описывает совокупность «больших данных», позволяющую безошибочно определить данного конкретного пользователя. Я, как исследователь новых медиа, использую для того же явления термин «цифровой след».

    Российская Федерация разделяет с европейскими странами базовое определение персональных данных, но подход к составлению их перечня в стране долгое время был формальным и от того более узким.



    Персональными данными признавались фамилия, имя, отчество и номер телефона, дата рождения, дата регистрации, номер паспорта, ИНН, данные трудового договора в различных комбинациях, но не по отдельности.

    Кроме того, персональными данными признаются специфические сведения вроде информации об отпечатках пальцев, о геноме человека или о его здоровье.

    Но это не все. Олег Ефимов, управляющий партнер правового партнерства "Ефимов и партнеры", к которому мы обратились за консультацией по практической стороне вопроса, уточняет, что ранее суды этим и ограничивались, но с изменением позиции Роскомнадзора произошел переход к расширительному толкованию термина. Так, например, Роскомнадзор однозначно расценивает в качестве персональных данных сочетание имени и адреса электронной почты.

    В обновленном европейском законодательстве предусмотрены также ограничения на обработку персональных данных, «раскрывающих расовое или этническое происхождение, политические взгляды, религиозные или философские убеждения, членство в профсоюзах, и обработку данных, касающихся состояния здоровья или половой жизни». Для операций с такой информацией необходимо получить отдельное согласие субъекта персональных данных.

    Похожая норма закреплена и в статье 10 закона Российской Федерации «О персональных данных».

    «Обработка специальных категорий персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни, не допускается».

    Эти данные можно обрабатывать с письменного согласия лица, которому они принадлежат, а также если они являются общедоступными или обезличенными.

    Передача за рубеж: что ограничено, то не запрещено


    Россия входит в число стран, подписавших Конвенцию Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных 1981 года, — и значит, может обмениваться данными с другими участниками конвенции без дополнительных формальностей.
    Передача данных в страну, не охваченную конвенцией, требует согласия их владельца. Его можно получить в письменном виде или запросить через форму на сайте.

    Дополнительно в юридическом поле появляется термин трансграничной передачи данных.



    «Трансграничная передача персональных данных — передача персональных данных на территорию иностранного государства органу власти иностранного государства, иностранному физическому лицу или иностранному юридическому лицу».

    Однако это определение может поменяться. Наш эксперт Олег Ефимов подсказывает, что на данный момент существует проект Федерального закона, где эта формулировка заметно упрощается: «трансграничная передача персональных данных — передача персональных данных на территорию иностранного государства». Т.е. изменилась привязка с местоположения лица, которому принадлежат сервера, на географическое положение сервера. Сейчас этот проект проходит процедуру оценки регулирующего воздействия.

    Сохранность данных


    Согласно разъяснениям Минкомсвязи, при трансграничной передаче персональных данных ответственность за их сохранность несет принимающая сторона. Так, например, два дата-центра, с которыми мы плотно сотрудничаем, находятся в Чехии, подписавшей Конвенцию 1981 года, и принадлежат чешскому юрлицу. И в нашем случае охрана информации будет осуществляться по чешским законам, обеспечивающим более надежную защиту от потенциальных рисков, включая, например, риски изъятия оборудования.

    При этом передавать персональные данные можно без дополнительного согласия их обладателей. Но юристы тут добавляют, что в соответствии со статьей 22 Федерального закона «О персональных данных» оператор персональных данных обязан уведомить Роскомнадзор о наличии трансграничной передачи персональных данных, а их субъект имеет право получить от оператора информацию об осуществленной или о предполагаемой трансграничной передаче данных.

    Что подразумевается под локализацией


    Вернемся к законам. В чем же заключается требование о локализации баз с персональными данными на территории Российской Федерации?

    Прежде чем ответить на этот вопрос, уточним, что законодательно данными российских граждан признается вся информация, собранная на территории Российской Федерации, если оператор персональных данных специально не уточнял вопрос гражданства.

    Оператор «обязан обеспечить запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение персональных данных граждан Российской Федерации с использованием баз данных, находящихся на территории Российской Федерации».

    Олег Ефимов сразу добавляет, что под «обработкой персональных данных» также понимают сбор, использование, обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных, на которые требования о локализации баз данных не распространяются.

    При этом для целей профессиональных журналистов, СМИ, научной, литературной или иной творческой деятельности Федеральный закон «О персональных данных» предусматривает исключение из правила.

    В остальных случаях оператор обязуется создавать базы, содержащие персональные данные российских граждан, и совершать с ними различные операции на территории России.

    Изображение: NewWay.biz

    Эту правовую норму придется учитывать при проектировании ИТ-инфраструктуры компании, но она не запрещает передавать базы персональных данных на сервера в других странах.

    Комментарий экспертов тут таков:

    Для соблюдения закона важно, чтобы на территории России оставалась основная, наиболее полная и актуальная база персональных данных. На прочих серверах можно размещать ее копии или части. Причем в таких дочерних базах персональные данные можно не только хранить, но и обрабатывать, но при условии, что данные будут использоваться в тех же целях, что и в основной базе данных.

    Поскольку в российском законодательстве нет узких определений баз данных и точных требований к тому, как именно с технической точки зрения должны храниться персональные данные, у компании, работающей с ними, остается возможность выбора.

    Ни гражданский кодекс, ни ГОСТ Р 20886-85, ни Модельный закон о персональных данных никак не ограничивают форму хранения данных и позволяют называть локализованной базой данных все: от полноценного цифрового хранилища любой архитектуры до таблиц в Excel или бумажной картотеки.

    В сухом остатке


    Изъятие оборудование, длительные отключения, незаконные блокировки —  этим списком не исчерпываются проблемы, с которыми сталкиваются пользователи российских хостингов. В этом контексте решением проблемы видится зарубежный сервер.

    Как с точки зрения субъекта персональных данных, так и с позиции компании, оперирующей его данными, то же чешское законодательство как нельзя лучше подходит для размещения баз данных с такой важной информацией, как персональные данные. Например, доступ к любой информации или инфраструктуре клиента, размещенной в этой стране, возможен исключительно по решению чешского суда.

    Кроме того, местное законодательство позволяет использовать шифрование, которое в Российской Федерации потребовало бы дополнительной сертификации.

    Действующие в ЕС международные стандарты обеспечивают безопасность баз данных и беспрепятственную работу с ними с территории Российской Федерации, что также не противоречит требованиям российского закона о локализации персональных данных, который направлен на то, чтобы обеспечить присутствие иностранных компаний в России.

    Выполнение требований закона для отечественных организаций не столь обременительно и, при грамотном подходе, не мешает использовать иностранные хостинги так, как этого требуют бизнес-процессы и элементарные соображения безопасности бизнеса.
    ATLEX 38,57
    Компания
    Поделиться публикацией
    Комментарии 14
    • 0
      Проще говоря, в России должен быть мастер, на который данные пишутся, а за границей могут быть реплики? А наоборот можно? Идентичные копии, главная из которых за границей, а российская безболезненно отключается в случае угрозы получения этих данных без санкции оператора?
      • 0
        А как они определят кто мастер а кто слэйв, не полезут же они в конфиги? И даже если полезут можно это быстро поправить)
        И ещё мне интересно как они определяют где хранятся данные? Если по ip сайта, то это банально скрывается с помощью проксирующего балансировщика находящегося на территории РФ.
        • 0
          не обязательно. Могут посмотреть счета которые оплачивает компания, если там есть иностранные хостеры — то это повод для вопросов. (В рф оплачиватеся пару vps за 200 руб а за рубежом несколько серверов на Х тыс $. Вопрос где скорее всего находятся персональные данные?)

          При желании могут запросить у хостера в РФ трафик по IP. Если есть какая то постоянная, то повод для проверки.
          • 0

            Пишутся в России, реплицируются за границу, куда идут все "семиэтажные" запросы на чтение.

            • 0
              В рф оплачиватеся пару vps за 200 руб а за рубежом несколько серверов на Х тыс $

              Ну у нас к примеру — зарубежом много тестовых и бекапных систем, без ПД, а в России только продакшен.
              • 0
                Суды и остальные кто с ними связан, роскомнадзор, МВД, прокуратура, адвокаты и пр. не знают понятий «есть/нет», знают только «доказуемо/не доказуемо». Если при проверке (а практика таковых еще не установилась) вы сможете доказать проверяющим (не факт что у них тех. образование) что все хорошо и нет за рубежом ПД, то они будут считать что все хорошо, если нет то увы :(.
            • 0

              Я не про "как выявят и докажут нарушение", а про "как можно, а как нельзя". В конце-концов, можно изъять сервер или изолировать сеть и попросить продемонстрировать данные на нём.

              • 0
                Зачем изымать? выписывают штраф на основании документов и мнения их эксперта (или блокируют на территории РФ). А вы потом в судах доказывайте свою невиновность.
                (на изъятие могут заморочиться если вы замучили морально, или в обработке находитесь по более важному делу, или сами фигурант разработки. Или просто рубят $$. От изъятия локальных сервером можно законно защититься оформив их на другое юр. физ. лицо)
                Сейчас еще тяжело сказать как можно и как нельзя, новые законы, положения, еще не сложилась судебная практика. Но ведь живем.
          • 0
            По поводу того, что понимается под персональными данными у нас (в РФ) — вот что об этом говорит зам. руководителя Управления Роскомнадзора по ЦФО: «Любая информация, относящаяся к субъекту персональных данных, является персональными данными» и «факт идентификации или неидентификации субъекта персональных данных оператором не влияет на статус данных как персональных». (взято здесь: www.klerk.ru/law/articles/465018). Обратите внимание — ЛЮБАЯ информация, и на факт идентификации субъекта — пофиг. И я видел судебное решение, где даже куки и ip были отнесены к персональным данным.

            Так что сегодня у нас понятие персональных данных расширено максимально широко, сверх всяких разумных рамок
            • 0
              То есть, любой веб-сервер, поднятый на Амазоне и логирующий запросы (и айпишники) дорогих россиян, должен регистрироваться как оператор персональных данных?
              • 0
                С точки зрения родного РКН — видимо, да
                • 0
                  Я полагаю, что чиновники от РКН, внезапно получившие столько полномочий, вообще не очень-то понимают суть многих сущностей. И это не лучшим образом отражается на их точке зрения. А у суда (цитата) «нет оснований не доверять...»
              • 0
                Я правильно понимаю, что для формального соблюдения закона можно просто просить конечного пользователя сохранить на флешку (или вообще просто распечатать) текстовый файл с персональными данными, хранящимися за рубежом?
                • 0
                  «Два юриста — три мнения»

                  Вы по статье умудрились ни разу не упомянуть «профильные» дополнения ФЗ-242 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях»

                  В частности в статью 18 ФЗ-152 внесен пункт
                  5. При сборе персональных данных, в том числе посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», оператор обязан обеспечить запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение персональных данных граждан Российской Федерации с использованием баз данных, находящихся на территории Российской Федерации, за исключением случаев, указанных в пунктах 2, 3, 4, 8 части 1 статьи 6 настоящего Федерального закона.
                  (часть 5 введена Федеральным законом от 21.07.2014 N 242-ФЗ)


                  Олег Ефимов сразу добавляет, что под «обработкой персональных данных» также понимают сбор, использование, обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных, на которые требования о локализации баз данных не распространяются.
                  Как видим к сбору как раз требования по локализации вполне распространяется (даже появился в обиходе термин «сбор и первичная обработка»).

                  Второй момент. Статья 12 пункт 1
                  «Трансграничная передача персональных данных на территории иностранных государств, являющихся сторонами Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных, а также иных иностранных государств, обеспечивающих адекватную защиту прав субъектов персональных данных, осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом и может быть запрещена или ограничена в целях защиты основ конституционного строя Российской Федерации, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, обеспечения обороны страны и безопасности государства.»
                  Во-первых, не плохо бы удостовериться, что страна вашего хостера ратифицировала Конвенцию и, следовательно, является ее стороной.
                  Во-вторых, трансграничная передача не снимает с вас обязанности соответствовать требованиям закона и подзаконных актов. Когда к вам как к Оператору ПДн придут проверяющие органы, это ваша задача показать модель угроз и использование адекватных мер защиты, в том числе возложенных на хостера в рамках контракта. Что-то мне говорит, что объяснить Чешскому хостеру, что он должен (а главное зачем ему это) соответствовать 21 Приказу ФСТЭК будет на порядок сложнее, чем российскому.
                  В-третьих, последний выделенный фрагмент как бы намекает, что ваша карета может в одночасье превратиться в тыкву.

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                  Самое читаемое