Лучший онлайн-брокер для работы на бирже
325,80
рейтинг
11 апреля 2014 в 11:42

Разное → Охотники на волков с Wall Street. Часть 1 перевод


Адаптация из книги Майкла Льюиса «Быстрые мальчики»


Фото: слева направо: Роб Парк, Брэд Кацуяма, Ронан Райан

До коллапса финансовой системы США в 2008 году Брэд Кацуяма (Brad Katsuyama) мог уверять себя в том, что не несет за эту систему никакой ответственности. Брэд работал в Королевском Банке Канады (Royal Bank of Canada, RBC). Королевский Банк был пятым по величине банком Северной Америки, однако никто на Wall Street не принимал его в расчет.

Это было тихое, добропорядочное место – в недалеком будущем все узнают о том, что его сотрудники смогли противостоять искушению предоставить клиентам необеспеченные займы или ввергнуть их в руки невежественных инвесторов. Но менеджеры банка никогда не задумывались – в те редкие моменты, когда они вообще о чем-либо задумывались – как заторможенно работал RBC. Боссы Кацуямы отправили его в Нью-Йорк из Торонто в 2002-м, когда ему было 23 года – это было сделано в рамках программы «большого рывка», призванной вывести RBC в игроки Wall Street. Горькая правда заключалась в том, что об этом банке там никто и не слышал. «Канадцы постоянно говорят: «Мы слишком часто отдаем свои деньги американцам», – рассказывает Кацуяма. «Чего они не понимают, так это того, что платить американцам приходится, поскольку никто не хочет работать на RBC. RBC – это пустое место».

До приезда в рамках программы банковского развития Кацуяма никогда всерьез не задумывался о работе на Wall Street и жизни в Нью-Йорке. Для него это был первый урок по освоению американского стиля жизни, и он сразу же поставил Брэда в тупик – так сильно Нью-Йорк отличался от того, к чему Кацуяма привык в Канаде. «Здесь всего было в избытке», – говорит он. «За год жизни в Нью-Йорке я встретил больше хамов, чем за всю предыдущую жизнь в Канаде. Люди здесь жили не по средствам, они не вылезали из долгов. Это шокировало меня больше всего. Долги были понятием для Канады неестественным. Долги считались злом».

В первые годы работы на Wall Street Кацуяма торговал сначала акциями энергетических предприятий США, а затем ценными бумагами ИТ-компаний. В результате ему предложили возглавить группу трейдеров Королевского Банка Канады – примерно из 20 человек. В торговом зале RBC существовало правило «придурков-не-берем» (вообще-то, в среде сотрудников это правило носило еще более колоритное название): если кто-то приходил в RBC в поисках работы, и выяснялось, что по повадкам это типичный «придурок с Wall Street», его ни за что не нанимали, вне зависимости от того, сколько денег он обещал принести компании. В корпоративной среде даже существовал специальный термин: «RBC-совместимый». Хотя Кацуяма считал его ужасающе канадским, он, Брэд, тоже был «RBC-совместимым». Кацуяма полагал, что лучший способ управлять людьми – это убедить их в том, что твое влияние положительно скажется на их карьерном росте. А еще он верил, что единственный способ убедить подчиненных в этом – действительно способствовать их карьерному росту.

Проблемы у него начались к концу 2006-го, после того, как RBC за $100 миллионов приобрел американскую компанию Carlin Financial, специализирующуюся на электронных торгах. По мнению Кацуямы, вся сделка происходила с чрезмерной поспешностью – его канадское руководство приобрело фирму, не зная толком почти ничего ни о самой Carlin Financial, ни об электронных торгах. Дела начали принимать тревожный оборот. Кацуяма обнаружил, что работает бок о бок с группой американских трейдеров, которые меньше всего на свете вписывались в рамки корпоративной культуры RBC. В первый же день после слияния Кацуяма получил звонок от взволнованной сотрудницы, которая шептала в трубку: «У нас тут в офисе ходит какой-то парень в подтяжках и с бейсбольной битой». Этим парнем оказался исполнительный директор Carlin Financial, Джереми Фроммер, который был кем угодно, но только не «RBC-совместимым». Вернувшись в свою альма матер, Университет Олбани, годы спустя, чтобы произнести речь о секрете своего успеха, Фроммер поведал группе студентов бизнес-курсов: «Важно не просто летать первым классом – я должен знать, что все мои друзья при этом летят в «экономе».

Переехавшим в офисы Carlin нью-йоркским сотрудникам RBC вскоре пришлось посетить собрание, на котором Фроммер готовился разъяснить всем и каждому, что-на-самом-деле-происходит-на-фондовых-рынках. На собрании Фроммер встал напротив плоского монитора, висящего на стене. «Он поднимается и говорит, что сейчас торговля на фондовых рынках – это вопрос скорости», – рассказывает Кацуяма. «А затем заявляет: «Я собираюсь показать вам, как быстро работает наша система». Рядом с ним сидит парень с клавиатурой. Фроммер командует: «Ввести ордер!» Парень жмет Enter. И ордер появляется на экране. Фроммер продожает: «Видите! Видите, как быстро!!!» Парень всего-то и сделал, что ввел с клавиатуры обозначение акции, после чего оно высветилось на экране, точно так же, как если бы вы просто печатали текст. «А потом он продолжает: «Давай еще раз!» И парень снова нажимает Enter. И все кивают головой. Дело было в 5 вечера. Рынок уже закрылся; с акциями ничего не произошло. Но Фроммер просто светился от мысли: «О Боже, поглядите, это же происходит в реальном времени!»

Кацуяма не верил собственным глазам. Он думал: парень, у которого мы только что купили нашу новую трейдинговую платформу или сам не понимает, что его демонстрация технических достижений – это полный бред, или, что еще хуже, считает, что мы не в состоянии это понять.

Практически в тот же самый момент, когда в жизнь Брэда Кацуямы вторглась Carlin Financial, фондовый рынок США начал вести себя странно. До того, как RBC приобрела это с, позволения сказать, произведение искусства из мира электронных торгов, компьютеры Кацуямы работали в точности так, как им было положено. А потом перестали. Раньше, если Брэд видел на экране монитора, что 10 000 акций Intel продаются по цене $22, он понимал, что может купить эти десять тысяч акций Intel по 22 доллара за штуку. Ему нужно было лишь нажать на кнопку. Однако, нажимая на кнопку весной 2007 года, он не подозревал, что сделка испарится в никуда. За все семь лет работы на бирже он был уверен в том, что может посмотреть на экран монитора и увидеть текущее состояние рынка. Теперь же то, что он видел на экране, стало фикцией.

Работать в таких условиях Кацуяма не мог. Основной его, трейдера, задачей было выполнение роли посредника между инвесторами, которые хотели купить или продать большие объемы акций и рынками, работавшими с меньшими объемами ценных бумаг. То есть, скажем, инвестор хочет продать блок из трех миллионов акций Intel, а на рынке наблюдается потребность только в одном миллионе: в этом случае Кацуяма должен выкупить весь блок у инвестора, миллион продать сразу же и следующие несколько часов крутиться, как белка в колесе, чтобы пристроить остальные два. Но, не зная реальной потребности рынка, Кацуяма не мог назначить цену на крупный блок ценных бумаг – и теперь, что бы ни происходило на экране его монитора, энтузиазма продолжать работу у Брэда становилось все меньше.

К июню 2007-го проблема разрослась так, что игнорировать ее уже не было никакой возможности. До этого Кацуяма поступил так же, как и большинство других пользователей, сталкивающихся с проблемами с компьютером: он обратился в техподдержку. Сотрудники техподдержки поступили так же, как они поступают всегда и везде: решили, что Кацуяма где-то сам напортачил по ошибке. «Первым делом эти ребята начали говорить о «человеческом факторе», – рассказывает Брэд. «Как будто трейдеры – это сборище деревенских дурачков».


Здание в Секаукусе, Нью Джерси – дом для серверов IEX

Кацуяма возмущался так активно, что техподдержка вызвала разработчиков, ребят, которые пришли в RBC после поглощения Carlin. «Они заявили, что все это оттого, что я нахожусь в Нью-Йорке, а фондовый рынок – в Нью Джерси, и мои данные по рынку устарели», – говорит Кацуяма. «Потом они выдали, что так происходит потому, что на рынке помимо нас торгуют еще тысячи людей. Мол, я не единственный, кто пытается что-то сделать с акциями. А еще происходят разные события. И новости всякие выходят».

Если все так, как вы говорите, спросил их Кацуяма, то почему же рыночные данные перестают соответствовать действительности только тогда, когда он, Кацуяма, пытается получить к ним доступ? Для пущей убедительности Брэд заставил разработчиков стоять у него за спиной, уставившись в монитор. «Я сказал: «Смотрите внимательно. Я хочу купить 100 000 акций AMD. Я хочу заплатить $15 за акцию. Сейчас на рынке есть 100 000 акций AMD по этой цене – 10 000 на бирже BATS, 35 000 на Нью-Йоркской Фондовой, 30 000 на Nasdaq и 25 000 на Direct Edge – все видно на экране. Так вот сейчас мы присядем и будем очень внимательно смотреть на экран, а я положу палец на клавишу Enter. И когда я вслух досчитаю до пяти…»

«Раз…

Два…Видите, ничего не происходит.

Три…Все еще по пятнадцать долларов…

Четыре…Никакого движения на рынках…»

«Пять». Потом я нажал на Enter и – бац! – все полетело к чертям. Все офферы пропали, а рыночные цены моментально выросли».

Кацуяма повернулся к разработчикам: «Кажется, я и есть эти самые «разные события». И «всякие новости» – это тоже, видимо, я».


Пока вы моргаете
Высокочастотный трейдинг – процесс дискретный, он формируется за счет «микротолчков». Нижняя линия этого графика – активность фондового рынка включающая действия с акциями General Electric в течение 100 миллисекунд (0,1 секунды) в 12:44 пополудни 19 декабря 2013 года. Серый блок – пятимиллисекундное окно, в течение которого акции GE активно продавались и покупались – за это время были проведены 44 операции с акциями.


На это у них ответа не нашлось. Кацуяма предположил, что виной всему была установка ПО компании Carlin. «По мере того, как проблема с рыночными данными обострялась, я начал понимать, что моей реальной головной болью были их кошмарные технологии».

Но чем больше он общался с инвесторами с Wall Street, тем яснее становилось, что они сталкиваются с теми же проблемами. Близкий друг Брэда торговал акциями в крупном хедж-фонде SAC Capital из Стэмфорда, штат Коннектикут, знаменитом (а в недалеком будущем – печально знаменитом) тем, что всегда был на шаг впереди фондового рынка США. Кацуяма рассудил, что если кто-то и знал о рынке больше него, то это был кто-то из SAC Capital. Одним весенним утром он сел на поезд до Стэмфорда и провел весь день наблюдая за торгами своего приятеля. И выяснил: несмотря на то, что его друг использовал ПО от Goldman Sachs и Morgan Stanley, он сталкивался с той же проблемой, что и RBC – нажимая на кнопку в попытке купить акции, выяснял, что рынок убежал далеко вперед. «Когда я увидел, как торгует этот парень и как он остается в дураках, я понял, что это не только моя проблема. Моя головная боль была головной болью всего рынка. И тут я подумал: «Ну ничего себе, как все серьезно».

[Продолжение перевода адаптации из книги Майкла Льюиса «Быстрые мальчики», написанной им самим для New York Times, следует – прим. перев.]
Автор: @alinatestova Michael Lewis
ITinvest
рейтинг 325,80
Лучший онлайн-брокер для работы на бирже

Комментарии (32)

  • +5
    Ждем продолжения :) перевод отличный, читаю ваш блог с момента выхода перевода «Как я заработал $500K на машинном обучении и высокочастотном трейдинге»
    • +6
      Да, отличный был момент для того, чтобы начать :)
  • –6
    Не обижайтесь, но название «Быстрые мальчики» звучит как-то… странно =).

    Я бы перевёл «Flash boys» как «Молниеносные ребята».
    • –9
      «It was stable and relatively virtuous» вы перевели как «Это было тихое и добропорядочное место». Откуда этот экспромт, почему «тихое»? И почему «место», а не хотя бы «заведение» — вы же об организации говорите, а не о населённом пункте.

      Короче, придётся перечитывать оригинал, чтобы правильно уловить все нюансы.
    • –8
      «soon to be known for having resisted the temptation to make bad subprime loans to Americans or peddle them to ignorant investors.» вы переводите как «в недалеком будущем все узнают о том, что его сотрудники смогли противостоять искушению предоставить клиентам необеспеченные займы или ввергнуть их в руки невежественных инвесторов.»

      Вот я не уверен, что тут даже общий смысл передан верно. В оригинале говорится о том, что банк не стремился кредитовать людей, у которых имеются потенциальные проблемы с возвратом кредита (вот статья про subprime lending на Википедии), и не впаривал аналогичные ссуды инвесторам-невтемяхам.
      Вы же пишете про какие-то необеспеченные займы, а этим термином называются кредиты без залогов и поручителей, то есть когда деньги занимает лицо, пользующееся настолько большим доверием, что кредитор не требует от него какого-либо обеспечения по кредиту. В подтверждение словарная статья по термину «необеспеченный займ». То есть вы полностью исказили смысл исходного предложения.
      Наконец, ваш перевод звучит так, будто в руки невежественных инвесторов уходят именно клиенты банка, хотя в оригинале, судя по всему, говорится именно о выдаче кредитов, причём слово «peddle» переводится именно как «впаривать», то есть банк не пытался настойчиво убедить инвестора-лоха взять у него бабла, обещая ему, что щас он поиграет на бирже и заработает кучу денег.

      Дальше сравнивать перевод с оригиналом смысла не вижу, ибо переводчик явно далёк от темы, за которую взялся.
    • –9
      «There was even an expression used to describe the culture: “RBC nice.” Although Katsuyama found the expression embarrassingly Canadian, he, too, was RBC nice.» переводится как «В корпоративной среде даже существовал специальный термин: «RBC-совместимый». Хотя Кацуяма считал его ужасающе канадским, он, Брэд, тоже был «RBC-совместимым».»

      «Nice» — это не «совместимый», это «хороший, приятный». «RBC nice» — это что-то вроде «хороший, как сам RBC». Кацуяма стеснялся, осознавая, насколько это по-канадски, потому что это классическое противопоставление американцев и канадцев: американцы эгоистичные козлы (именно этот смысл лежит в исходном слове «jerk», которое вы перевели как «придурок»), в то время как канадцы все из себя вежливые и обходительные, и подчас сами тому не рады, точно так же как подчас тяготятся своей национальной сдержанностью и вежливостью англичане.

      Очень халтурно переведено, ей-богу.
    • –7
      Ещё по мелочи.

      “They just thought of us traders as a bunch of dumb jocks." вы образно переводите как «Как будто трейдеры – это сборище деревенских дурачков».
      Jock — это типичное обозначение качка-спортсмена, особенно в учебных заведениях. Этакий альфа-самец, на которого вешаются все девки, но который не слишком обременён содержимым головы.
      Здесь, очевидно, намёк на общую распиаренность профессии трейдера, представители которой, согласно фильмам о Уолл Стрит, только и занимаются тем, что рассекают на дорогих тачках, закидываются коксом и снимают тёлок. Это не деревенский дурачок, это мажор или пижон, человек, которого ты презираешь за несоответствие своим ценностям, но в то же время завидуешь его образу жизни.
      • +8
        Обычно принято переводческие правки в личку писать. Если честно — в комментах было бы здорово почитать мнения относительно происходящего в статье, а не пролистывать ваши «мелочи» :)
        • –9
          Пфф, материал — это перевод. Если он целиком состоит из ляпов, меняющих суть изложенного, то тут личкой не обойтись. Если вам не интересно знать, что на самом деле было написано в оригинале — это ваше дело, но я вас уверяю: этот перевод уже ничто не исправит. Кроме того, там дальше по тексту ещё много интересного, и если с таким же «умением» отнестись к переводу остальной части статьи с NY Times, получится совсем печально.

          Впрочем, судя по вашему профилю, вы хороший знакомый и коллега автора перевода, так что не удивительно, что вы вмешиваетесь. Но нужно отличать солидарность от профессионализма. Профессионал не будет выгораживать своего коллегу и гадить плюсиками-минусиками тем, кто его критикует, если коллега действительно облажался. Или у вас принята круговая порука?
          • +1
            Я всегда за комментарии по делу — по сути материала. Учитывая мой скромный опыт переводчика — могу заверить, что в 95% случаев встречаются добрые люди, которые подсказывают свои варианты или указывают на опечатки в личных сообщениях — всегда прислушиваюсь к адекватным замечаниям.

            Уж что там вам еще показалось — не знаю, но не особо приятно вас читать — это уж точно :)
            • –2
              А что мне показалось? Что автор сего топика получил инвайт на Хабр именно от вас или что вы работаете в одном и том же списке корпоративных блогов? Ей-богу, смешно вы отмазываетесь.

              Ещё раз, имеет место быть не какое-то количество ошибок или опечаток, а банальная отсебятина: человек даже со словарём работать не хочет. Это было бы простительно, если бы автор сам ответил на озвученные ляпы и высказал свою позицию. Но нет, автор молчит, зато пришёл «зачищать территорию» его куратор, и это выглядит мерзко уже с позиции корпоративной этики той группы, к которой вы принадлежите. Как мерзко смотрится и ваша попытка перехода на личности.

              В конечном итоге от таких «профессионалов», могущих лишь ядовито огрызаться в ответ на критику, страдают сами хаброчитатели, которые не могут себе позволить знакомиться с материалом в оригинале.
        • –2
          И да, я лично работал в компании, занимающейся софтом для высокоскоростного трейдинга, поэтому эта тема мне близка и интересна. И именно поэтому хочется видеть материал по этой теме переведённым адекватно, а не абы как.
          • +4
            Если вам этого хочется, то логично, как посоветовали выше, взять и написать по-человечески свои предложения, их бы обязательноу чли, а не начинать кидаться какашками по принципу «вот вы дебилы». Ладно раз, два, но столько придирок вываливать, заспамливая всю ветку — неверный подход
            • –4
              Я собственно для этого отдельную ветку и создал, чтобы никому ничего не спамить. Да и нечего тут спамить, особо никто ничего не пишет. И если вы написанное выше считаете киданием какашками, то, боюсь, вы попросту не знаете, о чём говорите. И забавно, что ваша группа «переводчиков» — единственная, кто тут чем-то недоволен. И каждый счёл своим долгом насрать в карму. Мелочно, очень мелочно. И и вы ещё будете мне говорить про «кидаться какашками».

              Хотите верного подхода — учитесь выполнять свою работу на совесть и признавать свои ошибки, а не устраивать круговую поруку.
            • –4
              И вообще, уважаемый, сдаётся мне, что, читая мне лекции о верном и неверном подходе, вы несколько забываетесь.

              Загляните на секунду в свой профиль, посмотрите на запись, начинающуюся со слов «Работаю в». Понимаете, о чём я? Эти ваши переводы — это не вольные труды, базирующиеся на энтузиазме. Это работа. За которую владельцы блогов платят вам деньги, потому что они, в свою очередь, делают деньги на читателях своих блогов, таких как я. И единственное, что имеет значение, это то, насколько хорошо вы делаете свою работу.

              Эта работа сделана откровенно халтурно. Не плохо, неумело, а именно халтурно. Вы не придумываете уникальный контент, ваша задача заключается исключительно в том, чтобы перевести чужой текст и опубликовать его здесь, чтобы его могли прочитать такие люди как я и принести доход вашему работодателю.
              Но вы не хотите выполнять свою работу на совесть. Вместо этого вы начинаете ныть и ставить тем, кто не доволен качеством вашей работы, условия, в какой именно форме вы изволите принимать критику. А если кто-то отказывается играть по вашим правилам, вы собираетесь в стаю и пытаетесь запинать такого человека циферками и язвительными отписками.

              Я уважаю труд обычных авторов, которые совершенно бескорыстно обогащают Хабр результатами своей работы и исследований. Такие люди — энтузиасты, и публикация отчётов — не главное их ремесло. Поэтому к таким авторам я отношусь более чем толерантно.
              Но вы в этой конкретной ситуации — не более чем наёмные работники, чей труд призван обеспечивать качественный продукт для таких как я. Поэтому прекращайте тешить своё эго чувством собственной важности и просто делайте свою работу.
              • +3
                Давайте попробуем перевести спор в конструктивное русло. Если вы являетесь специалистом по биржевым технологиям, то было бы круто поделиться знаниями с хабрасообществом. У нас, соответственно, есть довольно популярный блог тут же по данной теме и некий опыт написания уникальных статей (как бы вы не напирали на обратное — это факт).

                Может быть объединим усилия и сделаем какой-то крутой и полностью корректный пост? Можно пообщаться в личке выбрать тему, вы напишите какой-то контент со своей стороны, мы может чем-то дополним. Если интересно, пишите в личку.
              • 0
                Благодаря вашим комментариям, я прямо почувствовал истинный смысл слова «jerk».

                Ну правда, я вот никак с автором не связан, но все равно считаю, что если у вас так болит, можно делать это в личку, а не писать сюда тонны сообщений в стиле «за все уплочено, где мои пять грамм сметаны».
                • 0
                  Не планировал возвращаться к этой теме и собачиться снова, но коль уж вы настаиваете…

                  Очень любопытно вышло: вы пытались уязвить меня, а в итоге сравнили с пятью граммами сметаны желание получать качественный продукт от людей, чья профильная задача — его создание. Плюс ситуации в том, что это говорит не переводчик, минус — что это говорит человек на госслужбе.

                  PS: Был рад помочь в освоении английского языка людям, трудящимся на благо нашей страны. Если что, обращайтесь ещё =).
                  • 0
                    Я не пытаюсь вас уязвить, меня просто задели ваши комментарии (потому что мне перевод понравился) и я считаю, что вы не правы.
                    Вы постоянно приводите некорректное сравнение с продуктом. Если вам не нравится продукт, вы не покупаете его, или жалуетеся куда следует. Вы не можете придти к производителю, например стула и сказать — ты не прав! Но вы закономерно посоветуете не пользоваться им своим друзьям. А здесь вы можете придти к автору и высказать, что считаете правильным, а что нет. Это отличная возможность! Вас ведь даже минусовали не за то, что вы не правы (это пусть проф. переводчики решают), а за то, что вы хотите всем показать, что вы правы.
    • +4
      Книга новая — на данный момент много разных переводов. Думаю, что основывались на существующих примерах — вики, киноафиша.
    • +2
      "Не обижайтесь, но название «Быстрые мальчики» звучит как-то… странно =).
      Я бы перевёл «Flash boys» как «Молниеносные ребята».
      "

      Все гораздо серьезнее и сложнее чем Вы думаете :)

      flash
      verb

      (of a man) show one's genitals briefly in public.
      synonyms: expose oneself, show/display/reveal one's genitals, commit indecent exposure
      «he opened his coat and flashed at me»
      • +3
        Тут скорее как раз о быстро реагирующих ребятах, нежели о ребятах, сверкающих своими гениталиями.
      • 0
        От оно как, Михалыч… Flash Gordon умирает от стыда.
  • +10
    Вот так всегда на самом интересном месте.
  • 0
    Как-то я не понял момент с акциями за 15$
    Цена и количество акций на мониторе обновлялись хотя бы раз в секунду — иначе бы не было слов: «Два…Видите, ничего не происходит.»
    Значит, когда Брэд жмакнул Enter, действительно что-то где-то произошло за это малое время (<1c), и условия сделки стали невалидными.
    То ли литературный ход такой, то ли я чего-то не понимаю?
    • –2
      Брэд пытался продемонстрировать, что де он готов отправить ордер на исполнение, специально сделал театральную паузу, показав, что цены стабильны и никуда не гуляют — да, скорее всего, это подразумевало, что любое изменение цены отобразилось бы на мониторе — , и, отправив наконец ордер, показал следящим за процессом разработчикам, что именно в этот момент произошла флуктуация на рынке и те открытые позиции на продажу, на цены которых он ориентировался, внезапно исчезли.

      Если посмотреть дальше по тексту оригинальной статьи, то всё строится именно на разборе этого феномена.
      • 0
        Именно это я и имею ввиду: Брэд постоянно натыкался на _неожиданные_ проблемы тогда, когда вроде бы все в порядке и никаких изменений на рынке нет. Раз-два — это еще можно на вероятности списать, три-четыре — пожалуй, тоже, но не каждый же раз цена в эту самую миллисекунду изменяется.
        Мне кажется, что софт Брэда не так часто обновлял данные, в то время как конкуренты уже делали это чаще со всеми вытекающими
        • 0
          Скорее всего объяснение будет несколько другим.
          Ведь речь о высокочастотном трейдинге.
          • 0
            объяснение простое — Брэд сваливал кучу акций и тем самым нарушал баланс спроса и предложения. а как вы знаете из Карла Маркса — изменение соотношения спроса и предложения влияет на цену. по-моему этому учат на первом курсе экономическог овуза. но Брэд Кацуяма навернео проспал эту лекцию
        • 0
          > Именно это я и имею ввиду: Брэд постоянно натыкался на _неожиданные_

          Это по словам льюиса они были для кацуями неожиданными. На самом деле даже начинающий трейдер знает что большой ордер двигает рынок
  • +9
    Как же я люблю блог ITinvest. Пишите еще, пожалуйста.
  • 0
    > За все семь лет работы на бирже он был уверен в том, что может посмотреть на экран монитора и увидеть текущее состояние рынка.

    Если льюис не врет и кацуямадействительно так считал то он все семь лет зря получал свою зарплату

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Самое читаемое Разное