Открытое государство и открытые данные
39,30
рейтинг
12 декабря 2015 в 15:43

Разработка → Про открытые данные, проектах на их основе и о том что происходит с открытыми государственными данными в России



Кто-то возможно знает, для кого-то может быть новостью, но вчера и позавчера в России завершился саммит по открытым данным. И по его итогам, а также по итогам года я понимаю, что пора рассказать о том, что творится с открытыми данными и с другими частями открытости нашего государства.

К тому же мой опыт (и опыт вот уже очень долгий) создания проектов на открытых данных очень сильно отличается от слов чиновников и политиков, которые можно услышать на таких публичных мероприятиях.

Начну с саммита.

Саммит по открытым данным

На фоне всех остальных мероприятий по открытым данным за последние годы — это одно из первых организованных на довольно хорошем уровне. Даже на «совете по открытым данным» в Яндексе в июне 2015 года было очень много непрофильных выступлений, подробнее в заметке "Приоткрытые данные" в этот же раз все не отходили от темы открытых данных и это главный и важный плюс всего произошедшего.

В плюсы я могу записать также те части саммита в которых я участвовал. Это были круглые столы посвящённые темам криминальной статистики и востребованности государственных финансов.

Если коротко, то видно что эти данные нужны и востребованы. На круглом столе про востребованность госфинансов вообще очень много было вопросов про информацию связанную с открытыми данными по госзакупкам.

Подробнее и отдельно я напишу ещё про эти круглые столы, но суть общая что данные будут и что ведомства — готовы к диалогу с потребителями.

Плюс у меня просто руки не доходят рассказать про все проходящие мероприятия связанные с открытыми данными — встречи с разработчиками, заседания общественных советов и так далее. Я обязательно всё напишу, материалы копятся и тексты пишутся.

А теперь о том что у нас происходит с открытыми данными.

О том как лоббировать открытые данные и о том почему их так немного

Начну я с того что мне регулярно пишут люди письма которые звучат так: «Тут в нашей области куча проблем и нет открытых данных из вот этого и вот этого. Что можно с этим сделать?». Такие же вопросы я регулярно слышу при выступлениях. Что можно ответить людям?
Я практически всегда отвечаю им как есть:
1. Добиться чего-то можно только если _вы лично_ займётесь продвижением открытости именно этих данных.
2. Готовьтесь работать «в длинную» и не ждите быстрых результатов. В лучшем случае это 1 год, более вероятно 3-4 года
3. Чтобы добиться чего-либо надо формировать общественное мнение, собирать единомышленников и заниматься тем что можно называть «общественным лоббированием», не только продвижением идей в массы, но и внедрением их реализации непосредственно в государстве.
4. Лично я могу помочь в меру своих сил, не раньше Вы самостоятельно проработаете эту тему. Потому что если Вы, как заинтересованная сторона, не прикладываете к этой проблеме сил и времени, то не стоит на это рассчитывать и другим

Чаще всего после рассказа о том как всё есть «на самом деле» собеседник, либо исчезает, либо пишет/говорит о том как всё «ой непросто и надо на это всё финансирование» и тоже исчезает.
Хотя именно так и только так все эти годы я занимался работой над открытостью данных, что по госфинансам, что по криминальной статистике, что по ряду других тем. Либо ты осознаёшь что это жизненная ценность и готовишься к длительной работе и поиску союзников, либо лучше за это не браться.

Аналогичная ситуация возникает когда мне пишут о том что хотят сделать такой-то такой-то проект на открытых данных или открытые данные создающий. Первый же вопрос который задают — это «где взять деньги?» и в этом плане многие общественные деятели мало отличаются от стартап тусовки в России. Но если стартаперы часто рисуют завышенные ожидания от выбранной бизнес модели, то у общественных проектов бизнес модели нет, и нет даже pre-seed стадии у проекта и понимания его целей и аудитории. О чём я собственно и пишу им в ответ. К сожалению, следующий шаг с осознанием и детализацией своего проекта делают немногие.

Я то понимаю, что фактически люди ко мне обращаются во многом потому как обращаться мало есть куда. Однако Россия, не Евросоюз и должности «информационного комиссара» у нас нет да и у меня нет такого статуса.

Об Открытом правительстве

Казалось бы, почему столь мало изменений произошло с момента появления Открытого Правительства в России и многих государственных инициатив? Ответ на этот вопрос может быть как короток так и продолжителен.

Краткий ответ звучит так: «Потому что по другому и быть не могло».
Подробнее же ситуация, конечно, имеет глубинные проблемы внутри всей системы государственного управления в России.

Открытое Правительство — это лишь бренд, совокупность консультативных и частных структур основанных на ограниченной зоне влияния на госаппарат лишь одного единственного человека.

Создаваемые совещательные структуры вроде «Совета по открытым данным» оказываются нежизнеспособными, впервую очередь, из-за нечёткой формулировки повестки. Потенциальный экономический и социальный эффект полностью затмевается медиаэффектом и несфокусированность на решении конкретных задач резко контрастирует с аналогичными по изначальной задумке структурами в других странах, таких как Open Data User Group или Transparency Board в Великобритании.

Политическая повестка и коммерческие потребители оказываются смешанными. Присутствие бизнес-лоббистов создаёт явный (и никак не регламентированный в России) конфликт интересов, хотя и было бы вполне естественными при отделении их от медийно-политической группы интересантов. Которая, также неполна именно по причине нечёткости целеполагания структур.
Итоговая модель сводится к существованию консультативных органов живущих не по правилам и регламентам, а по циклу жизни учреждающих их структур. И модель работы совета по открытым данным практически с самого его начала непосредственно копирует модель работы прав комисии. С доминирующей, а не функциональной ролью аппарата, заранее заготовленными решениями и протокольными поручениями заменяющими формат meeting minutes и публикации стенограмм заседаний.

Российская модель открытости

Всё это, безусловно, отличает российскую модель открытости данных от тех которые мы воспринимаем как лидирующие в мире. Сейчас в Великобритании главный акцент в прозрачности и открытости государства возложен на открытость данных и чёткую регламентированную отработку запросов на их раскрытие и проактивное раскрытие данных по умолчанию (концепция — open by default).

Сейчас мы в Инфокультуре проводим детальный анализ всех проектов в области открытых данных в России и уже подсчитали что из 33 порталов Минэкономразвития лишь на 8 опубликованы открытые данные хоть в каком-то, неполном объёме. Как результат невозможно рассчитывать и на системную и долгосрочную политику этого ведомства.
И, когда представители Минэкономразвития, ответственные за эту тему, рассказывают о том как они всё прекрасно раскрывают данные, то веры им немного потому как реальная картина сильно отличается. И самый главный провал Открытого Правительства за эти годы — это отсутствие хорошо поставленного процесса раскрытия данных по запросам потребителей. Хотя бы того уровня как это существует в Австралии.

Не только открытые данные, но и открытый код

Как-то я уже приводил ссылку на Github and Government большой каталог проектов на открытом коде сделанных внутри государства. Культура открытых данных во многом проистекает от культуры открытого кода, а страны лидирующие в открытости государственного кода также лидируют и в открытых государственных данных потому как эти культуры соприкасаются теснейшим образом.

К сожалению, в России, в деятельность Открытого правительства вошло много странных элементов, но даже намёка на открытый код государственных проектов не проявилось.

Сейчас на завершающей стадии наш отчёт по результатам анализа всего что происходило с открытыми данными в последний год и последние годы. И там всё вышенаписанное будет гораздо подробнее.

А пока, вот уже привычные вопросы/опросы и ожидания Ваших комментариев и мнений о том как нам преломить эту ситуацию.
В чём проблема в развитии открытых государственных данных в России?

Проголосовало 195 человек. Воздержалось 82 человека.

Как обеспечить активное раскрытие исходного кода государственных проектов и государственную поддержку существующих open source проектов

Проголосовало 195 человек. Воздержалось 70 человек.

Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

Автор: @ibegtin
Открытое государство и открытые данные

Комментарии (15)

  • 0
    А что по этому поводу говорит агенство стратегических инициатив (и фрии в частности), почему они не хотят влезать в эту тему, связывались ли вы с ними, и если да, то что отвечают?
    • +1
      У нас открытые данные с самого начала пошли по очень политизированному сценарию. Причём политизированному в плохом смысле — они использовались и используются для PR Открытого правительства. Поэтому структуры, скажем так, держат дистанцию от темы открытости.
  • 0
    Подскажите, а реально ли добиться принудительного перевода школ и всяких там МФЦ с win на Linux? Распоряжение 2299-р вроде как есть, а где исполнение?
    • 0
      Реально примерно по тому сценарию из 4-х пунктов что я приводил в тексте. Надо приложить много усилий и времени.
  • +2
    А почему в голосовании нет варианта «чиновникам эти открытые данные — лишний геморрой, а учитывая, что точных данных у них нет вообще, то какая разница — открытые они или закрытые?»
  • +5
    Поясню, что я имел в виду в комментарии выше.

    Прежде чем просить что-нибудь «открыть», стоит удостовериться, а есть ли оно в природе. Постоянно слышу: «Мы тут возимся с какими-то кривыми источниками, а вот бы государство открыло свой нужное вписать, там-то должно быть все точно!» Тот, кто хоть раз работал с данными ФИАС, ОКАТО или еще какой-нибудь супер-официальной базы, прекрасно знает, сколько там мусора просто благодаря криворукому оператору, который когда-то что-то не так ввел, а оно так и осталось. Пожаловаться на ошибки и неполноту — это просто нереально, потому что когда это делаешь, все дружно показывают пальцем друг на друга и говорят, что это не в их компетенции. И в конечном счете, это правда, потому что ответственные за это просто не назначены.
    Недавняя публикация адресного каталога Москвы — тому чудный пример: полно зданий, которые давно снесены, у новых зданий контуры внесены от балды, старые просто скопированы с топосъемки девяностых годов. Да, если подходить с позиции «с паршивой овцы — хоть шерсти клок» — это сойдет.

    Со статистикой все еще веселее. Кто не в курсе про приписки в мед. учреждениях с целью поддержать финансирование? В некоторых учреждениях (не городских поликлиниках) медсестры строчат подложные списки приемов дольше, чем занимаются непосредственными обязанностями. Кто не в курсе про «палки» в полиции, когда нужно рапортовать о раскрываемости и так далее?
    Так что, вероятно (в некоторых случаях — не очень, потому что статистика вообще засекречена), можно добиться публикации этой статистики, но вы уверены, что вам нужно враньё?

    Потому употребление усилий на то, чтобы заставить кого-то открыть какие-то данные, должно быть достаточно тщательно соразмерено, чтобы можно было потратить силы на что-то более продуктивное, чем помощь гос. организациям в имитации деятельности.
    • 0
      вы уверены, что вам нужно враньё?
      В этом случае нужно требовать не открытия данных вообще, а персонализированного открытия.
      Чтобы гражданин мог зайти в свой ЛК и увидеть, как ему приписали 3 посещения терапевта за прошедший месяц.
      • +1
        Вы сейчас путаете понятие «открытых данных» (то есть доступных всем и каждому без ограничений), к которым может относиться сводная медицинская статистика, и доступность деталей личных данных, которые доступны только тому, к кому они относятся. Это созвучные, но разные вещи, и я говорил об открытых данных (и вообще, тема именно об этом).

        Если переключиться на то, о чем говорите вы, то тут мы подходим к ситуации, что «открывать» нечего, о которой говорил я. Данные о том, какой врач приписал вам посещение, не существуют в природе, так как работает это так:

        — врачи (медсестры) пишут подложный список «мертвых душ», который подают заведующей;
        — заведующая подает список на основе этих списков в страховую, в нем уже не содержится информации, кто «оказал» мед. услугу, только то, какая услуга была «оказана» (информацию из этого списка сейчас и можно увидеть в личном кабинете);
        — страховая может прислать проверку, запросив предварительно мед.карты больных, выборочно;
        — заведующая берет исходный подложный список, список запрошенных карт и медсестры пишут в карты данные о фиктивном приеме;
        — когда проверка удовлетворенная, уходит — листы с подложными приемами из карт удаляются и уничтожаются.

        Так что открывать тут нечего. Чтобы этого не происходило, нужны куда более масштабные административные меры (как то автоматизированные системы вместо бумажных карт и т.п.).
        Повторю: прежде чем что-то открывать, нужно, чтобы это что-то вообще существовало в природе.
  • +3
    Еще очень интересно знать, почему некоторые индивидуумы из ВШЭ пишут научные исследования, предметом которых является эффект от того, чего не существует, потому что не существует открытых данных по общественному транспорту Москвы.
  • +2
    У нас реальная ситуация в большинстве областях, и та, что преподносится в новостях и отчетах чиновников — две большие разницы. Пока данные закрыты — ложь смогут достоверно увидеть только узкий круг специалистов. Поэтому никто данные открывать и не торопится.
    • 0
      Ничто не мешает публиковать вранье и в открытых данных.
      • 0
        Перефразируя известную поговорку:
        «Не факт, что вы сможете изобличить враньё в открытых данных, но в закрытых — вы не точно этого не сделаете.»
        • 0
          Для того, чтобы по открытым данным «изобличать вранье», должны быть соблюдены достаточно простые условия:
          — должны существовать наборы данных, относящиеся к одному предмету
          — среди наборов, содержащих ложь, должны присутствовать либо наборы, содержащие правду, либо наборы, содержащие разную ложь об одном факте (прямую или косвенную).

          Скажем, если есть список катков, которые построены во дворах, чтобы выяснить, что среди них есть фиктивные, нужно, например, чтобы где-то был список подрядов на их строительство, где число отличается. Или финансовый отчет, включающий общую сумму затрат на их строительство и типовую стоимость, частное от деления которых должно заметно отличаться от фиктивного числа катков.

          Так что возможность обнаружения вранья — величина не вероятностная, а вполне детерминированная, при известных условиях.
  • 0
    Прошу настоятельно добавить в опрос «В чём проблема в развитии открытых государственных данных в России?» вариант ответа:
    «Системы, которые предоставляют открытые данные на сайтах государственных органов ещё в процессе создания/тестирования, необходимо только подождать»
    • +1
      Да-да, это вечный лживый аргумент всевозможных подпевал (вроде «популярных блоггеров») гос. органов, которые вечно твердят, что «первый блин — комом», даже когда этот «блин» уже сто первый, и никакой положительной тенденции между ним и первым — нет, только случайные флуктуации глюков.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Самое читаемое Разработка