Венчурные инвестиции
Компания
43,82
рейтинг
3 сентября 2014 в 16:53

Разное → ​Хорас Дедью: что значит быть профессиональным аналитиком в сфере смартфонов перевод

[Прим. перев.]: предлагаю Вашему вниманию перевод транскрипта интервью одного из наиболее интересных и заметных экспертов, уделяющего особое внимание анализу деятельности компании Apple. Уверен, что в свете грядущего специального события этой компании, знакомство с таким экспертом, как Хорас Дедью (Horace Dediu), внесет существенный вклад в понимание деятельности Apple и её конкурентов.

Данный транскрипт подготовлен на основе интервью ​Хораса Дедью, проведенного Дэном Бенджамином (Dan Benjamin) в одном из выпусков гостевого подкаста Дэна (The Pipeline, выпуск 52).

​Хорас Дедью вместе с Дэном Бенджамином обсуждают, что значит быть профессиональным аналитиком в сфере смартфонов, как Хорас основал Asymco.com и набрал аудиторию в полмиллиона читателей всего за 9 месяцев, а также затрагивают такие темы, как: проведение исследований различных сфер рынка, язык бизнеса, проектирование, асимметрия, смелость, важность понимания основ своего дела, эра пост-ПК и концепция подрывных инноваций.

​Дэн Бенжамин: Это шоу «The Pipeline», которое проходит в формате интервью. Его ведущий – Дэн Бенжамин. Это я. ​У меня в гостях Хорас Дедью – основатель сайта Asymco.com и автор опубликованных на нем рыночных исследований. Он также работает независимым аналитиком и консультантом в области телекоммуникаций и мобильных платформ. Он обладает богатым опытом: Хорас работал в Nokia и очень хорошо зарекомендовал себя в качестве аналитика. Я несказанно рад, что он смог поучаствовать в сегодняшнем шоу. Хорас, добро пожаловать.

​Хорас Дедью: Спасибо.

​Дэн: Многие знакомы с твоими работами под эгидой проекта Asymco. Но не всем известно, что за человек стоит за ними. Человек с выдающимися способностями в области аналитики и прогнозирования. Прежде, чем мы окунемся в детали, пожалуйста, познакомь наших слушателей, часть которых первый раз слышит про Asymco.com, со своим проектом.

​Хорас: Все началось фактически с компании по разработке приложений. Работая над материалами для корпоративного сайта, целью которого было формирование экспертного имиджа компании, я и начал вести блог. Это заинтересовало меня гораздо больше, нежели непосредственно разработка, которой, правда, я и по сей день занимаюсь. Хоть я это и не афиширую, но иногда действительно работаю с местными клиентами, преимущественно из Финляндии.

Так или иначе, я создавал сайт с целью показать уровень своей компетенции, а в результате он превратился в достаточно популярное место для проведения дискуссий и споров касательно стратегического аспекта развития мобильной индустрии, нового мира смартфонов и эры пост-ПК. Данные темы рассматриваются главным образом с аналитической и стратегической точек зрения, затрагиваются и технологические вопросы. Это не новостной сайт. Он скорее направлен в сторону детальной аналитики. Мы стараемся выявить причинно-следственные связи, что требует наличия данных и анализа открытых источников, рассказывающих о положении дел на рынке.

Являясь «проводниками в мире бизнес-аналитики», как и отмечено в заголовке сайта, мы наблюдаем за происходящем на рынке и стараемся собрать релевантные данные. Сопоставляя такие данные с рыночными перипетиями, мы развиваем дискуссию. В том числе и в комментариях.

Хорас Дедью: «Я всегда начинаю с цифр» (подкаст The Pipeline, выпуск 52, 2011).



​Дэн: Ты преуменьшаешь и весьма скромно описываешь свою работу. Всё же, для того, чтобы понять те или иные вещи, тебе приходится просматривать очень большие объемы информации. На выходе получается невероятно ценный [материал]… В общем, Эдвард Тафти мог бы тобой гордиться. Ты представляешь информацию графически невероятно компактно и тщательно продуманно. Я как раз с утра читал статью об этом в Fortune. В ней говорилось, что тебе удалось дать в равной степени точный прогноз продаж iPhone, который сравнили с прогнозом Марка Московитца из JP Morgan, относительно данных самой компании Apple.

​Хорас: В общем да, у нас много направлений. По одному из них мы… Точнее «я». Никаких «мы» нет, на самом деле. Я один этим занимаюсь. ​Я стараюсь все визуализировать. Цитируя свой Twitter аккаунт: «я использую слова в качестве пояснения того, что рассказывают нам цифры». Одним словом, я всегда начинаю с цифр. Беру сводную таблицу или чистый листок бумаги и начинаю размышлять. В результате рождается гипотеза, после чего я перехожу к аргументации, но в своих размышлениях я действительно отталкиваюсь от данных.

Потратив огромное количество времени на обработку данных и попытки представить их людям должным образом, я, не осознавая этого, пришел к модели представления данных Эдварда Тафти. И это при том, что я никогда не посещал его занятия. Только прочитал книгу. Но у меня, к тому же, есть еще и чрезвычайно высокие требования к визуальному оформлению данных. ​Одни люди лучше воспринимают информацию визуально, другие предпочитают таблицы с сухими цифрами. Но как по мне, даже если значений всего три, удобнее смотреть на них в виде диаграммы. Такое представление помогает мне трактовать их смысл.

​Работая с большим количеством данных, я стараюсь внести свой творческих вклад в их наиболее наглядное представление, чтобы, взглянув на них, люди сразу поняли, что я пытаюсь сказать. Слова служат лишь для акцентирования некоторых моментов. Это необходимо для формирования определенного «фундамента» дискуссии, на котором и будут основаны последующие комментарии читателей. ​Правда, иногда я просто публикую диаграмму со словами: «После того количества времени, которое мне пришлось потратить на подготовку этой диаграммы, я даже не собираюсь и думать о написании каких-либо комментариев к ней».

​Дэн: [смеясь] Неудивительно.

​Хорас: Я бы мог сказать, что «диаграмма говорит сама за себя», но тогда мои читатели начали бы просить именно меня объяснить, что к чему. Это заведомо ложный путь. Для меня достаточно и цифр, но я использую и слова для того, чтобы подчеркнуть [значение цифр] и акцентировать внимание читателей на определенных аспектах.

Хорас Дедью: «Несмотря на то, что я понимаю, как работает бизнес, я все равно смотрю на мир больше с позиции инженера, нежели с позиции профессионального аналитика» (подкаст The Pipeline, выпуск 52, 2011).


Пример одной из диаграмм Хораса: Депрессивные настроения среди ряда производителей мобильных устройств

​Дэн: Я впечатлен тем, что ты действительно именно так и мыслишь. Похоже, ты и правда мысленно оперируешь образами. Мог бы ты рассказать поподробнее об этом? Что легло в основу твоего подхода к работе?

​Хорас: В моей семье все так или иначе были связаны с наукой, точнее с математикой. У отца докторская степень по математике, у матери – степень магистра. Они оба преподавали. Поэтому я рос в окружении цифр и научного подхода к мышлению, а потом окончил ВУЗ в США. ​Кстати, я не коренной американец. Я родом из Румынии. Моя семья эмигрировала в США, где и прошла большая часть моей жизни. Я экспат, живущий в Финляндии. Женился в Финляндии, сын у меня тоже родился в Финляндии, но я – гражданин США.

​Так или иначе, я пошел в технологический колледж в США. Мне было далеко за 20 лет, когда я впервые задумался о своем деле. В то время я работал в исследовательской лаборатории и решил сконцентрироваться на IT-сфере для того, чтобы набраться соответствующего опыта и знаний на практике. Затем я решил получить бизнес-образование, и мне повезло – я смог поступить в Гарвард. ​Там я и освоил язык бизнеса.

Правда я толком больше ничего и не изучал. Несмотря на то, что я понимаю, как работает бизнес, я все равно смотрю на мир больше с точки зрения инженера, нежели с позиции профессионального аналитика. В моем понимании профессиональный аналитик – человек, имеющий опыт в ведении бизнеса и получивший экономическое, но не техническое образование. В этом нет ничего плохого, но я рос в атмосфере, приветствовавшей научный подход к окружающим вещам.

Это я стараюсь передать и на моем сайте. Несмотря на то, что пока мы не можем проводить в данной области научные исследования в их каноническом понимании, я предлагаю очень похожий подход в рамках обмена информацией, экспертной оценки, цитирования и открытости. Все это применимо и к дискуссиям в сфере бизнес-аналитики.

По моему мнению, сам бизнес можно сравнить со «Средневековьем», точнее с эпохой Проторенессанса. В период Ренессанса люди увидели выгоду в обмене информацией, а не в её защите. Это прослеживается и в науке, и в архитектуре и т.д. Деятельность Ньютона как раз и приходится на этот период «открытости», которая пока еще не находит поддержку в умах бизнесменов. ​Я не наивен на этот счет и понимаю, что на такое положение вещей существуют веские причины. Но в идеале я бы хотел сделать процесс, который мы называем бизнес-аналитикой, более научным. ​Что касается моей аудитории, если я могу о ней тут говорить…

​Дэн: Да, пожалуйста.

​Хорас: Дело в том, что я знаю свою аудиторию лишь по биографиям подписчиков в Twitter, то есть только то, что они посчитали нужным о себе рассказать. Однако, судя по описанию, они кажутся весьма технически подкованными людьми. Я был таким же в свои 20. Техническое образование подталкивало меня к поиску закономерностей и в бизнесе – я хотел понять, как устроен мир. При этом, знания в различных областях науки и инженерии мне не сильно помогли разобраться в причинах неудачного положения дел в компании, в которой я работал.

В общем, еще раз, если говорить о моей цели, то я стараюсь донести информацию до аудитории без нравоучений или менторского тона. Я просто ненавязчиво выношу своего рода теорию на обсуждение (я ее называю «бизнес-теорией»), чтобы люди могли на минутку отвлечься и сказать: «Погоди-ка. Хочешь сказать, что существует некая теория, подобно теориям в физике? Есть огромное количество направлений в науке и до сих пор нет ничего подобного в бизнесе? Может оно, все же, существует?». Мне приходится намекать, что подобное направление действительно существует, и о нем можно думать именно в таком ключе.

Это моя мечта. В этом плане я не одинок. Я имею в виду людей, которые крутятся в научных кругах бизнес-школ, но при этом далеки от сегодняшнего мира технологий, которому как раз сегодня и нужна бизнес-теория. Возможно, успех Asymco как раз и обусловлен наличием такого интереса и пересечением этих двух сфер.

Хорас Дедью: «Я проделываю огромную работу и стараюсь вынести как можно больше материала на всеобщее обсуждение и критику, получая взамен указания на допущенные ошибки» (подкаст The Pipeline, выпуск 52, 2011).

​Дэн: Вероятно, твои знания в инженерной области дают тебе… Не знаю, подходит ли слово «преимущество», но пусть будет оно. Преимущество над, скажем, сотрудниками JP Morgan. И тебе удается лучше других понимать происходящее благодаря именно этому. Ты сам как считаешь?

​Хорас: Знания помогают, но дело не в них. Дело в подходе к проблеме. Также я достаточно много узнал из своего эксперимента с ведением блога… В последний год работы в Nokia, или около того (всего я там проработал 8 лет), я также изредка обновлял свой блог. ​Когда ты пишешь, то многому учишься, а когда люди комментируют – узнаешь еще больше. Большинство учителей скажет вам, что преподавание – один из способов обучения. ​Мое видение этого объясняется тем, что я открыто делюсь своим подходом к мышлению и тем, чем занимаюсь. Я стараюсь делиться всем, чем могу. ​Например, я как-то вот о чем задумался: в самолете многие их тех, кто работает в корпоративном секторе, используют специальные защитные экраны, которые не позволяют посторонним видеть, чем они занимаются.

​Дэн: В точку.

​Хорас: Если в процессе полета кто-то из сидящих рядом взглянет на мой компьютер и спросит чем я занимаюсь, я буду только рад поделиться с ним информацией. ​В этом и есть суть асимметрии в Asymco. Она заключается в том, что я проделываю огромную работу и стараюсь вынести как можно больше материала на всеобщее обсуждение и критику, получая взамен указания на допущенные ошибки.

Таким образом, я учусь у аудитории. ​Откровенно говоря, так я становлюсь умнее. Ключевой момент как раз заключается в открытости самого процесса, нежели в констатации факта, что я знаю больше остальных (даже если по некоторым вопросам это действительно так). ​Возьмем аналитика из JP Morgan. Он жестко ограничен небольшим количеством людей, от которых он может получить необходимую критику – его коллегами. Но даже они, вероятно из «политических» соображений, иногда не вступают в дискуссию. Другими словами, аналитик работает без посторонней помощи, тогда как мне помогают около 13000 человек. ​Я с радостью готов положиться на них и чем больше я это делаю, тем больше узнаю. А это, в свою очередь, отражается и на остальных.

​Дэн: Исходя из твоих слов, в этом подходе есть нечто смелое. Желание быть открытым предполагает, что ты не боишься ни критики, ни ошибок.

​Хорас: Это не совсем так. На самом деле мы учимся лишь тогда, когда кто-то указывает нам на ошибку. Я не хочу просыпаться посреди ночи только для того, чтобы кто-то сказал мне, что я был прав. В противном случае я готов вскочить с кровати, чтобы исправить ошибку. Меня это чему-то научит…

​Сегодня я опубликовал запись, в которой подверг критике сам себя за допущенные ошибки в предыдущих прогнозах на прибыль. Они касались некоторых аспектов, связанных с iPad, о которых я не знал. ​В процессе всего этого я усвоил одну очень важную вещь: никто не знал что в итоге получится из iPad. Даже те, кто заверял, что у них есть информация из секретных анонимных источников в области поставок, оказались не правы. Никто не знал, а если бы и знал, то хотя бы один из пятидесяти аналитиков не ошибся бы в своем прогнозе. Это было своего рода уроком для меня. ​Существует огромное количество подобных, едва уловимых тонкостей, которые имеют место быть, когда ты пишешь, публикуешь и выслушиваешь критику своей работы.

В качестве еще одного примера я могу привести свое предположение о том, что я не до конца понимаю, к чему я иду. На самом деле никто этого до конца не понимает. Помню был такой инженер: Вернер фон Браун (он разработал ракету Сатурн 5, которая смогла поднять нас до Луны). Его знаменитая фраза: «Когда я не знаю, что именно нужно делать, я занимаюсь исследованием». Я действительно не знаю, что именно нужно делать, и в этом нет ничего такого. Это заставляет меня постоянно совершенствоваться и, возможно, делает мои прогнозы несколько более точными по отношению к остальным.


Пример одного из эпизодов разбора ошибок, допущенных Хорасом в своих прогнозах

​Дэн: Одно из побочных явлений от создания такого уникального контента – это акцентирование внимания на определенных вещах. Твои публикации касаются не столько самой мобильной индустрии, сколько рынка смартфонов. Определенно, iPad и другие мобильные устройства с большим экраном попадают под эту категорию. Можешь рассказать об этом? Почему именно смартфоны? Несомненно, эта тема достаточно популярна сейчас, но ведь дело не только в этом.

​Хорас: На самом деле, эта тема интересуют меня на протяжении 10 лет. Я начал пользоваться смартфоном в 1999 году. Это был Nokia Communicator, который выглядел, как небольшой кирпич. В прямом смысле этого слова. Его процессор был построен на основе 386-й архитектуры. В этом смартфоне был достаточно большой экран, и работал он под управлением ОС GEOS, которой уже не существует. Но это был действительно настоящий компьютер с настоящей клавиатурой. На тот момент не было ничего похожего. Все-таки, это был 1999 год.

В это время также работала компания Palm. Ее карманные компьютеры на тот момент пользовались достаточной популярностью уже несколько лет, но это были не коммуникаторы. Они были изолированы, т.е. привязаны к компьютеру… подобно iPad сегодня [т.е. в 2011 году – прим. перев.]. ​Когда я пользовался этим продуктом, мне пришла в голову мысль: «Вот, как будут выглядеть все компьютеры в дальнейшем». Я просто не знал, когда, как это произойдет, и кто превратит это в реальность. Отчасти на подсознательном уровне я решил это выяснить. На тот момент я полагал, что для этого мне необходимо будет узнать много нового. ​У меня возникло множество вопросов: от кого я могу получить нужную информацию? От стартапа? От существующей компании по производству ПК, которая однажды сделает их настолько миниатюрными? Или от компании, выпускающей телефоны, которая превратит их в подобие ПК? В итоге я пошел в телефонную компанию, потому что они подобрались ближе всех к данному вопросу.

Это была Nokia. Перспективная компания, которая занималась производством подобных устройств. Честно говоря, я устроился туда отчасти исходя из этих соображений, а отчасти из-за того, что пузырь доткомов лопнул, и мне нужна была работа. Причин было много, но, по большому счету, я действительно думал, что подобное нововведение придет из мира телекоммуникаций, что придет игрок из этой сферы и разрушит мир ПК. ​На самом деле, многие годы оно действительно так и выглядело. Nokia успешно запустила в продажу целый ряд смартфонов. Они продавались десятками миллионов до того момента, когда представители компьютерного мира «старой закалки» обратили на них свое внимание. ​И мир ПК так быстро не сдался.

Вторую половину последнего десятилетия происходили удивительные вещи, в центре которых была Apple. Microsoft также приняла участие, хотя и провалилась… после чего подтянулась Google. Ребята с западного побережья США учинили такую бурю в этой индустрии, что снесли и все то, что стабильно использовалось в Европе и Азии. ​Откровенно говоря, это послужило мне уроком. Я оказался неправ насчет того, что телекоммуникационные компании одержат верх. С тех пор я прокручиваю в голове случившееся снова и снова: подрыв сферы телекоммуникаций был осуществлен именно компьютерными компаниями, положившими начало утечке капиталов из этой сферы. И это продолжается до сих пор. Многие могут поспорить с этим утверждением, но я убежден, что это так и что тенденция будет продолжаться в будущем. Только сегодня [т.е. в 2011 году – прим. перев.] нам попалась на глаза информация о том, что Apple опередила Nokia по количеству продаж телефонов на мировом рынке.

​Дэн: Поразительно.

Хорас Дедью: «А теперь представь, насколько отличался от сегодняшнего 2004 год. Тогда не было Google.» (подкаст The Pipeline, выпуск 52, 2011).

​Хорас: В принципе Apple и до этого уже была наиболее прибыльной компанией. Еще в 2008 году. Но теперь они получат еще больше выгоды, не выходя в лидеры по количеству проданных устройств. Как я и говорил, мы наблюдаем переход денежных потоков от телекоммуникационных компаний к первопроходцам из мира ПК. На самом деле, к этому же стремится и Google, хотя у них и не такая высокая прибыль на данный момент. Они только движутся к намеченной цели.

Так или иначе, процесс моего самообучения, длившийся десятилетие, был весьма впечатляющим. В это время я работал аналитиком в Nokia и должен признать, что, пытаясь разобраться во всем этом, я заработал не мало шишек. В 2004 году, насколько я помню, я занимался прогнозами рынка смартфонов, т.е. пытался понять, какие конкурирующие платформы останутся, понять…

​Дэн: Ты занимался этим в Nokia?

​Хорас: Именно. В 2004 году в мои должностные обязанности входило прогнозирование, подобное тому, что делает IDC и Gartner. Сегодня подобные документы состоят, в основном, из прогнозов по разделению долей рынка мобильными платформами. А теперь представь, насколько отличался от сегодняшнего 2004 год. Тогда не было Google.

​Дэн: Ага.

​Хорас: Я к тому, что на тот момент на рынке не было ни Android, ни… Был в основном только Windows Mobile, хотя существовало достаточно много и других игроков. Среди конкурирующих платформ можно было встретить Windows Mobile, Palm OS, Symbian компании Nokia и даже BREW и JAVA-совместимые решения.

​Для меня это было словно дежа вю, потому что подобное уже происходило в прошлом, хоть и с другими компаниями. Сегодня многие вам скажут, что могут спрогнозировать ситуацию, потому что наконец-то знают, что происходит. Но тогда они были далеко позади. Сотрудники компаний Gartner и IDC даже не пытались анализировать рынок смартфонов в 2005 году, потому что для них не существовало самого понятия «смартфон». У них не было клиентов, желающих провести исследование этого рынка. Они даже не анализировали рынок телефонов. Их работа была сосредоточена на КПК.

​Дэн: Да, ты прав.

​Хорас: Их клиенты были из cферы IT. Я думаю, что еще рано говорить про долгосрочные перспективы, потому что все стремительно меняется. Это одно из наиболее динамичных направлений, с точки зрения развития, из тех, что я видел. Мы наблюдаем как невероятный подъем в этой индустрии, так и ее высокую нестабильность. Рынок смартфонов еще не покрыл нужды миллиардов потенциальных потребителей, но я убежден, что этот день когда-нибудь настанет. Телефоны достигли отметки в 5 миллиардов пользователей, тогда как смартфонами сегодня пользуются меньше миллиарда. Я думаю, что эта цифра может вырасти и до 4 или даже 5 миллиардов, но нельзя предвидеть ту форму, которую могут обрести эти бизнесы.

​Дэн: Многие описывают временной промежуток с 2011 года (возможно и чуть раньше на пару лет) и дальше, как эру Пост-ПК. Несмотря на то, что я встречал этот термин и раньше, с выходом iPad и позиционированием его, как Пост-ПК устройства, он действительно вошел в обиход. Но что он означает? Точнее, какое значение он имеет для тебя, как человека, работающего в данной сфере, и для всей ПК-индустрии в целом?

​Хорас: Это действительно слишком объемный термин, и многие не понимают его. Люди очень холодно к нему относятся, потому что выросли на ПК, и этот мир им очень дорог. Я их понимаю. ​Я бы хотел внести ясность. Во-первых, сама формулировка этого термина неверная. Правильно говорить Пост-микрокомпьютерная эра, а не Пост-ПК. К сожалению, такой термин выглядит слишком громоздким и не запоминающимся, но и ПК – не лучший вариант. ПК у многих ассоциируется с Windows, и у них складывается впечатление, что этот термин означает отказ от Windows или Microsoft. Однако это не совсем так. Термин Пост-ПК не подразумевает отказ от чего бы то ни было, потому что…

​Для аналогии я приведу следующую фразу: «Каменный век не закончился по причине того, что мы отказались от использования камней». То же касается и Железного Века. Мы все еще используем разные технологии из предыдущих эр. Стив Джобс сравнивал ПК с грузовиками. Это неправильно. С моей точки зрения, это немного резкая критика. Важно здесь то, что мы просто переносим некоторые задачи по обработке данных в новые контексты (устройства).

Поэтому, к примеру, iPad не заменит вам полностью настольный компьютер, но в то же время вы можете пользоваться им в тех случаях, когда не стали бы пользоваться компьютером, ноутбуком или даже нетбуком. Вы будете его использовать в определенное время или в определенном месте, которые еще не заняты компьютерами. Речь идет об увеличении количества сценариев по использованию вычислительной техники.

​В моем понимании термин «эра Пост-ПК» заключается в создании новых сценариев использования компьютеров, росте вычислительных возможностей новых классов устройств и частичной замене устройств из старой эры новыми. Как это было с ПК и миникомпьютерами, когда последние взяли на себя часть задач мейнфреймов. Однако, они существуют и сегодня. Место миникомпьютеров заняли сервера, мейнфреймы стали «облаком», но идея централизованных и распределенных вычислений осталась неизменной. На сегодняшний день тенденция развития микрокомпьютерных вычислений следующая: сначала образуется ответвление по-настоящему мобильных вычислений, далее они приобретут портативный характер и в последствии станут более стационарными.

К сожалению, у нас прижились такие старые понятия, как ПК, у которых есть множество значений. В случае с ПК это и ассоциация с Windows, и всеми преимуществами, которые дает эта технология людям (отчего как раз они так ее защищают). Я все еще думаю об этом термине, как о чем-то развивающемся и новом.

​Дэн: Весьма интересно рассматривать все с этой точки зрения, потому что, когда я слышу, как ты говоришь о подобных темах, все кажется очень простым и понятным. В этом, на мой взгляд, уникальность твоего подхода. К анализу цифр и различных факторов ты также подходишь? Просто упрощаешь, упрощаешь и снова упрощаешь?

​Хорас: Да, просто рассказываю историю. Возможно, это звучит избито, и покажется странным давать кому-то подобный совет, но это действительно просто. Вам необходимо представить все со своей точки зрения, посмотреть на то, как люди… В общем, нет необходимости все стараться усложнять.

Признаюсь, мне очень повезло с возможностью получать комментарии к своей работе. Не у всех есть такая возможность (например, у Джона Грубера нет), и я ценю это. Однако я не был до конца уверен в необходимости наличия возможности что-то комментировать, потому что боялся получить большое количество необоснованного негатива в ответ. Но этого не произошло.

На мой взгляд причина в том, что я не просто высказывал свое мнение, а старался донести тщательно проработанный материал (по крайней мере, я на это надеюсь). Люди, при этом, отвечают соответственно. Я слежу за комментариями и удаляю оскорбительные. Из порядка 13000 комментариев мне приходится удалять всего лишь около дюжины. Это действительно много значит для меня и является показателем того, что я на правильном пути в плане изложения материала. Чтобы быть хорошим автором, необходимо убедиться в том, что ваш материал достаточно хорош. При этом качество материала только выигрывает от качественных комментариев. Я получил удивительный опыт и надеюсь, что все останется в таком же ключе.

​Дэн: Что ж, Хорас, спасибо тебе большое, за то что смог поучаствовать в сегодняшнем шоу. Я это ценю.

​Хорас: Спасибо за возможность. Мне действительно понравилось.
Хотели бы вы увидеть на Хабре переводы и других транскриптов бесед с Хорасом Дедью?

Проголосовало 93 человека. Воздержалось 26 человек.

Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

Автор: @dmitrykabanov Horace Dediu, Dan Benjamin
Венчурные инвестиции
рейтинг 43,82
Компания прекратила активность на сайте

Комментарии (2)

  • +1
    Перевод интересный и качественный, но мне было бы интереснее читать более актуальные статьи. Три года для мобильной индустрии очень много.
    • 0
      Спасибо за интерес :) такие истории позволяют как раз оценить правильность трактования тех или иных событий с точки зрения уже современного положения дел, а сейчас я готовлю собственное интервью с Хорасом. В ближайшие пару недель опубликую перевод.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Самое читаемое Разное