Иностранные IT-компании могут уйти из РФ: читаем новость по памятке Галины Тимченко

    Утром 2 ноября «Коммерсант» сообщил, что иностранные IT-компании могут уйти с российского рынка. iChar читает новость по инструкции экс-главреда «Ленты.ру» Галины Тимченко, чтобы понять, о чем эта публикация на самом деле.

    Мы разберем новость «Коммерсанта» по всем восьми пунктам памятки.

    image

    1. «Не верьте заголовкам...


    … Они написаны для привлечения внимания и обычно не несут серьезной смысловой нагрузки. Зачастую заголовок противоречит содержанию».

    Итак, заголовок: «Софт проявил твердость. Иностранные IT-компании грозятся уйти из России».

    Заметим: «Коммерсант» не говорит, что иностранные IT-компании уже уходят или вот-вот уйдут. Они лишь грозятся уйти и «проявляют твердость». То есть по факту ничего еще не произошло и есть лишь одни разговоры на эту тему.

    2. «Сверяйте глаголы в заголовке и первом абзаце, именно там содержится значимая информация...


    … Если заголовок гласит «В России запретят иностранное вино», то из первого абзаца вы наверняка узнаете, что с такой инициативой всего лишь выступил некий чиновник».

    Проверяем первый абзац:

    «Крупнейшие иностранные IT-компании могут свернуть свои инвестпрограммы и вовсе уйти с российского рынка… Еще больше осложнить положение иностранных IT-компаний может постановление правительства, которое допускает возможность закупки их ПО для госнужд лишь в случае отсутствия отечественного аналога».

    В заметке «Коммерсанта» речь идет лишь о возможности сворачивания инвестпрограмм иностранными компаниями в сфере IT и их вероятном уходе с рынка. Другими словами, они могут свернуть инвестпрограммы, но могут и не свернуть, а могут и вовсе провести новогодний корпоратив в Зимбабве или перенести головной офис в Антарктиду. Может произойти всё что угодно, но это не новость, пока фактов нет.

    3. «Если заголовок и содержание новости не совпадают, смотрите в третий или четвертый абзац...


    … Именно там и появляется «главный герой» (тот, ради кого она и была написана, или «заказчик»). Его мнение, скорее всего, будет оформлено прямой речью».

    Воспользовавшись советом Галины Тимченко, направляем наш взгляд на последующие абзацы. Уже во втором появляется гендиректор Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) Франк Шауфф. Он просит перенести на полгода вступление в силу закона, который разрешает госорганам закупать зарубежное ПО лишь в том случае, если у них нет отечественного аналога. В третьем абзаце мы видим цитату Франка Шауффа, оформленную прямой речью:

    «Господин Шауфф отмечает, что «европейский бизнес в последнее десятилетие сделал значительные инвестиции в РФ и планировал инвестировать в будущем», однако теперь иностранные IT-компании могут приостановить инвестпрограммы и даже уйти с российского рынка в условиях нечетких правил игры. «Если иностранные инвестиции по-прежнему на повестке дня, то необходим равный подход и недопущение дискриминации и ограничения свободной конкуренции и доступа на российский рынок для иностранных компаний»,— пишет Франк Шауфф».

    Правило работает. Мы действительно находим в новости главного героя, который ставит проблему свободной конкуренции на российском IT-рынке.

    4. «Обращайте внимание на источник...


    … Если в новостной заметке ссылки на источник нет совсем – это повод сомневаться в достоверности информации. Если издание ссылается в заметке на информацию другой газеты или новостного ресурса – не поленитесь, пойдите по ссылке и сравните».
    В нашем случае источники информации — «письмо АЕБ министру связи и массовых коммуникаций Николаю Никифорову, министру промышленности и торговли Денису Мантурову, министру экономического развития Алексею Улюкаеву и главе ФАС Игорю Артемьеву».

    Читаем дальше и видим, что «В АЕБ от комментариев отказались», а «В Минэкономики «Ъ» сообщили, что обращение АЕБ пока не получали».

    5. «Если газета уверенно сообщает о событии, но все опрошенные участники не комментируют его или отрицают, это повод подозревать издание в публикации «слива» — непроверенной информации, слухов, которые вбрасываются с определенной целью.


    Как мы уже обсудили выше, от АЕБ от комментариев отказалась, а Минэкономики не подтвердило получение письма. Мы ни в коем случае не считаем, что данная новость – тот самый «слив»: событие комментируют сразу два эксперта.

    6. «Новость – это событие, которое уже произошло...


    … Если новостная заметка начинается с громкого заявления о неизбежности некоего события в будущем (экологической катастрофы, эпидемии и т. п.), это означает, что перед вами не новость, а “страшилка”».

    Прочитав новость полностью, мы можем сделать вывод, что события как такового еще не произошло. Оно может произойти, если будет принят соответствующий закон – но и он пока не принят. «Страшилка»?

    7. «Об экспертах...


    … Прежде чем прислушиваться к их мнению, стоит набрать в любой поисковой системе имя эксперта и проверить, имеет ли он отношение к проблемам, описанным в новостной заметке.»

    Проверили. Оба эксперта, давшие комментарий «Коммерсанту», имеют самое прямое отношение к теме. Это представитель Минэкономики Елена Лашкина и исполнительный директор ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт» Евгения Василенко.

    8. «У новости всегда есть подробности...


    … Их бывает мало, но они есть всегда: адрес, время события, участники, обстоятельства дела. А вот эмоций быть не должно. Эпитет – сигнал тревоги для читателя, его появление свидетельствует о нехватке фактуры».

    В чем никогда нельзя упрекнуть «Коммерсант», так это в эмоциональности и обилии неуместных эпитетов. Издание прорабатывает тему, не давая ей оценок и толкований.

    Вывод


    Главная новость дня в IT: ничего не произошло. Зарубежные IT-компании могут уйти с российского рынка (а могут и не уйти) из-за того, что может быть принят закон (который еще не принят).
    Рекрутинговая компания iChar 20,29
    Компания
    Поделиться публикацией
    Похожие публикации
    Комментарии 10
    • +6
      Главная новость дня в IT: ничего не произошло.

      Прямо как в твиттере у Камня в лесу.
      • +5
        Тут вопрос в том, зачем люди читают новости. Если узнать о том, что уже произошло (и что уже прохлопали ушами) — то, конечно, «ничего не произошло». А если в плане подготовиться к разным вероятным событиям, то очень даже произошло — появился закон (и уже точно с 1 января вступает в силу) и возможно появится постановление (ещё не точно, но когда это постановления, закручивающие гайки, в России не принимались?), которые сделают работу иностранных ИТ-компаний значительно более сложной, что абсолютно точно повлечёт за собой частичное или полное сворачивание их бизнеса в России.

        Так что, «ничего не произошло»?
        • 0
          тут мы и возвращаемся к вопросу о «главном герое», которому нужно было привлечь внимание к т. н. «новости» — то есть к теме публикации)
        • 0
          новость порождает новость
          • +1
            Тезисы и разбор конечно очень интересные и актуальные. Но мне кажется выводы какие то сделаны странные.

            «в IT: ничего не произошло» — еще как произошло.

            Коммерсант ссылается на письмо АЕБ в министерства от имени гендиректора АЕБ Шауффа. И цитирует его слова. Правда самое важное в этих словах посередине и без ковычек, что навевает плохие мысли. Но то, что АЕБ не комментирует и минэкономразвития говорят, что не получали (хм), это никак не умаляет важности информации. Письмо то у них на руках, иначе не стали бы об этом заявлить. Коммерсант — серьезное издание.

            Заголовок «Софт проявил твердость. Иностранные IT-компании грозятся уйти из России» вовсе не заявляет, что что то произошло, кроме того, что тут написано. А выданную им информацию из этого их «письма» можно интерпретировать именно так. Факт письма — проявление твердости, его содержание — завуалированная угроза. Коммерсант привел доводы почему именно они его так интерпретировали. Хотя конечно объективностью языка тут явно не пахнет.

            «Новость – это событие, которое уже произошло» — письмо, подготовленное для министерств со стороны АЕБ — важное событие, которое стоит донести до публики. И это новость.
            • 0
              дело в том, что это получение этого письма в Минэкономики не подтвердили, а в АЕБ сообщение не прокомментировали (по крайней мере именно так сказано в тексте новости).
              «а был ли мальчик?»)
              • 0
                Ну и что. Кто там что должен подтвердить, если у них письмо на руках. Ну съездите и проверьте. Есть же правила по этому поводу. Они же официальные СМИ. Если они заявляют, что письмо у них есть — значит оно у них должно быть.
                • 0
                  Надеемся, что так оно и есть! В первую очередь потому, что сами не хотим, чтобы российский IT-рынок покидали иностранные компании. А съездить в «Коммерсант» было бы интересно, конечно — и не затем, чтобы посмотреть на письмо, а, например, для знакомства)
            • 0
              В чем никогда нельзя упрекнуть «Коммерсант», так это в эмоциональности и обилии неуместных эпитетов. Издание прорабатывает тему, не давая ей оценок и толкований.

              Вы сильно ошибаетесь. Я тоже так думал. Почитайте «новости» А. Колесникова. Сплошные субъективные оценки и вода.
              • 0
                Вот уж кому-кому, но не главному редактору Медузы учить нас читать новости. Хуже чем Медуза сложно найти СМИ на русском.

                Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                Самое читаемое