Открытое государство и открытые данные
43,39
рейтинг
16 июня 2015 в 08:00

Разработка → «Приоткрытые данные» / Заметки по следам совета по открытым данным 15 июня

Вчера, 15 июня прошло заседание совета по открытым данным. Как я понимаю пока еще никто не написал о том что там происходило, особенно не языком пресс-релизов, а то что там было по факту, так что это сделаю я.

Я не буду останавливаться на том что такое открытые данные, уверен что все читающие это и так знают, поэтому сразу перейду к делу и речь пойдет про сам совет.

"Совет по открытым данным" — это название рабочей группы при Правительственной комиссии по открытости в которую входят 35 человек (см. состав рабочей группы) и задачей которой является регулярные совещания о том что дальше делать с открытыми данными.



Я, Иван Бегтин, являюсь заместителем председателя этой рабочей группы и участвую практически во всех её заседаниях. И единственный из всех в неё входящих кто пишет на Хабре.

Итак, совет 15 июня.

Начну с того это был никакой не совет рабочей группы, а по формату это больше похоже на мини-конференцию на 4 часа. Всё это проходило в зале «Экстрополис» Яндекса, отличной площадке, едва-едва вместившей около 150 человек пришедших на мероприятие.

Почему конференция? Потому что она состояла из пары часов выступлений с докладами, полчаса кофе-брейка и полчаса опоздания VIP'ов в качестве которых выступали Абызов, Собянин и Шайхутдинов (заместитель Премьер-министра Республики Татарстан) плюс, конечно, от Яндекса Волож и Шульгин.

Выступали VIP'ы, представители госорганов, несколько разработчиков приложений на открытых данных и пара экспертов.

Я пока не могу поделиться самими докладами, они нигде не выложены, могу поделиться собственными впечатлениями. Многие из этих впечатлений — это не только проблема открытых данных, а проблема устоявшейся культуры коммуникации в органах власти.

Минимизация кооперации

Если мы говорим про открытые данные как о явлении, движении и идеологии, а не как о просто наборах данных, то важнейшей частью этого движения является кооперация государственных органов с бизнесом и гражданским обществом и через эту кооперацию предоставление услуг для граждан, распространение информации, просвещение и многое другое. Открытые данные — это лишь инструмент проведения государственной политики во множестве областей, начиная от повышения качества жизни и продолжая формированием инвестиционного и бизнес климата, развития стартапов и многое другое.

Эта кооперация предполагает то что госорганы предоставляют данные максимальное широкому числу участников рынка и общества, а те, в свою очередь, создают продукты и проекты помогающие обществу.

Это то как это происходит во всём мире. В России же всё иначе.

Практически все выступающие от государства говорили не столько про открытые данные, сколько про свои инициативы по открытости и про то какие "замечательные, невероятные, потрясающие" сервисы для массового конечного потребителя они создают. Ну а открытые данные идут таким небольшим полезным довеском.

Ровно об этом говорил Сергей Собянин, который открытым текстом так и сказал что открытые данные мало кому нужны и поэтому Москва фокусируется на других проектах таких как gorod.mos.ru, о котором он, в основном, и рассказывал. Об этом говорил Шайхутдинов делавший акцент на проектах по открытости Татарстана в принципе, и об этом говорил представитель Минкультуры России рассказывая про портал «культура.рф».

Такой подход очень плох по нескольким причинам.

Во первых смысл открытых данных теряется — проекты которые будет создавать бизнес будут, фактически, конкурировать с массовыми сервисами создаваемыми государством. А учитывая что чиновники одновременно создают свои проекты которые измеряют в количестве посетителей и скачки приложений, и они же контролируют доступ к данным, то не удивительно если неизбежно в будущем с доступом к данным могут возникнуть проблемы.

Во вторых открытые данные публикуются, в том числе, для экономии государственных средств. Их экономический эффект можно измерить как раз в отказе от масштабных государственных публичных проектов в пользу предоставления данных обществу и том что эти проекты создают коммерческие и некоммерческие организации.

Минимизация диалога

Это проблема большинства мероприятий с участием чиновников за последние годы, аудитория воспринимается исключительно как пассивные слушатели-потребители. За всё время проведения мини-конференции не было задано ни одного вопроса. Не потому что вопросов не было, а потому как они не были предусмотрены программой. Дискуссии — это вообще редкий формат, но ладно дискуссии, нельзя было задать ни одного вопроса, хотя некоторые из докладчиков явно были бы не против на них ответить.

К сожалению, это не первый случай в моём опыте где всё организовано именно так.

Минимизация экспертной работы

На всём мероприятии был один только действительно интересный доклад — это выступление Андрея Жулина из Высшей Школы Экономики, он рассказывал об оценке социальных и экономических эффектов от публикации открытых транспортных данных. Вот тут на сайте НИУ ВШЭ доступен их детальный доклад целиком посвященный этой теме.

Но это был единственный такой доклад, на него было выделено всего минут 5. Остальные же выступавшие были либо от государства, либо представители коммерческих проектов, которые совершенно забыли про аудиторию зала и без стеснения продавали свои проекты собравшимся чиновникам и VIP'ам.




То что происходит в России с открытыми данными сейчас можно описать термином "приоткрытые данные", это когда сама идея открытых данных победила и все победоносно об этом докладывают, но вся реальная работа, настоящие данные, либо не публикуются, либо находятся очень не на виду. А государственные популистские сервисы для массового потребителя наоборот набирают оборот.
Автор: @ibegtin
Открытое государство и открытые данные

Комментарии (18)

  • +2
    А какие есть права у «Совета»? Какие рычаги влияния?
    • +1
      У совета влияние только через правительственную комиссию по открытости которую возглавляет Абызов и через которую могут готовится поручения Правительства.

      Плюс дискуссионная площадка, но это не полномочия.
  • +2
    Очень печально, конечно. На этот совет были некоторые надежды, но похоже, его главной пользой будет само его существование. Там в составе 2/3 — представители госаппарата, да ещё и большая часть из них далеки от IT. В итоге, видимо, всё будет ограничиваться именно такими показушными конференциями.

    По-хорошему, первое, чем должен бы заняться совет — убить все наколеночные лицензии данных с дурацкими условиями типа «только в законных целях» и «убедиться, что открытые данные не искажаются», которые никак не совместимы с международными лицензиями и опубликовать их под CC0, как делают нормальные страны (ненормальные публикуют под ODC BY, CC BY или CC BY-SA).

    Тогда если не бизнес, то хотя бы открытые проекты смогут нормально работать с данными.

    Ну, а про бизнес выше уже и так сказано: надо заканчивать пилить государственные приложения и заняться наконец-то данными.
    • 0
      Открытые лицензии, открытый код и все остальные движения по открытости очень далеки от российского Открытого правительства
      • 0
        Ну, государственные сайты на CC BY постепенно перебираются. Так что минимальное понимание, что для распространения материалов их хорошо бы правильно публиковать, в отдельных ведомствах есть. Кто и зачем изобрёл велосипед с квадратными колёсами для открытых данных, для меня остаётся загадкой.
        • 0
          Минэкономразвития России придумало эти квадратные колеса. Они вначале оттяпывали портал открытых данных у минсвязи и под это дело саботировали создание единого портала в пользу публикации на отдельных сайтах ведомств, а как почувствовали слабину, то сами сделали портал поменяв своё мнение на 360 градусов…
    • –1
      putnik, как указано на сайте data.mos.ru внизу страницы, данные распространяются по лицензии Creative Commons Attribution 3.0 — вполне себе международной. Ни о каких «законных целях» речи не идет, и открытые проекты, и бизнес их вполне могут использовать. Искажение, действительно, запрещено, но никто не запрещает перерабатывать (в терминах лицензии «Адаптировать») данные и использовать для своих целей, не апеллируя при этом к первоисточнику.
      Такая же лицензия используется на большинстве порталов регионов: opendata.permkrai.ru, www.opendata71.ru

      P.S. Представителей IT-сообщества на заседании было достаточно много, и разумеется, именно они и занимаются поддержкой открытых данных. Если есть конкретные предложения по открытым данным Москвы, то им будут рады по адресу opendata@mos.ru — знаю лично людей, которые обрабатывают эти обращения, они вполне адекватные, имеют прямой доступ к принимающим решения по порталу открытых данных, отвечают на все обращения и стараются учесть все поступающие конструктивные предложения.
      • +2
        CC BY 3.0 — лицензия на «материалы сайта», а не на наборы данных. «Материалы» в данном случае наборы не включают, это очередной косяк. Для каждого набора лицензия указана отдельно. Обычно это либо полный копирайт, либо стандартная лицензия, которую можно посмотреть, например, вот тут: data.gov.ru/opendata/5752056337-tur-agenstva

        Про порталы регионов тоже можно поспорить:
        — data.gov.spb.ru/lic — as is
        — data.ulgov.ru — своя лицензия, в которой перечислены не все свободы
        — opendata.cap.ru/about — своя лицензия
        — opendata.gov35.ru/OpenDataSet/Terms — своя лицензия
        (из 7 просмотренных ещё у 3 была CC BY, но опять же на «материалы», что вполне может быть косяком со стороны разработчиков)

        Ну, и надо понимать, что CC BY (ODC BY, attribution и т. п.) накладывают на потребителя определённые обязательства, которые в случае с базами соблюдать очень неудобно, а поставщику данных в виде государства не дают никакого профита.

        Кстати, лицензионная чистота отдельных датасетов тоже под большим вопросом, кстати. Не раз встречались наборы, собранные через поисковики.

        С московским ДИТом уже общались, они не очень быстрые, хотя и адекватные. Но тут решения надо принимать на уровень выше, иначе далеко не уедем.
        • +1
          «Уровень выше» (Собянин) вчера очень четко высказался о том что данные будут публиковаться в унифицированном виде после очень тщательной выверки.

          Иначе говоря в Московской мэрии, как и во всех остальных регионах и госорганах, данные публикуются исходя из моделей риска, а не моделей практической пользы.

  • –4
    А государственные популистские сервисы для массового потребителя наоборот набирают оборот.


    Популистские? Да вы шутите. Я на людей, которые эти сервисы делают, иногда молиться готов — там, где раньше приходилось часами сидеть в очередях и бегать по разным кабинетам, отпрашиваясь с работы, сейчас достаточно заполнить форму в инете.

    Ок, допустим, вы считаете, что это должно делаться иначе. Можете предложить рабочую схему, как? Не на уровне «ну вот пусть государство выложит открытые данные, и тогда коммерческие организации выстроятся в очередь реализовывать удобные сервисы для населения», а как-то более детально?
    • +2
      Вы просто смешиваете сервисы госуслуг и «все катки на карте Москвы». Первые — полезны (и не имеют отношения к открытым данным), вторые — не очень.
      • –1
        А я не уверен, что их можно до конца разделить, потому что многие данные возникают именно вследствие какой-то реальной работы госслужб, к собственно «открытым данным» отношения не имеющей. А «открытые данные» — таки да, побочный продукт.

        > вторые — не очень

        Не очень? Это личное мнение, или вы за всё население высказались?
        • +1
          Да, часть большая данных возникает в результате работы определённых служб, поэтому именно эти службы и являются поставщиками соответствующих данных. Но важно понимать, что процесс преобразования большинства внутренних данных в открытые данные не является тривиальным и требует отдельной работы. Открытые данные, по крайней мере сейчас, очень далеки от «побочного продукта».

          Сами же наборы открытых данных должны возникать по принципу «есть спрос со стороны пользователей — открываются данные». Как это происходит сейчас — не представляю, но возможность запросов данных изначально заложена, и это хорошо.

          Собственно, приложение, выводящее открытые данные на карту является типичным примером использования (и только использования) открытых данных. И тут важно понимать, что использование данных регулируется спросом, а не предложением: если людям интересны катки Москвы, то появится приложение, которое будет их показывать. И государство, влезая на рынок сервисов, 1) делает это крайне неэффективно (речь не про Россию, а вообще), 2) создаёт конкуренцию компаниям, которые могли бы это делать лучше.

          PS: Я всегда высказываюсь только за себя, а фразы вроде «за всё население высказались» в приличном обществе употреблять не принято.
          • –2
            в приличном обществе употреблять не принято.


            А также не принята масса других вещей. Например, вы высказываетесь о ненужности определенного публичного сервиса, базируясь исключительно на личном мнении. Это бессмысленно и неконструктивно, однако же вы зачем-то это делаете.

            И тут важно понимать, что использование данных регулируется спросом, а не предложением: если людям интересны катки Москвы, то появится приложение, которое будет их показывать.


            По-моему, в жизни несколько сложнее — в частности, не всегда наличие спроса означает появление высококачественного (это важно) предложения, а правильное предложение, наоборот, иногда открывает новую нишу для спроса.

            2) создаёт конкуренцию компаниям, которые могли бы это делать лучше.


            Если могли бы, так пусть делают лучше. В чем проблема? Почему конкуренция — минус, а не плюс?
            • +3
              > вы высказываетесь о ненужности определенного публичного сервиса
              Я высказываюсь не о ненужности, а о неэффективности траты на него моих и ваших денег, это разные понятия. Если сервис нужен, он появится и без этих затрат, вот и всё.

              > Почему конкуренция — минус, а не плюс?
              Потому что конкуренция с поставщиком данных по определению неравная.
              • –1
                не о ненужности, а о неэффективности


                Ну вот, через три поста вы уже смогли корректно сформулировать возражение — «неэффективно» вместо «не слишком полезно». Можно было бы то же самое сделать сразу, вместо рассуждений о «приличном обществе». :)

                Хорошо, давайте начнем почти сначала.

                Собственно, приложение, выводящее открытые данные на карту является типичным примером использования (и только использования) открытых данных. И тут важно понимать, что использование данных регулируется спросом, а не предложением: если людям интересны катки Москвы, то появится приложение, которое будет их показывать.


                Начнем с того, что никакого спроса со стороны населения на открытые данные нет. Открытые данные — это как металлопрокат или бетон, в чистом виде населению в массе своей не нужны совсем (хотя, конечно, отдельные личности чего только не покупают). Людям нужен готовый продукт, решающий их повседневные задачи.

                Соответственно, спрос на данные формирует не население, а те, кто, по идее, должен этому населению предоставлять сервис. Замечу, что госорганы сразу же попадают в эту категорию. Кто еще, кроме них? Некие заинтересованные коммерческие организации, хорошо…

                А почему они должны быть в этом заинтересованы? Ради прибыли. Кто им должен эту прибыль приносить? Население? Ха-ха три раза. Спрос на «поиск катков на карте» есть, но платить за него население не будет. Это одна из дыр в ваших рассуждениях — в рыночных условиях не всякий спрос порождает предложение, а только тот, за который можно что-то получить взамен.

                Теоретически, платить могли бы сами катки — в конце концов, они с собственной раскрутки получают дополнительную прибыль. Но на практике вы как это будете реализовывать?

                Дальше, допустим, мы выпустили наше приложение. Теперь надо, чтобы о нем все узнали, и стали массово использовать. Здравствуйте, затраты на раскрутку… Конечно, если вы Яндекс — вам раскручиваться не надо. Но попытайтесь поискать в Яндексе те же катки (сложно монетизировать), а потом сравните с Яндекс-маркетом (прибыль совершенно очевидна). Иными словами, перед коммерческими компаниями стоят определенные барьеры, которые мешают появлению качественного сервиса даже при наличии спроса со стороны людей.

                А перед правительством таких барьеров значительно меньше. Ему без всякой прямой прибыли со всех сторон выгодно, чтобы человек мог легко найти каток — ВВП страны растет, дополнительные налоги в копилку, люди счастливы, и т.п. В чем проблема? То есть ЕСЛИ БЫ кто-то другой уже сделал что-то лучше — да, было бы неэффективно. А если ничего лучше нет?

                Вы считаете, что на это будут уходить большие затраты? А точно ли будут? Чтобы предоставить открытые данные, нужно их из разных источников собрать, преобразовать в нужный вид, хранить, поддерживать в актуальном состоянии, предоставлять к ним доступ… вы точно уверены, что на этом фоне дополнительная менюшка и страничка на городском портале — это дорого и неэффективно? Расчет показать можете?

                Потому что конкуренция с поставщиком данных по определению неравная.


                По какому «определению», и почему эта «неравность» в данном конкретном случае (когда поставщик — вообще не коммерческая структура и более заинтересован в развитии рынка, нежели в его монополизации) должна повредить положительному влиянию конкуренции на качество сервиса?
  • 0
    А что на логотипе нарисовано?
    • 0
      Жопа

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Самое читаемое Разработка