Как построить самоуправляемый бизнес: формулируем «законы роботехники» Hamster Marketplace

    Идея децентрализованной торговой площадки для малых и средних производителей гаджетов и электроники, сформулированная производителем детских планшетов PlayPad Денисом Булавиным, напоминает сон уставшего фабриканта, которому джинн пообещал удачу во всех начинаниях:

    Контракты с ритейлерами держат в ежовых рукавицах?
    — А давайте сделаем свой маркетплейс, онлайн и для своей аудитории
    Устал бороться локтями за одни и те же полки с мейджорами, в месяц продающими в 200 раз больше устройств, чем ты делаешь за год?
    — Значит, продаём только нишевую электронику и гаджеты
    Невозможно вынырнуть из-под потоков хлама с Али настолько дешёвого, что и не важно, если это хлам?
    — Тогда у нас будут только уникальные товары, а не «sort of, зато в 20 раз дешевле»
    Комиссия «Амазона» обходится дороже, чем маржа в любых твоих мечтах?
    — Значит, маркетплейс должен работать без прибыли, чтобы его услуги стоили ровно столько, сколько стоило их оказать
    Но кто им тогда будет управлять?
    — Да мы сами, вендоры, управлять и будем

    Кстати, если вы вендор, и узнали свою головную боль — пожалуйста, ответьте на несколько вопросов в этой гугл-форме.

    Это идея, требующая децентрализации самого доверия, без которого невозможна прозрачная и надёжная самоорганизация тысяч незнакомых друг с другом акторов, появилась как нельзя вовремя: когда блокчейн уже изобретён. Но одно дело — успешно гонять и хранить небольшие пакеты данных. И совсем другое — встроить внутрь двухмерной структуры многоуровневый глобальный бизнес, включая такие мощные направления, как логистика, поддержка и платежи, сохранив его способность функционировать. Будет ли вам так же уютно жить вместо дома на его чертеже в натуральную величину? Получается, что ответом на маркетинговый запрос проекта, подобного маркетплейсу Hamster, становится фундаментальное технологическое решение, подразумевающее необходимость создания механизма управления абсолютно нового типа. И одними криптотехнологиями тут не обойтись. Но начинать всё равно нужно с наброска на бумаге.


    Айзек Азимов

    Только причём здесь Айзек Азимов?


    Ну во-первых, он один из наших самых любимых фантастов.

    А во-вторых, когда мы сели записывать принципы, по которым должна действовать подлинно децентрализованная распределённая система управления бизнесом, то очень быстро стало ясно, что мы пишем свои законы роботехники. Только в нашем случае, хочется верить, есть не просто все шансы дожить до применения теории наяву, а прямо этому поспособствовать.

    Кстати, Айзек был абсолютным детерминистом, если вы помните его цикл «Основание»: вот уж что-то, а идею самоуправляемой без вмешательства извне системы он бы точно одобрил.

    Начинаем копать


    Автоматизация и децентрализация процесса управления бизнесом может внедряться на самых разных уровнях: от поверхностного до глубинного, создающего принципиально новую форму управления компанией.

    Самое простое, что себе можно представить — это управление компанией по принципу акционерного общества, где держатели акций — производители, представленные на маркетплейсе — раз в год выбирают руководство компании, а уже оно управляет ей как обычным бизнесом, за зарплату и бонусы. Блокчейн в данном случае выполняет роль защиты от корпоративных махинаций с голосованием.

    На следующем уровне погружения в архитектуру бизнеса, блокчейн может предоставить надёжную инфраструктуру для отчётности. Согласно новейшим директивам Евросоюза, записи в блокчейне могут приниматься проверяющими органами как валидные официальные документы. Тем более их должно быть достаточно акционерам компании, желающим быть уверенным в достоверности приводимых в отчётности менеджментом данных.

    Если два перечисленных выше пункта в той или иной степени уже не новы, то управление бюджетированием компании, распределением средств непосредственно через блокчейн ещё ни один бизнес в мире не занимался. Блокчейн здесь даже нужен не столько как механизм транзакций (легальный бизнес всё равно ещё не скоро сможет функционировать полностью за счёт криптовалюты), а как механизм передачи и учёта распоряжений в обычный банк. Распоряжения в виде смарт-контрактов позволяют дополнительно автоматизировать, ускорить процесс с одной стороны, и гарантировать новый уровень надёжности — с другой.
    Четвёртый, глубокий, как лимб в фильме «Начало», уровень — это прямое управление через блокчейн. Менеджмент маркетплейса в этом случае сводится к своего рода секретариату/мозговому тресту, сопровождающему процесс оформления предложений. А предложения принимаются, становясь решениями, или не принимаются и остаются в этом лимбе навсегда прямым блокчейн-голосованием. Этот уровень наиболее интересен, поэтому рассмотрим некоторые его принципы подробнее.

    Как принимаются решения


    Решение — это главный строительный материал любого процесса, любого дела, любой системы, любого бизнеса. По сути, любая организационная структура из одних решений и состоит.

    При этом, решение в смысле «распоряжение», «указ», «приказание» — это всего лишь одна из стадий процесса, который на самом деле начинается вовсе не с принятия решения.

    Стадии решения:

    1. Определение проблемы. Решение — это ответ, но ответу нужен вопрос. А вопросу — основания его задать. Решение несуществующей проблемы подобно умножению на ноль. Тем не менее, в любых видах человеческой активности всегда находятся любители и даже профессионалы паразитировать на лакунах коммуникации, создавая видимость бурной деятельности там, где делать вообще нечего. Поставить проблему может любой участник системы децентрализованного управления или даже аутсайдер, если кто-то из участников одобрит входящее сообщение.
    2. Валидация проблемы. В любой системе прямой демократии будет какой-то процент «неуверенных» запросов: «Идя по коридору офиса, я увидел, что стены выкрашены в два разных цвета. Это баг или фича?» Автоматизация процесса управления сужает пространство для подобного «творчества», потому что автомату нужен алгоритм. А алгоритм требует чёткого взгляда на проблему, включающего критерии её наличия и оценку факторов вытекающих рисков. Если этого не сделал тот, кто проблему обозначил, это ложится на плечи сообщества. Разумеется, множеству тысяч участников не нужно всем вместе проврять «ящик жалоб и предложений». Система может рандомно распределять её по некой части — например, 1% участников, которые в кадждом конкретном случае являются валидационной комиссией, решающей, дать или нет ход проблеме. Таким образом, каждый конкретный участник системы видит не более 1% входящих запросов.
    3. Формирование запроса. Хорошо, проблема есть: валидационная комиссия подтвердила, что вам не померещилось. Вы проанализировали её, оценили риски. Самое время определиться, что дальше: что нам с этой проблемой делать и зачем? По идее, пожелание формируется уже на этапе постановки задач. Но это не обязательно — потому что это отдельный этап процесса принятия решения, а значит, в децентрализованной системе, он всё тоже неизбежно проходит через коллегиальный процесс. Проблема попадает уже в общий доступ, когда любой участник механизма может:

      — уточнить принадлежность проблемы (какой департамент её должен решать);
      — предложить желаемый результат уровня: «А давайте перекрасим! А давайте переедем! А давайте потребуем снизить арендную плату!».

      В последнем случае кворум, необходимый для принятия решения, может быть уже значительнее: до 5% участников системы, в зависимости от того, какие департаменты были предложены в качестве ответственных за решение. К примеру, вряд ли для постановки задач отделу контента об исправлении опечатки на странице сайта требует акцепта более, чем 1% участников системы или 2-3 голосов в абсолютном выражении.
    4. Назначенный на эту проблему департамент в большинстве случаев должен иметь право акцепта проблемы — или отправки её на доработку в виде захода на нужный уровень — например, второй, если требуется ре-валидация самого факта наличия проблемы, либо на шаг 3, если требуется доработка постановки цели, добавив свои комментарии.

      — Одним из департаментов децентрализованной системы должен быть департамент арбитража, который, например, решал бы ситуации, когда назначенный департамент бесконечно отфутболивает проблему обратно.
      — Функции арбитража должны включать в себя как возможность принудительного назначения проблемы, так и вынос вопроса доверия команде конкретного департамента на общее голосование.

      При этом, поскольку мы говорим о распределённой децентрализованной системе, арбитраж как механизм не обязан даже иметь постоянный состав. В него могут, скажем, рандомно приглашаться каждый раз наиболее доверенные участники системы, отметившие согласие выполнять свои «функции жюри» время от времени (и даже периодичность, с которой они на это согласны).
    5. Анализ вариантов. Любая проблема имеет как минимум два варианта решения, один из которых — её не решать. А если решать — то количество способов этого может множиться до бесконечности. Когда проблема определена и цель обозначена, назначенный департамент приступает к анализу способов её решения. Скажем, если проблема — «купить компьютер конкретной модели», в обязанности департамента входит выбор подходящих предложений и, вполне возможно, даже процесс торга.

      Многоуровневые проблемы, как, например, найм сотрудника, могут разбиваться департаментов (в данном случае — по кадровым вопросам, либо депараментом, в который нужен сотрудник) на промежуточные этапы с голосованием. Например, сперва определение круга обязанностей. Затем — согласование с коммьюнити условий оплаты.
    6. Принятие решения. Финальный элемент решения проблемы. Стол выбран, сотрудник найден — коммьюнити должно сказать «да» или «нет», «нанять» или «отказать». От промежуточных этапов принятия проблемы финальное решение отличает опция «закрыть задачу». Если голосующий участник системы считает, что решение, за которое он голосует, решает проблему, обозначенную на этапе 1, то он отмечает «закрыть задачу». Если более 50% голосовавших так же, как он, отметили тот же чекбокс, то, в случае принятия их решения, проблема так же автоматически закрывается.

    Звучит сложно? А ведь это только основная ветвь развития ситуации. На самом деле, побочных сценариев может быть множество. Но именно так, если разложить ситуацию на составляющие, выглядит принятие решение человеком в принципе. Просто свои собственные решения люди принимают через централизованный механизм (если, конечно, речь не идёт о герое фильма «Сплит»), поэтому многие этапы принятия решения проходятся сразу и неощутимо.

    В децентрализованном же механизме принятия решений, все проблемы должны разбиваться на максимально простые, дискретные составляющие. Если вопрос разбивается на два: покрасить Кремль в зелёный цвет и сослать в лагеря ещё 10 тысяч человек, то его нужно разбивать на два — иначе невозможно будет понять, как бы ни проголосовало сообщество, за какой вариант на самом деле были отданы голоса.

    Поэтому полная децентрализация подразумевает не референдум раз в четыре, а тысячи и миллионы микроголосований, из которых складывается принятие решений компании.

    Впрочем, это не должно сводить деятельность участников системы к бесконечному потоку микроменеджмента. Есть несколько мер, совокупность которых снижает управленческую нагрузку на каждого участника системы до уровня не просто приемлемого, а желаемого.

    • Разные уровни решения задач требуют разной степени вовлечённости участников. Самые мелкие задачи могут требовать одобрения любых двух участников. Если в системе, скажем, 10 000 участников с правом голоса, то это означает, что каждому её участнику будет попадаться не более, чем одна пятитысячная подобных мелких вопросов.
    • Разные типа решения задач не требуют работы постоянных команд. Различные направления работы — тот же арбитраж — могут закрываться разово отобранной командой.
    • Задачи, которые могут решаться алгоритмами — должны решаться алгоритмами. Принцип дробления любой проблемы на минимально возможные шаги позволяет очень чётко категоризировать любой вопрос. И если он по 100% критериев попадает в тот, для которого существует уже одобренный протокол решения, то он решается системой автоматически, без привлечения участников.
    • Системы рейтингов, оценки и самоопределения участников позволят сделать распределение вопросов на голосование ещё более эффективным.
    • А система определения уровня желаемого участия в управлении гарантирует, что децентрализованный механизм управления никогда не пригласит участника голосовать в принятии решения, которое ему не интересно. Всегда должна быть возможность определения категории или уровня важности задачи, голосование по которым участник не желает пропускать. А абсолютно индифферентные участники могут вообще полностью отключить запросы на участие в голосовании, отдав судьбу проекта на откуп другим участникам.
    • Посадить решать ИИ. Не стоит забывать, что блокчейн — не самое впечатляющее изобретение последнего десятилетия. Самообучающиеся нейронные сети — прорыв куда более масштабный и значимый. Должны ли его игнорировать разработчики системы децентрализации Hamster Marketplace? Конечно, нет. У каждого участника системы управления будет доступ к нейросети, которой он сможет делегировать решение определённых категорий вопросов, настроив, например, принятие решений на основе анализа своих собственных решений или на основе анализа результатов общих голосований.

    Совокупность этих пяти факторов: детализации проблем, продуманности системы сдержек и противовесов, кастомизируемости степени индивидуального участия в решении проблем, бесповоротности записей в блокчейне и использования ИИ — позволяют сформировать механизм самоуправления максимально эффективный, демократичный, ненавязчивый и при этом по-настоящему децентрализованный. В каком-то смысле, речь идёт о создании коллективного разума, где каждый участник системы — это нейрон, а каждый дискретный запрос — это электрический импульс.

    Тестирование, тестирование и ещё раз тестирование


    Продумать принципы работы децентрализованного управляющего механизма, на деле, не так сложно. Сложно — это его настроить, создать идеально уравновешенную со всех сторон систему, у которой не было бы ни одной торчащей нитки — ни одной цепочки действий, которая бы обрывалась незавершённой. Для этого нужно:

    • построить прототип системы;
    • прогнать через миллиарды комбинаций возможных сценариев развития.

    Причём генерировать сценарии проблем должна одна нейросетка, а помогать закрывать обнаруженные дыры и уязвимости — другая. При этом идеально сбалансированная система будет защищена не только от внутренних сбоев, основанных на случайной или намеренной эксплуатации пропущенных уязвимостей — она так же должна до определённой степени быть устойчивой к извне. От ядерной войны или массовых расстрелов, возможно, никакие алгоритмы не защитят, но, как минимум, система должна быть достаточно устойчивой, чтобы сохранять управляемость и независимость в случае локальных отключений света, интернета или попыток враждебного поглощения другими компаниями.

    Потому что в тот момент, когда система децентрализованного управления маркетплейсом Hamster будет полностью настроена, запущена и площадка перейдёт под управление ей, пути назад уже не будет. Фарш невозможно провернуть назад — и запись из блокчейна не сотрёшь просто так.

    Но зато, в случае успеха проекта, его результат — система децентрализованного управления на блокчейне и с элементами ИИ — будет намного больше и значимее, чем сам маркетплейс. Потому что вариантов применения подобному механизму будет едва ли не больше, чем самому блокчейну — от любых объединений людей до управления целыми государствами. Фантасты, футуристы, криптоэнтузиасты и просто анархисты всегда мечтали о работающих механизмах прямой демократии, например. Но подобный никогда не будет создан государством или для государства — у «стационарного бандита» нет никакой мотивации полностью отказываться от власти.

    А вот из бизнеса, тем более торговли — такое решение вполне может придти. И команда Hamster Marketplace имеет все шансы быть среди первых — если вы нас в этом поддержите.

    Краудфандинг для маркетплейса


    • Чтобы профинансировать создание и маркетплейса как работающего бизнеса, решающего проблемы малых и средних производителей нишевых гаджетов и электроники;
    • равно как и обеспечить возможность проработки и тестирования механизмов децентрализованного самоуправления платформы самими производителями представленных на ней товаров,

    Hamster Marketplace запускает краудфандинговую кампанию осенью этого года.

    Распродажа токенов позволит профинансировать как маркетинговые расходы на продвижение маркетплейса и раскрутку продаж на нём, так и все необходимые исследования и разработки для создания автономно и надёжно работающего механизма децентрализованного самоуправления.

    Токены, в свою очередь, будут являться частью архитектуры площадки, которыми можно будет оплачивать использование собственных ресурсов Hamster Marketplace:

    • вендоры смогут использовать их, чтобы оплачивать внутренние инструменты промо и продвижения, экономя фиатные деньги;
    • покупатели будут иметь доступ к ограниченным акциям, предложениям и раннему доступу как к товарам, так и самой платформе перед её выходом в открытую бету.

    Прямо сейчас, впрочем, делать ничего не надо. Просто оставьте вашу почту на сайте ICO Hamster Marketplace, чтобы не пропустить даты регистрации на участие в ICO. Ещё можно подписаться на наш канал в «Телеграме» или зайти к нам в телеграмовскую же группу, чтобы получать информацию из первых рук.

    P.S. Если вы вендор — примите, пожалуйста, участие в нашем небольшом исследовании.

    Hamster Marketplace 80,98
    Компания
    Поделиться публикацией
    Комментарии 10
    • 0
      Да, децентрализованный маркетплейс пока сложно решаемая задача. Нужно ещё 5-10 лет исследований и развития технологий. Менеджмент искусственным интеллектом уже обсуждается и маячит на горизонте:

      hbr.org/2016/11/how-artificial-intelligence-will-redefine-management

      Разумеется, когда это будет реализовано в совокупности, это изменит мир.
      • 0
        формулируем «законы робототехники»
        Да простит меня НЛО, это оффтоп (хотя и обоснованный) — в русском нет никаких «законов робототехники»!
        Только причём здесь Айзек Азимов?
        Вот именно! Не устану повторять: автор трёх законов называл их «законами роботехники», без лишнего сдвоенного Т, поскольку это удачно звучит, и поэтому это слово вместо перевода на русский было просто транслитерировано весьма квалифицированными советскими переводчиками полвека назад. Но нынешние «терминологи», наплевательски относясь к русскому и будучи лишены внутреннего чувства языка, откуда-то вытащили ТОТЕ, отсутствующее в исходнике, и продолжают его совать куда не надо. При этом они не догадываются сопоставить свою «робоТОтехнику» со словами «робокоп на робокаре», на которых русский язык не спотыкается и на примере которых хорошо видно, насколько неуместно лишнее ТО.
        Этот случай — показательный пример того, куда может завести повальная экономия на корректуре/редактуре.
        • 0
          НЛО дела до этого поста не оказалось, а я хотел бы напомнить, что в русском языке есть слово «робот», слово «техника», и связующая «о» в сложносочинённых предложениях — тоже норма (самовар, листопад).

          Впрочем, роботехника тоже прикольно звучит и в «Википедии» так, так что ок. Поправил.
          • 0
            в русском языке есть слово «робот», слово «техника», и связующая «о» в сложносочинённых предложениях — тоже норма (самовар, листопад).
            На ваши примеры я привёл свои — робокоп, робокар. Если вы последовательны в своих предпочтениях, то попробуйте говорить «робоТОкоп», «робоТОкар». Неудобно, правда? Вот то же самое и с «роботехникой», только ещё круче, потому что в отличие от приведённых мною примеров, в этом слове одно Т налагается на другое без разделителя, и Азимов это подметил. Остальное — в комментарии ниже.
          • 0
            Я конечно не филолог, так мимо проходил, но всё таки носитель языка, и мне на ухо более приятно роботОтехники, чем роботехники.
            Возможно потому, что слово робот в русском языке есть и для меня оно понятно, а слова робо в русском языке нет и меня это царапает.

            И да, Яндекс переводит Three Laws of Robotics как Три закона роботОтехники.
            Может за 50 лет, что-то в языке поменялось? Пусть не в мертвых правилах, а в живом языке?
            • 0
              мне на ухо более приятно роботОтехники, чем роботехники.
              Странно… У меня язык чётко спотыкается, когда совместный звук Т в словах «робот» и «техника» приходится произносить раздельно, да ещё и с разделителем О. У этих Т прям-таки напрашивается наложение, Азимов это уловил, и наши переводчики тоже.
              И да, Яндекс переводит Three Laws of Robotics как Три закона роботОтехники.
              Ну, это лишь показывает реальный уровень языковой квалификации у тех, кто формирует словарь этих сервисов. У Гугла то же самое: он маркирует ошибкой слово «флэшка», а слово «флешка» у него правильное. Как на это повлиять — не знаю…
              • 0
                Ну… В качестве шутки, может стоить к логопеду походить? Язык перестанет спотыкаться? :)))

                Если серьезно:

                По словам Карела Чапека слово РОБОТ, придумал его брат Йозеф Чапек, от русского слова РОБОТА. Без всяких мнений. Вы правы.
                Точка. Абзац.

                Но… Присмотревшись к слову Robotics, я предположил следующее.
                Азимов взял румынское (славянское) слово РОБОТ и без переводов добавил к нему (греческий по происхождению ) суфикс -ic (означают природные качества, принадлежность или происхождение) сделал прилагательное.

                Вот несколько примеров использования суфикса -ic:
                poetic = поэт ич еский;
                mystic = мист ич еский;
                idiotic = идиот ич еский;
                acrobatic = акробат ич еский;
                gigantic = гигантский;
                pessimistic = пессимист ич еский;
                aristocratic = аристократ ич еский;
                stylistic = стилист ич еский;
                optimistic = оптимист ич еский.
                Обратите внимание, я подобрал слова заканчивающиеся на Т. Как и робот.

                Слово Robotics прилагательное во множественном числе!
                Имя прилага́тельное — самостоятельная часть речи, обозначающая непроцессуальный признак предмета и отвечающая на вопросы «какой?», «какая?», «какое?», «какие?», «чей?» и так далее

                И по аналогии оно должнО выглядеть и значит примерно так:

                В единственном числе:
                Robot -ic робот ич еский.
                Во множественном:
                Robot -ic -s = робот ич еские.
                Робот -ские, ведь скот = скот -ские?

                Давайте заменим Robotics на poetics,
                Laws of poetics можно перевести как «законы поэтические». И так далее.
                Законы мистические, законы идиотические, законы акробатические, законы гигансткие, законы пессимистические, законы аристократические, законы стилистические, законы оптимистические.

                Одни конструкции цепляют, другие вроде как сойдут. Но мне, всё таки хочется поменять порядок слов.
                Поэтические законы, мистические законы, идиотские законы, акробатические законы, гигантские законы, пессимистические законы, аристократические законы, стилистические законы, оптимистические законы. Запомним.

                Раб. Славянское. Однокоренное.

                Прилагательное.
                Закон какой? Рабский.
                Вещь какая? Рабская.
                Утверждение какое? Рабское.
                Законы какие? Рабские.
                Закон чей? Рабский.

                Законы рабские и рабские законы. И так и так вполне по русски.

                Так почему не Роботические законы? Роботские законы?

                Азимов писал о роботических или роботских законах! Laws of Robotics! Как о поэтических законах, аристократических законах, стилистических законах!
                О законах роботов!

                Поэт не может…
                Аристократ не может…
                Стилист не может…
                Раб не может…
                Робот не может…

                И тут, у меня возникает вопрос о квалификации переводчиков пол века назад.

                Слово Robotics прилагательное! В слове Robotics отсутствует слово ТЕХНИКА!

                К-к-как?! Как прилагательное стало существительным да ещё к одному слову прицепилось второе?!

                Ведь минуточку, слово Техника значит совокупность научных и прикладных дисциплин, связанных с созданием средств производства, орудий труда.

                И получаем что значение слова «роботехника», «робототехника» это совокупность научных и прикладных дисциплин, связанных с производством роботов. Хм…

                Азимов вообще писал не об этом… Конечно иногда проскакивают эпизоды производства, техники. Объясняется тот или иной технический процесс. Но писал он о другом. Если читали, он писал о людях. О законах людских.

                «Попросту говоря, если Байерли исполняет все Законы роботехники, он — или робот, или очень хороший человек»(С)Азейк Азимов.

                И как так у переводчика вышло, что Азимовские законы хороших людей, превратились в законы производства людей?

                P.S. Вот такое мини расследование, почти на пустом месте. Спасибо вам, что сподвигли меня на это.
            • 0
              Есть мнение, что слово РОБОТ произошло от русского РОБОТА. Так может не стоит смотреть на придумки англоязычного товарища, а строить русское слово на основе русских правил?

              Я конечно понимаю, что слово техника заимствованное из греческого, но мне кажется слово давно уже обрусевшее.

              Русское слово РОБОТА и греческое ТЕХНИКА.

              РОБОТАТЕХНИКА. Чуть «Обкатаем» и вот РОБОТОТЕХНИКА. Как вам такой вариант?

              P.S. И да, как правильно? Бэггинс, Торбинс, Сумникс, Сидоренко? ;)
              • 0
                Есть мнение, что слово РОБОТ произошло от русского РОБОТА.
                Чешское происхождение этого слова прослеживается абсолютно чётко, сторонние мнения не требуются. Остальное — ответил выше.
            • 0
              Пересматриваем фильм «Гараж».
              В начале собрания мы видим как славно работает предлагаемый вами тип принятия решений «все проблемы должны разбиваться на максимально простые, дискретные составляющие». Участники собрания одобрямсят не вникая. Даже не отвлекаясь от своих насущных бытовых нужд.

              Но вот появляются решения, которые кое-кого очень даже задевают. Нет, голосование проходит гладко, как и предполагалось. Но потом обиженные сражаются за право вето. И в борьбе обретают право своё. Потом идёт процесс торговли. В результате оказывается, что прийти ну не к согласию, но хотя бы к выходу из тупика, к формированию нового подавляющего большинства, можно только если «голосовать сразу по всему списку». Да, объединили в одно голосование «покрасить Кремль в зелёный цвет и сослать в лагеря ещё 10 тысяч человек», и это сработало, и иного выхода просто не было.

              Предлагаемая вами структура управления напрочь вычёркивает этап ТОРГОВЛИ. А ведь в жизни постоянно возникают положения, когда я согласен на «1», но, только если в ответ неприменно будет учтена моя позиция по «2» и «3». А чтобы даже не большинство голосов, а просто вторая сторона пошла на 2 и 3, нужно сделать ещё массу подвижек, уступок и нахождения компромиссов по куче других вопросов.

              Собственно говоря, вы и сами предвидите такие трудности. Чтобы ваша система работала, хотите во главе её поставить кровавого диктатора. Кстати, коллективного и безответственного. Скромненько названного «департамент арбитража».

              Мне в своё время тоже ударяла в голову в чём-то схожая идея. Что, если, заключая договор, не подписывать всё целиком и сразу, а принимать его по отдельным пунктам? Нашли согласие по одному пункту, подписали его – движемся дальше, более к нему не возвращаясь. Ведь в процессе обсуждения договора, или повестки дня на собрании, или голосования акционеров (особенно), с виду всё в таком порядке и происходит. В основном. Но в этом «в основном» и кроется затык. Оказалось – исключения есть, их не избежать, и они решают всё. Беглое бизнес-моделирование: пара детей, «конфеты», домашние обязанности, показало: разбитие на «дискретные составляющие» даже в таких простых переговорах не работает. Должно решаться сразу всё.

              Хотя одно живучие исключение, где есть и разбитие на предельно элементарные этапы, и круги голосования, в которые, раз пройдя, больше уже нельзя вернутся, я знаю – покер.

              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

              Самое читаемое