Биокриптография как шанс спастись от криптоапокалипсиса

    Было время, среди ученых ходила мода ругать природу за неоптимальные решения и массу применяемых «костылей». Один физик XIX века даже вошел историю с высказыванием в том духе, что господь бог – плохой оптик, и за конструкцию человеческого глаза он и гроша бы ему (богу) не дал. Потом его именем даже институт в Москве назвали, но уже не за это.

    Так вот, он был неправ (хотя без слепого пятна можно было бы и обойтись). Сейчас наука то и дело подсматривает у живых организмов отдельные принципы и приемы. Да, они не всегда энергетически эффективны, часто область их применения узка, зато проверены миллионами лет выживания. И вот что интересно – даже в такой безжизненной области, как криптография, находится применение тому, что придумала когда-то жизнь. Конечно, животные не шифруют передаваемую информацию, так что напрямую тут ничего не украсть. We need to go deeper, как выразился известный оскароносец.

    Поговаривают, что появление полноценных квантовых компьютеров все ближе, ближе и конец шифрования в том виде, в котором мы его знаем и любим. Разведслужбы в предвкушении потирают руки, криптографы мечутся в поисках криптографической «серебряной пули», а журналисты чуть ли не каждую неделю выпускают сенсации о том, что кто-то уже создал квантовый компьютер и все наши маленькие секреты уже не секреты.

    Все это напоминает истерию вокруг «ошибки 2000-го года», под которую были выделены и освоены приличные деньги по всему миру, разве что, шума поменьше, ибо не всякий обыватель осознает важность конфиденциальности данных, а вот то, что ровно в полночь 1 января 2000 года будто бы вырубятся бортовые компьютеры авиалайнеров, кого угодно напугает.

    Тем не менее, польза есть и от квантового хайпа. Пока визионеры балуются квантовым отжигом и пытаются найти задачи, для решения которых это имеет смысл, криптографы разрабатывают новые стойкие алгоритмы шифрования. Их пытливый взор обратился к квазибиологическим вычислительным методам. На самом деле тема не новая, и разрабатывается не один десяток лет, но обещает стать очень актуальной, если получит должное развитие.

    Любая биологическая система решает какие-то свои задачи, будь то поиск пищи, приспособление к изменяющимся условиям внешней среды, противодействие агрессии и так далее. Это можно представить в виде вычислительной модели – относительно грубой, в силу того, что человечество изучило жизнь не слишком глубоко. И есть ряд задач, в том числе криптографических и криптоаналитических, для решения которых эти модели оказываются чрезвычайно эффективны. Да-да, речь о нейронных сетях, я уверен, все их узнали. Но не только о них.

    Нейронные сети

    Если сформулировать кратко, искусственная нейронная сеть – очень-очень грубая и в корне неверная модель мозга. Состоит из множества взаимосвязанных нейронов, каждый может получать несколько сигналов от других нейронов и передавать один выходной сигнал. Каждая межнейронная связь имеет свой вес, который может изменяться в процессе обучения сети. Видов нейросетей, начиная с перцептрона 1957 года, придумано множество, различаются они передаточной функцией нейрона, топологией соединений нейронов и способами обучения – определения весов связей.

    В криптографии нейронные сети можно применить для обмена ключами, а это чуть ли не самый важный этап конфиденциальной передачи информации. Протокол Диффи-Хеллмана основан на теории чисел, и его стойкости хватит лишь до тех пор, пока у атакующего не обнаружится квантовый компьютер. А вот нейронный алгоритм работает иначе. В его основе лежат многоуровневые перцептроны, находящиеся на двух концах незащищенного канала связи.
    Закрытый ключ каждой стороны представлен в виде начальных весов связей перцептрона.

    Инициатор отправляет своему визави начальный поток данных, и этот поток подается на входы перцептронов обоих сторон. Данные с выходов перцептронов стороны отправляют друг другу, затем сравнивают полученные потоки и модифицируют веса связей, далее процедура повторяется. Таким образом перцептроны обучают друг друга (синхронизируются), а после достижения полной синхронизации веса связей обоих перцептронов становятся одинаковы – сеансовый ключ сгенерирован. Этот ключ есть у обеих сторон, но при этом он нигде и ни в каком виде не передавался.

    Если в такой схеме применить простой одноуровневый перцептрон, как на картинке, то третья сторона сможет рассчитать начальные веса из начального потока данных и выходного потока нейросети. Поэтому применяются многоуровневые перцептроны со скрытыми слоями – в этом случае никто извне не может вычислить, какие именно веса модифицированы в каждой итерации. На картинке ниже приведен пример нейросети с множеством входов, одним скрытым слоем, и одним выходом – так называемая древовидная машина четности.

    При стохастическом обучении веса изменяются псевдослучайно, а затем отбрасываются те изменения, что ухудшают результат – то есть даже с одними и теми же закрытыми ключами и одним и тем же начальным потоком (рандомным или не рандомным), сеансовый ключ будет каждый раз разным. Атака на такой протокол чрезвычайно сложна: третья сторона, прослушивающая канал, не сможет полностью синхронизироваться, не зная закрытого ключа одной из сторон. А этот ключ можно сделать очень длинным без значительного падения производительности перцептрона. И все же стойкость нейронного алгоритма обмена ключами пока обсуждается, не исключено, что еще будут разработаны эффективные на практике атаки на него.

    Перцептроны можно использовать не только для генерации ключа – в синхронизированном виде они вполне пригодны и для шифрования-дешифрования данных. Есть, правда, нюанс: нейросети склонны вносить искажения в обрабатываемые данные, то есть поверх потребуется нахлобучить протокол коррекции ошибок. AES и другие традиционные симметричные алгоритмы этого недостатка лишены.

    Генетические алгоритмы

    Эти алгоритмы также неплохо изучены. Они построены на принципах эволюции, постулируемых неодарвинизмом. Берем множество начальных значений (особь), собираем из множества разных особей популяцию, при помощи фитнес-функции отсекаем худших особей, создаем из лучших особей потомство путем рекомбинации значений с добавлением мутаций (случайных коррекций значений), и так по кругу. Фитнес-функция играет роль агрессивной внешней среды, ее значение определяет близость особи к желаемому решению. Через какое-то количество итераций у нас будет особь, достаточно близкая к решению задачи. Все, как в жизни.

    Что же касается применения в криптографии, то ГА полезны в разработке примитивов – булевых функций и S-блоков. Это важнейшие элементы блочных и поточных шифров, без них шифр может быть взломан с помощью статистического анализа при сравнении открытого текста и шифротекста. Причем если их создавать рандомно, то они будут неоптимальны и могут ослаблять алгоритм против определенных методов криптоанализа. Поэтому разработчики шифров конструируют примитивы вручную, и в этом процессе есть что-то весьма адское для самих разработчиков.

    Вот тут-то генетические алгоритмы очень в тему, так как фактически это задача поиска экстремумов по нескольким критериям: сбалансированность, высокая нелинейность, низкая автокорреляция, высокая алгебраическая степень. За N M попыток скрещивания ежа с ужом и проверок потомков на гибкость и колючесть получается функция, хорошо удовлетворяющая всем критериям. Естественно, все зависит от фитнес-функции, которая определяет, насколько нам важен каждый критерий.

    Помимо этого, есть у криптографов идеи использования генетических алгоритмов непосредственно для симметричного шифрования без применения булевой функции. Суть в итеративном шифровании каждого блока данных с разными изначальными псевдослучайными последовательностями. Блоки в итоге эволюционируют до полного отсутствия статистической корреляции шифротекста с исходным текстом. При этом процесс шифрования замедляется пропорционально числу итераций (поколений).

    Искусственные иммунные системы

    Относительно новая область, основанная на известных механизмах работы иммунной системы живых организмов. В общем виде это система элементов, которые должны соответствовать цели (опознавать антигены), не ухудшать результат (не атаковать клетки собственного организма).

    Есть несколько алгоритмов, похожих, кстати, на генетические. Так, в алгоритме клональной селекции отбираются те клетки, которые лучше всего реагируют на антигены, при этом вместо создания потомства, как в ГА, удачные клетки клонируются с добавлением мутаций. Чем клетка лучше, тем больше ее копий производится, и тем меньше мутаций вносится. Дальше популяция клеток снова проверяется на реакцию на антиген (на соответствие фитнес-функции), снова отбираются лучшие и т.д.

    В алгоритме иммунной сети принцип несколько другой. Клетки образуют сеть, при этом каждая клетка, реагирующая как на антиген, так и на соседние клетки, стимулируется (то есть клонируется и мутирует), а клетка, на которую реагируют соседние клетки – подавляется. В отсутствие антигенов сеть избавляется от наихудших клеток и стабилизируется, а в присутствии антигена лучшие клетки начинают множиться, уничтожая менее качественных соседей.

    Искусственные иммунные сети чаще всего используются примерно так же, как и естественные, то есть для обнаружения вредоносного вторжения в систему. Что же касается применения в криптографии, то иммунные алгоритмы имеют потенциал в тех же областях, где и нейронные сети и генетические алгоритмы, так как родственны им.

    Disclaimer: Данная колонка отражает лишь частное мнение ее автора. Оно может совпадать с позицией компании «Лаборатория Касперского», а может и не совпадать. Тут уж как повезет.
    • +10
    • 6,2k
    • 7
    «Лаборатория Касперского» 96,79
    Ловим вирусы, исследуем угрозы, спасаем мир
    Поделиться публикацией
    Комментарии 7
    • 0
      (хотя без слепого пятна можно было бы и обойтись)

      Не так давно и про аппендикс думали также. А потом покопали глубже и поняли свою неправоту.
      Не удивлюсь, если и слепое пятно для чего-то нужно.
      • 0
        Ага, там нерв к глазу подходит
        • 0
          Я имел ввиду не общеизвестную причину, а возможную неизвестную пользу.
          • +1
            Если бы нерв не соединялся с глазом, глаз был бы бесполезен.
            • +1
              Конструкции биологического организма фиксируются не потому, что они полезны и оптимальны, а потому, что достаточно много организмов научилось с этим жить.
              Слепое пятно глаза человека не единственный неоптимальный момент. Есть еще проблема, что глаз человека вывернут наизнанку (фоточувствительный слой находится за слоем других клеток), в то время как у некоторых видов животных он «прямой».
              Но фокус в том, что глаз — это результат эволюции в виде последовательности мутаций, который и привел к появлению именно такой конструкции, не более, но и не менее.
              А люди (и прочие, использующие эту конструкцию глаза) как-то научились с этим результатом жить, несмотря на все имеющиеся недостатки конструкции.
              • 0
                Не совсем верно на мой взгляд.
                Проблема не в слепом пятне — оно есть лишь следствие другой ошибки природы, более фундаментальной.
                В глазу сама структура сетчатки не правильна.
                Так уж получилось что поверх зрительных клеток находится слой нервных соединений, переносящих сигналы зрения. А в слепом пятне эти нервные соединения формируют зрительный нерв, который «протыкает» слой фоторецепторов и уходит наружу.

                Было бы наоброт, и нервные соединения шли под слоем зрительных клеток то и слепого пятна не было бы, и зрение было бы четче лучше, да и сколь помню множество болезней бы не существовало (например отслоение сетчаки).

                так что не путайте причину со следствием.
                • 0
                  Слепое пятно можно было бы организовать и в стороне от сетчатки, где-нибудь на ее краю. Тогда бы оно не было слепым. Учитывая низкое время реакции человека на зрительные раздражители, разная длина соединителей от рецепторов до нерва не помешала бы.
                  Можно было бы размазать слепое пятно, превратив его во много мелких слепых пятнышек. Учитывая низкое разрешение человеческого глаза вполне прокатило бы.
                  Но как получилось, так получилось.

        Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

        Самое читаемое