Пользователь
0,0
рейтинг
24 апреля 2012 в 23:37

Разработка → Право быть забытым

25 января 2012 года Европейская Комиссия предложила проект постановления «О защите [персональных] данных» — General Data Protection Regulation (PDF). Документ призван заменить действующую в настоящее время "Директиву о защите данных" от 1995 года. Это достаточно знаковый документ, имеющий далеко идущие последствия и непосредственно затрагивающий интересы огромного числа пользователей сети.

Изначально я планировал максимально сжато изложить наиболее важные аспекты ожидаемых изменений, однако позже обнаружил, что не только на хабре, но даже в русскоязычном сегменте сети практически отсутствуют материалы по большинству вопросов, затрагиваемых в документе. Более того, мне показалось, что большинство русскоязычных читателей врядли вообще представляют о чем идет речь, кто действующие лица, каков статус документа, почему и как он появился, какова его дальнейшая судьба. Поэтому я добавил несколько разделов, представляющих собой некое «введение в историю вопроса» и призванных объяснить многие моменты, которые до сих пор с большой вероятностью находятся вне поля зрения русскоязычной аудитории, а также попытался несколько более развернуто рассказать о самом документе.

В результате статья получилась достаточно пространной, но, как мне кажется, и более интересной. Мне очень хотелось дать не сухую выжимку фактов, а показать сам процесс, немного объяснить как работают законодательные механизмы современной Европы, обозначить некоторые тенденции и дать необходимый минимум знаний для размышлений, сравнений и обоснованных выводов.

Что происходит?


Тем, кто не знаком со структурой европейских институтов и их документообротом, может быть не совсем понятен статус обсуждаемого документа, равно как и протекающие в недрах европейского бюрократического аппарата процессы. Однако это важно и для понимания некоторых частей данного текста, и для того, чтобы просто установить рамки обсуждения: все ли уже решено? Проявлять бурные эмоции или нет?

Европейская Комиссия — высший орган исполнительной власти ЕС, обладающий практически эксклюзивным правом законодательной инициативы. Предлагаемые Комиссией законодательные акты вносятся на рассмотрение в Европейский Совет и Парламент, а после их утверждения и вступления в силу, Комиссия следит за их исполнением.

Директива — законодательный акт ЕС, который, в общем случае, обязывает все (или отдельные) страны-члены в установленные сроки принять меры для достижения описанных в ней целей, оставляя на усмотрение национальных властей используемые средства и механизмы. Постановления же являются инструментом прямого действия, не предполагают принятия дополнительных законодательных актов государствами-членами и, как правило, обязательны для исполнения всеми странам-членами ЕС.

Таким образом, предлагаемая реформа заменит ныне действующую директиву 95/46/EC от 1995 года [2] и приведет к унификации европейского законодательства в области защиты и обработки персональных данных. В случае принятия документа, он приобретет статус закона и будет являтся обязательным для исполнения на всей территории ЕС. Если не произойдет никаких неожиданностей, документ в его нынешнем виде или с некоторыми изменениями вступит в силу приблизительно в середине 2014 года.

Кто это придумал?


В состав Европейской Комиссии входят 27 Комиссаров (министров), представляющих интересы Европейского Союза. Каждый Комиссар отвечает за определенное направление деятельности и руководит работой соответствующих административных служб, образующих его кабинет. Под руководством Комиссаров и их кабинетов создаются проекты законодательных актов ЕС. Это достаточно протяженный во времени и трудоемкий процесс, во время которого проводятся различные конференции, консультации с национальными и собственными экспертами Европейской Комиссии, опросы общественного мнения, анализ существующих законодательных актов, правоприменительной практики и т.д.

С 2010 года в Европейской Комиссии появился пост Комиссара по вопросам юстиции, фундаментальных прав и гражданству. Можно сказать, данный Комиссар является высшим должностным лицом ЕС, курирующим и ответственным за права человека на территории ЕС. С момента введения должности ее занимает Вивиан Рединг. Именно госпожа Рединг и является автором предлагаемой реформы.

Who is Mrs. Reding?


Госпожа Вивиан Рединг — известный европейский политик. Родилась в 1951 году в Люксембурге, получила степень доктора в области гуманитарных наук в Сорбонне, возглавляла люксембургский Союз журналистов, была членом люксембургского парламента, а с 1989 в течение десяти лет — европейского. С 1999 года работает в Европейской Комиcсии. Занимала должности Комиссара по вопросам образования, культуры, молодёжи, СМИ и спорта, Комиссара по вопросам информационного общества и СМИ. Как уже упоминалось выше, с 2010 года Вивиан Рединг занимает пост Комиссара по вопросам юстиции, фундаментальных прав и гражданству.

Хотя имя госпожи Рединг может оказаться и незнакомым, уверен, большинство из вас слышали о некоторых позитивных изменениях в европейском правовом поле, которые произошли при ее участии. Более того, многие инициативы и проекты госпожи Рединг непосредственно касаются и оказывают влияние на вас, — специалистов, имеющих отношение к IT-сфере.

Именно госпожа Рединг является инициатором и вдохновителем нашумевшего постановления No 717/2007, которое на 70% снизило цены на роуминг в пределах ЕС. При участии госпожи Рединг был запущен домен верхнего уровня .eu, ICANN была выведена из-под контроля министерства торговли США и стала более открытой для контороля со стороны мирового сообщества, была принята общеевропейская стратегия развития широкополосного доступа к сети Интернет, инвестированы значительные средства в развитие LTE, были освобождены необходимые частоты для беспроводных сервисов 4-го поколения. Именно голосом госпожи Рединг объединенная Европа напомнила, что основные права такие как презумпция невиновновсти и право на защиту личной жизни, выраженные Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, остаются актуальными для Европы и по сей день — в эру сети Интернет.

Это всего лишь краткий и далеко не полный список сделанного госпожой Редниг для развития современных технологий и защиты прав граждан объединенной Европы (и не только). Если вы впервые слышите о госпоже Рединг и не знакомы с результатами ее работы в качестве Европейского Комиссара, потратьте некоторое время, чтобы узнать об этой замечательной женщине побольше:

официальная страничка;
Digital Europe — a vision for the next 5 years — лекция, прочитанная Госпожой Рединг в 2009 году;
архив пресс-релизов за 2010-2012 годы;
архив пресс-релизов за 2004-2009 годы;

Переходя к сути дела


Давайте посмотрим на отдельные эпизоды, происходящего вокруг нас. Не претендуя на полноту картины, так как это совершенно не нужно, просто посмотрим на ряд эпизодов, так или иначе связанных с медиа-корпорациями, и вызвавших бурную и неоднозначную реакцию.

Гугл кардинальным и спорными образом меняет свои privacy policies, попадается на манипуляциях с «печеньками» в Safari, а позже и в IE, нелегально собирает данные о Wi-Fi точках. Цукерберг в очередной раз делает мессианские заявления о построении «нового более открытого мира» и изменении модели взаимодействия граждан с правительствами. Facebook отказывается от privacy policies и вводит «Data use» policies, в соответствии с которыми приложения ваших друзей будут иметь доступ к вашей личной информации, с печеньками у Facebook отношения тоже оказываются весьма нетривиальными. Amazon попадает в «шелковый скандал», подаются иски против Гугла и Apple о незаконном сборе информации на их устройствах, утекают данные о кредитных картах, личная переписка, базы пользователей с десятков популярных сайтов… Интернет обезумел. Корпорации, кажется, все больше и больше игнорируют интересы отдельных пользователей. Сеть пестрит статьями о происходящем, не утихают споры и жаркие дискуссии. Кто-то за, кто-то против, кто-то защищает медиа-корпорации, кто-то становится параноиком, кому-то вообще все равно.

На этом замечательном пестром фоне, 25 января 2012 года, госпожа Вивиан Рединг выступает с пресс-релизом о новом законопроекте: «Дамы и Господа, мы сделали это! Сегодня Европейская Комиссия приняла постановление об обширной и всесторонней реформе законодательства в области защиты данных».

Ее слова разительно отличаются от самоуверенной риторики медиа-корпораций и подводят черту во всех жарких спорах о «правах и обязанностях», различных «открытых обществах» и законности и незаконности определенных действий:



Если вы владеете английским, не пожалейте полчаса и посмотрите всю пресс-конференцию. Для тех, у кого нет столько времени или кому сложно воспринимать английскую речь, я сделал выдержку из наиболее важных моментов:

Дамы и Господа, мы сделали это! Сегодня Европейская Комиссия приняла постановление об обширной и всесторонней реформе законодательства в области защиты данных. С помощью этой реформы Европейская Комиссия создаст единый цифровой рынок, доступный и понятный как для компаний, так и для покупателей. Реформа позволит Европе стать более конкурентоспособной и сделает нас законодателем международных стандартов в области современной защиты данных.

В современном мире персональная информация стала валютой единого цифрового рынка, и как любая валюта, она должна быть стабильной и заслуживающей доверия. Только если потребитель будет уверен в том, что его персональные данные надежно защищены, он будет доверять компаниям и государственным учреждениям и пользоваться предлагаемыми ими интерент-сервисами.

Почему назрела необходимость реформы законодательства в этой области? Прежде всего потому, что действующие сейчас правила и законы были приняты в 1995 году, можно сказать, еще до появления Интернета. Сегодня же Интернет, облачные технологии, мобильные устройства позволяют нам получать доступ к данным в любом месте и в любое время. Новые технологии изменили нашу жизнь, создав новый мир потрясающих возможностей, и этот мир должен остаться миром инноваций.

Но, конечно же, с новыми технологиями появились и новые опасности, прежде всего связанные с потерей контроля над личными данными. Люди взолнованы — согласно нашим данным, 72% процента граждан ЕС обеспокоены возможностью злоупотреблений, связанных с использованием их личных данных. Их беспокоит, что компании могут без разрешения передавать персональные данные другим компаниям. Это мешает людям чувствовать себя свободно, мешает давать информацию о себе и приобретать товары и сервисы в сети.

Кроме того, мы знаем, что множество пользователей, в особенности дети и подростки не осознают и не понимают существующие политики безопасности [сайтов], когда создают профиль в одной из социальных сетей и не осознают, что их история поиска может быть использована третьими сторонами.

Таковы в общих чертах причины беспокойства отдельных пользователей. Однако у компаний тоже есть причины для недовольства. Компании сталкиваются с огромным числом различных, иногда даже противоречивых требований в области защиты персональных данных, что происходит из-за различий национальных законодательств и из-за отличий в правоприменительной практике национальных государственных органов. Это ведет к «правовой неуверенности» компаний, создает значительные преграды ведению бизнеса, в особенности небольшим компаниям и стартапам, требует ощутимых дополнительных затрат и мешает еропейскому цифровому рынку полностью реализовать свой потенциал.

Что же мы делаем, чтобы решить эти проблемы? Наша реформа устранит излишние административные процедуры и снизит затраты на ведение документации. Будет принят единый документ, который даст возможность вести бизнес на едином внутреннем рынке Европейского Союза. Будут приняты единые нормы для 27 стран-членов и 500 млн. человек, единые и ясные правила передачи данных внутри транснациональных корпораций и создана единая контролирующая структура, что позволит компаниям ежегодно экнономить около 3.2 млрд. евро.

В то же время реформа гарантирует более высокий уровень защищенности конечным пользователям. Реформа защитит личные данные пользователей и гарантирует, что они будут получать полную и корректную информацию о том, что происходит с их данными. Мы основываемся на том, что «личные данные принадлежат личности» и предлагаем ряд правил:

1. Прозрачность, — политики безопасности должны быть ясными и написаны понятным и простым языком. Граждане должны знать как обрабатывается их персональная информация.

2. Согласие, — для использования персональных должно быть получено явное и прямое согласие пользователя.

3. Переносимость и мобильность, — персональные данные принадлежат пользователю и он должен иметь возможность забрать свои данные у одного поставщика услуг и передать их другому.

4. Компании и организации будут обязаны в течение 24 часов уведомлять пользователей о возникших проблемах, связанных с безопасностью их личных данных. Также в известность должны быть поставлены надзорные органы.

5. И, наконец, «Право быть забытым». Оно связано с утверждением, что персональные данные принадлежат индивидууму. Если пользователь хочет отказаться от услуг сервиса и забрать свои данные, у него должна быть возможность сделать это. У пользователей появится возможность стереть данные, ранее предоставленные сервису.

Для реализации этих изменений необходимо создать независимую контролирующую организацию. Независимую от политичиеских и бизнес-структур, хорошо оснащенную технически, имеющую возможности предлагать возможные решения возникающих проблемных ситуаций и имеющую право налагать санкции.

Дамы и Господа, я обрисовала общие границы строгой и последовательной системы, которая в следующие десятилетия будет внедряться и применяться на территории всех стран-членов Европейского Союза. Это критически важный для обеспечения развития и безопасности Европейского Союза законодательный документ.

Что осталось за кадром


За кадром осталось многое. Наиболее интересное — это влияние реформы на бизнес, отдельные требования для небольших компаний, отличия подхода ЕС и законодательных актов, принимаемых в США, реакция других стран, в частности тех же США, реакция корпораций и прессы, конфликт ЕС и Google, вопросы о цензуре. Публикаций по этим темам огромное количество, но большинство из них на английском языке. К сожалению, очень сложно втиснуть в одну небольшую статью такой гигантский объем информации, касающийся абсолютно разных аспектов реформы, каждый из которых достоин отдельного подробного рассмотрения. Плюс мне хотелось избежать материалов оценочного характера. Если вам стало интересно, тег Data Protection на сайте «Fondation EurActiv PoliTech» может послужить хорошей стартовой точкой для более детального ознакомления с ситуацией.

П.С. Хочу уточнить, что я не юрист и интересуюсь данными темами на любительском уровне, поэтому не ждите юридически безупречных и безошибочных ответов на ваши вопросы.

Ссылки и источники


  1. General Data Protection Regulation Draft (PDF)
  2. Directive 95/46/EC on the protection of individuals with regard to the processing of personal data and on the free movement of such data
  3. Wiki: Viviane Reding
  4. Viviane Reding, official webpage
  5. Video: «Digital Europe — a vision for the next 5 years» — лекция, прочитанная Госпожой Рединг в 2009 году
Лек @lek
карма
54,2
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Спецпроект

Самое читаемое Разработка

Комментарии (90)

  • +2
    Пятый пункт помоему самый важный. Я искренне надеюсь, что у них все получится, и это не будет пустой декларацией.
    • 0
      Да, правильным и хорошим делом занимаются. Желаем успехов.
      Жаль, что скорей всего идея не дойдет до сами-знаете-какой-страны…
      • +8
        Ну мы всегда можем дойти сами до страны, куда эта идея дойдет.
      • 0
        Думаю, нас это тоже затронет, хоть и по касательной, но затронет. Как сказала Госпожа Рединг, Европа вполне может стать «зконодателем моды» в данной области, и соседние страны постепенно подтянутся. Многие компании, адаптировав свои бизнес-процессы под Европу, вполне могут распространить подобные практики и на остальной мир. Проще следовать одному набору правил. В конце концов, Европейская модель может стать просто хорошим тоном и аргументом в конкурентной борьбе: «Join Puuugl today! We follow the best European data protection guidelines!»
    • 0
      Я тоже надеюсь. Полностью пустой декларацией у этого документа шансов стать не слишком много, но и шансы на то, что драфт в таком виде не примут тоже есть, осбоенно учитывая лобби корпораций и «озабоченность» США.
    • 0
      Но вот опять проблема в реализации, при стирании все информации и пользователе, что делать с бекапами? Из них всех будет проблематично все стереть.
      • +2
        при бакапе шифровать данные разных пользователей разными ключами, при стирании стирать ключ
    • 0
      От пятого пункта никакого толку, если ранее вы какбе «разрешили» передачу данных третьим сторонам. После того как вы решили стереться и «удалили» свои данные, они останутся у всех третьих, четвертых, пятых и так далее сторон, которым их уже успели передать.

      Стирай-не стирай, а поезд ушел.
      • +2
        Вы имеете право удалить свои данные. Если они были опубликованы тем, кому вы дали право на их обработку, и ушли к третьей стороне, то то обработчик обязан уведомить эти третьи стороны о требовании пользователя удалить эти данные.
  • 0
    Мне все очень понравилось. Наконец-то этот беспредел закончится… Интересно, будет ли такое в США.
    • +1
      Мне тоже. Но надо дождаться финальной версии документа, а потом еще посмотреть на правоприменительную практику. Тем не менее, с уверенностью можно сказать, что как раньше уже не будет. Что касается США… Если смотреть на то, что происодит в США сейчас, то можно сказать, они движутся совсем в другом направлении, в, может, и в противоположном. Во время разработки драфта США усиленно лоббировали изменения в документе в угоду корпорациям, высказывались против права быть забытым, уведомления в течение 24 часов и т.д. и т.п. Вот PDF с их возражениями. В общем, они протестовали практически против всего, что было в итоге внесено в драфт :) Кстати, это еще была абсолютно нетипичная ситуация для Европейского Союза — когда иностранное государство с самых ранних стадий составления законодательного документа активно, ммм, скажем, участвует в процессе.
  • 0
    Это все конечно хорошо, но, имхо — утопичненько.

    Например, пункт 2, получается, практический на любой чих со стороны какого-нибудь сервиса (как оператора ПД), заставит его навязать своим пользователям процедуру идентификации, навроде идентификации в яндекс.деньгах), т.к. это на сегодняшний день единственный простой способ идентифицировать пользователя. Получается, чтобы, например, Хабр присылал мне в почту ответы на комменты, он заставит меня пройти идентифицирующий квест — ведь это использование моих ПД. Или у них под ПД не любые данные понимаются, и не любые действия — использование?

    Или пункт 5. Напомнил шутку про принятый вна Украине закон, запрещающий заниматься любовью в миссионерской позе. Принять — приняли, а как проверять исполнение?
    • 0
      Думаю, сервисам просто придется показать галочку, что «я все разрешаю» при регистрации, а уже зарегистрированным пользователям — один раз при авторизации.
      • 0
        Это они и сейчас повально делают. Но это не явное и прямое согласие же, т.к., формально, нельзя быть до конца уверенным, что этот чекбокс отметил именно я, а не кто-то другой с моей машины, и что данные, которые я указал, именно мои, а не соседа, например.
        А пункт 3 либо я просто не понимаю, либо это технически непонятно как осуществить без магии.
        • +2
          Документ охватвывает не только компьютеры и интернет — его scope несколько шире. Он касается, например, и медицинских, и генетических данных. Для них достаточно осмысленно говорить о п.3. Кроме того, п.3. вполне может быть реализован и для данных в сети Интернет. Например, можно дать возможность забрать стандартизированную XMLку с данными у одной социальной сети и отдать ее другой.
          • 0
            В общем, получается, это некий аналог нашего закона о защите ПД, если я все правильно понял.
      • +1
        С зарегистрированными пользователями может выти казус. Согласно документу, согласие только тогда будет валидным, когда он действительно может отказаться без ущерба для себя.
    • 0
      Документ говорит, что достаточно чекбокса. В общем, они не сильно ударяются в паранойю. Признаюсь, заданный вами вопрос не сильно меня интересовал, поэтому я не обращал на соответствующие статьи пристального внимания. Если я не ошибаюсь, ситуация обстоит так: сервису нельзя тербовать от пользователя больше данных, чем нужно для выполнения того вида обработки данных, на который согласился пользователь, и если предоставленных данных не достаточно для идентификации реального человека, сервису не нужно их требовать только для того, чтобы выполнить какой-либо из пунктов документа.

      По п.5. Будут созданы контролирующие органы, вестись соответствующая документация, при соответствии компании определенным критериям, в ней в обязательном порядке будет рабоать «Офицер по защите данных».
    • 0
      А что это за закон такой? Можно ссылку на него?
      • 0
        novmed.net/medicine/1668-ukraincam-zakon-zapretit-zanimatisya-seksom-v-missionerskoie-pozicii.html
        В жежешечке дружно это все друг у друга копипастили и хихикали. Потом выяснилось что утка.
        • 0
          Уже погуглил, действительно утка, причем какая-то очень неправдоподобная.
          • 0
            Там просто так получилось, что когда эта новость появилась, Украинцам было изначально понятно что это тонкий троллинг депутата Ляшко. А наши, видимо, не в теме (не зная некоторых тонкостейй) и всерьез это все восприняли. Как мне писал приятель:
            в истории с украинской новостью нюанс есть
            в первой, более расширенной версии, которая мне попалась, сказано, что стоя аплодировал депутат Ляшко!
            это наш депутат прославившийся скандалом гомосексуальным [цензура] себе мандат
            в таком контексте сразу понятно, что это веселуха:)
            У вас уже написано «некоторые депутаты», и смысл пропал:)
            • 0
              Про Ляшко я в курсе (в профиль загляните). Перспективный украинский молодой политик: три судебных дела, одна отсидка, конфискация имущества.

              Да и то самое видео допроса, где он признается, что он пи в гомосексуальных связях еще по сети гуляет.
  • 0
    Спасибо за статью. По теме — очень приятно, что подобные правила были введены в евросоюзе. Поглядим, что из этого выйдет. Регулирование законами ничему не помогает пока не реализована техническая составляющая, пока не введена жесткая проверка.Это как с государственным трояном в Германии, который в котором реализовали те функции, что были запрещены делать немецким верховным судом.
    • 0
      Пожалуйста. Правила еще не введены. Это проект закона, который еще должен быть утвержден. Но, скорее всего, он будет утвержден. Жесткая проверка будет введена — будут созданы надзорные органы, на крупных предприятиях (>=250) человек или на предприятиях, бизнес которых связяан с обработкой персональных данных будут работать Data Protection Officers. Львиная доля документа посвящена именно осуществлению контроля. Так что есть смысл надеяться, что все сработает.
  • 0
    Утечки данных зачастую происходят от ошибок низквалифицированного персонала. Теперь придётся раскошелится на профессионалов (те, кто не тупят) и профессиональных контроллёров профессионалов.

    А откуда им взяться?

    Госпоже Рединг нужно-бы в сторону качества образования копать, оттуда большинство проблем.
    • 0
      Мне кажется, ситуация не такая уж и страшная на даннй момент. Реформа косвенно повляет и на эту сферу — и спциалистов по защите данных будет больше, и процесс более организован, и внимание ему уделять станут. В итоге все наладится.
      • 0
        Мне кажется, ситуация не такая уж и страшная на даннй момент. Реформа косвенно повляет и на эту сферу — и спциалистов

        Извините за вопрос, у вас клавиши западают? В статье тоже куча таких слов, исправьте пожалуйста.
        Попробуйте научиться набирать вслепую, тогда можно читать текст, пока набираете.
        • +3
          У меня просто шесть утра :) Я прошу прощения за эти ошибки. Буду вычитывать два раза.
  • 0
    Интересует 5 пункт.
    Значит ли это что я могу попросить гугл удалить с выдачи определенные страницы с моим упоминанием?
    • 0
      Госпожа Рединг дстаточно однзначно высказалась по этому поводу, документ тоже однозначно трактует этот вопрос. Если вы гражданин ЕС, и, то у вас будет это право, и Гугл будет обязан подчиниться данному требованию. Иначе к его европейским структурам будут применены санкции. Единственное, это пока ПРОЕКТ закона, и сказанное выше будет валидным, если документ сохранит текущий вид на момент его принятия.
      • 0
        Т.е. гражданы России/Украины/Белоруссии в пролете?
        • 0
          Да, это европейский законопроект.
    • +1
      Немного уточню свой ответ. Боюсь, я несколько поспешил, а в таких вопросах лучше не делать чрезмерных обобщений. Любое упоминание о вас != вашим личным данным. Конкретно о Гугле госпожа Рединг ничего не говорила, как и документ. Четко сказано, что ваши данные принадлежат вам и вы можете потребовать удалить их в любой момент. Если ваши данные были опубликованы, и вы их захотели удалить, то сервис, их опубиковавший будет обязан уведомить об этом все третьи стороны, которые создали на них ссылки или создали их копию.
      • 0
        * Любое упоминание о вас != вашим личным данным, которые вы сможете удалить.
        Уж извините, что все уточняю и уточняю — не юрист я, и сразу учесть все аспекты не получается :)
  • +2
    Меня очень смущает 5 пункт. Пользуясь правом на удаление данных, высокопоставленные жулики фактически смогут подвергнуть цензуре любую негативную информацию о себе. Надо чётко прописать разницу между данными, которые сервис держит внутри, и теми, которые доступны публично. Разговоры об удалении чего-либо из выдачи Гугла — вообще кошмар. Публикация любой информации должна быть необратимой, иначе будет как у Оруэлла, регулярное переписывание истории.
    • +2
      Да, это пункт уже породил целую волну статей, дискуссий и спекуляций на тему цензуры, редактирования истории, свободы слова и т.д. Здесь нужно понимать, что эти 5 пунктов — лишь краткое резюме, а сам документ гораздо более обширно говорит о праве на удаление информации о себе. За три дня до этого пресс-релиза, госпожа Рединг высказалась по поводу ваших опасений:

      «Право быть забытым, конечно же, не является неограниченным. Есть случаи, в которых абсолютно законно сохранять информацию в базах данных. Архивы газет — отличный пример. Совершенно очевидно, что право быть забытым не может быть равносильно праву на полное удаление собственной истории. Оно также не может иметь приоритета над свободой слова или свободой СМИ. Новые европейские правила будут содержать ясные положения, которые гарантируют уважение свободы слова и информации».

      Обсуждаемый документ тоже говорит об этой проблеме: обработка персональной информации журналистами (СМИ) не может попадать под некоторые положения данного документа. Статья 11 Хартии Европейского союза по правам человека гарантирует право на получение информации. Государства-члены должны принять законодательные нормы, устанавливающие необходимые исключения, чтобы беспечить соблюдение баланса в обеспечении фундаментальных прав и свобод.
      • 0
        Да, тут очень трудно провести грань. Моё (субъективное и предвзятое) мнение — между вероятностью злоупотреблений с манипуляцией информацией и цензурой и вероятностью ущерба от публикации нежелательной информации лучше выбрать второе. Недоволен публикацией — тащи опубликовавшего в суд, добивайся возмещения ущерба или опровержения. А менять информацию задним числом — никуда не годится.

        А вообще, мне ещё кажется, что кроме заботы о людях присутствует ещё момент перетягивания одеяла между чиновниками и бизнесменами. «Львиная доля документа посвящена именно осуществлению контроля» — вот это наводит на грустные мысли.

        Однозначно позитивный разве что пункт 3. Но если его реализовать без дыр и послаблений, это очень сильно меняет правила игры. Сейчас каждая крупная интернет-корпорация сидит на огромной куче персональных данных. Пункт три позволит им (и даже любому мелкому стартапу) вытягивать друг у друга эти данные от имени пользователей, размывая монополии. Это очень хорошо в долгосрочной перспективе, но могут быть непредсказуемые эффекты в краткосрочной. Кто-то определённо потеряет и приобретёт на этом миллиарды…
        • 0
          Я с вами абсолютно согласен, если под публикацией понимать статьи в СМИ, прередачи на ТВ и т.д. Насколько я понял, в этой области ничего особо и не изменится. Если же под публикацией моих персональных данных понимать то, что сделал фейсбук, кажется, открыв профили всему миру, то я полнностью разделяю позицию этого законопроекта — такое не может происходить без моего согласия. После того как профили открылись, их начали утягивать все, кому не лень. Законопроект говорит, что это вина фейсбука и им эту кашу и разгребать. Это тоже правильно, на мой взгляд. Также я очень рад, что появится возможность удалить свои аккаунты.

          Я также понимаю, почему вам грустно. Но с точки зрения обывателя опять согласен с госпожой Рединг. Вкратце, я считаю, что корпорации офигели и сами нарвались. Они показали, что совсем не собираются уважать права пользователей.

          Ведь идея о том, что мои данные принадлежат мне не родилась в голове госпожи Рединг за чашкой чая весенним вечером на Сан-Марко. Это совсем не новая вещь, фактически, водимые правила совсем даже не обязательны в «сознательном» обществе. Уже упоминавшаяся выше Хартия Европейского союза по правам человека говорит следующее:

          — Каждый имеет право на защиту персональных данных.
          — Каждый имеет право на доступ к своим данным и право удалить их.
          — Выполнение этих правил подлежит контролю со стороны независимого органа.

          Это было сказано 12 лет назад. 12 лет ждали, смотрели, ничего кардинально не меняли. Вопрос находился в компетенции национальных властей. Где-то правила были строже, где-то мягче, где-то контролировали, где-то забивали. А теперь настал момент, когда уполномоченный министр сказала «хватит». Не умеете по-хорошему, заставим по-плохому. Права должны существовать не только на бумаге. Интересы граждан должны учитываться. В общем, я с другой стороны на эту проблему смотрю — никто не горит желанием контролировать, но по-другому не особо получается.

          Насчет п.3 согласен с вами. Бует интересно посмотреть, к чему мы в итоге придем.
  • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
  • 0
    спасибо за статью.

    это действительно важная новость.
  • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
    • 0
      А потом прилетят инопланетяне и всех спасут. Фантастика — классная вещь, я с вами абсолютно согласен!
      • 0
        Юриспруденция, увы, давно обогнала самую заковыристую фантастику. Копните российское налоговое право.
        • 0
          Российское налоговое право, конечно же, полагаю, имеет прямое отношение к цвету жакета госпожи Рединг.
          • 0
            А цвет ее жакета уже является для чего-то общеобязательным стандартом?
            Если нет, то почему он Вас так волнует?)
            • 0
              Думаю, вы вполне поняли, что я хотел сказать.
              • 0
                Да. Вы хотели уйти от темы, заболтав неудобную аналогию, и Вам это удалось.
                • 0
                  О нет, это вы ушли от темы. Фантазия российских законодателей имеет ровно такое отношение к происходящему в еропейском правовом поле, какое Корейская Народая Демократическая Республика имеет отношение к демократии.
                  • 0
                    Фантазии любых законодателей связаны с реальностью только политической волей политической силы, держащей их у власти.
                    Это, и только это, я хотел сказать.
                    Для установления более тесной связи есть другие общественные институты. Например, академическая наука. Или гражданский арбитраж. Или свободная конкуренция.
                    • 0
                      Я не в состоянии вести с вами разговор, честно. Это не подколка. Я не могу говорить такими категориям — «любых», «все». У меня просто нет информации, чтобы говорить так обще и в тоже время уверенно и определенно. Боюсь, я просто не могу быть вам оппонентом в этом споре.
                      • 0
                        ОК, я категоричен и иногда чрезмерно краток.
                        «Любых» — это не заявление об апостериорной всеобщности. «Любых» — это заявление об отсутствии каких-либо процедурных гарантий, кроме… — далее design spec института.
                        В случае с академической наукой такие процедурные гарантии есть. Это требование фальсифицируемости результата и деятельность конкурирующих лабораторий. Здесь движение к истине (также заметное как рост производительности труда и уровня жизни) обеспечивается процедурой просто в силу закона больших чисел — и потому общество заботится о том, чтобы числа были действительно большими. Мы много раз видели, как «научная корпорация» признает свои ошибки или «самоочищается» от злоупотребляющих ее (и нашим) доверием.
                        У политических элит просто другие механизмы генезиса и функционирования.
                        Их приводят к власти ожидания, а не факты.
  • 0
    Грустно это всё. Этатический воссторг вмешательства в свободу договора между двумя и более лицами, развитие мнения, что информация может быть в собственности и что есть такая сущность, как «личная информация», собственником которой является личность.

    С другой стороны, благодаря этой и другим подобным инициативам криптонет будет расти более активно, развивая свободные от госконтроля области.
    • 0
      Я понимаю вашу позицию, но она мне кажется несколько радикальной. Мир не черный и не белый, существует огромное количество оттенков. Кроме того, я абсолютно не согласен, что существует какая-то «свобода договора между двумя и более лицами» в современном интернете. Напротив, вам диктуют условия, не считаются с вашим мнением и навязывают свое. Я не в восторге от контроля всяческого рода со стороны третьих лиц, но иногда он необходим, например, когда я не в состоянии дать адекватный отпор полному игнорированию моего мнения и прав. У корпораций была возможность проявить добрую волю, но, как говорил дедушка Ленин, мы увидели лишь «звериный оскал капитализма».
      • 0
        Многогранность мира не отменяет необходимости структурировать его понимание.
        В случае с интернетом вам пока никто и ничего толком не диктует — не нравится предложение какой-либо корпорации, вы вольны отказаться.
        От государственных же «предложений» отказаться практически не возможно, или физически опасно.

        У вас нет права кого-либо заставлять работать, в том числе, например, налаживать функционал удаления всей информации, связанной с пользователем. Но у вас есть право согласится самостоятельно предоставить различную информацию, если вторая сторона добровольно возьмёт на себя обязательства по зачистке своих архивов по первому же вашему требованию.

        Условия использования — являются частью предлагаемого сервиса, и могут быть частью конкурентного преимущества. Чем радоваться гос-вмешательству в свободную деятельность людей, лучше заниматься созидательной деятельностью. Пример тому — Диаспора (который заодно показал, что не настолько-то многим людям эта приватность нужна).
        • 0
          Я не согласен, что мне никто и ничего не диктует в интернете. В некоторых случаях я не могу отказатся. Когда-то я не понимал на что соглашаюсь и согласился, а теперь не могу ничего поделать. Такой вот я глупый, необразованный и наивный был и мне, признаться, очень приятно, что о таких как я наконец подумали. Мне кажется, компании ведут себя не совсем корректно, привязывая к себе пользователей, а потом меняя условия использования по своему усмотрению, иногда даже не сообщая об этом. Также компании просто в тихую воруют данные или собирают информацию без всякого согласия на то пользователя. Ну и так далее.

          Про принуждение к работе аргумент довольно странный. Никто никого не заставляет работать. Не хочешь соответствовать законодательству и обеспечивать реализацию основных прав и принципов, на которых стоит государство — уходи с европейского рынка. Никто ведь тебя не держит. Это нормальный механизм. Тем более те принципы, на которых сторится законопроект, были озвучены достаточно давно, более десяти лет назад. Просто никто не принуждал им следовать и особо не контролировал процесс. Время показало, что копрорации просто игнорируют озвученное, не умеют вести себя по-взрослому, уважать хозяина дома и, простите, не писать ему в фикус в гостинной.

          Насчет TOS. В чем тут проблема? Никто ведь не запрещает попросить разрешения у пользователя на использование его персональных данных. Согласится пользватель — пожалуйста, обрабатывайте его данные. Только объясните зачем вам эти данные и что вы с ними собираетесь делать. Честно говоря, я не вижу никакой трагедии, — вполне джентльменские правила игры.

          Я не радуюсь госвмешательству. Я радуюсь тому, что закончится беспредел и будут учитываться интересы пользователей и принципы, выраженные в различных международных документах. Было бы круто, если б это произошло без вмешательства государства. К сожалению, компании показали, что неспособны на это. И я очень рад, что Европе хватило смелости пойти против корпораций и показть им, что деньги и влияние не делают их вершителями судеб, что существуют права человека, которые нужно уважать, что корпорации и их бизнес не стоят выше интересов общества и человека.
          • 0
            > Не хочешь соответствовать законодательству и обеспечивать реализацию основных прав и принципов,
            > на которых стоит государство — уходи с европейского рынка.

            Иными словами, Вы заявляете, что все экономические агенты в Европе созданы и поддерживаются в живом состоянии силами и ресурсами правительства и парламента ЕС.
            В противном случае непонятно, откуда могла бы взяться такая связь.
            Вообще говоря, верно обратное: Европравительство и Европарламент существуют на налоги, собираемые с компаний, работающих в ЕС, и людей, работающих в этих компаниях.

            «Интересы пользователя» могут состоять и в том, чтобы солнце взошло на западе — если в Европарламент пройдет партия с такой партийной программой, Вы и это одобрите?
            • 0
              Нет, это ваши слова. Я такого никогда не говорил. Боюсь, вы увидели то, что хотели увидеть.

              Связь чрезвычайно проста: субъекты, действующие на территории государства, подчиняются законам данного государства, сколько бы налогов они не платили.

              Боюсь вы путаете понятие законного интереса с прихотями или даже галлюцинациями.
              • 0
                Требование забыть что бы то ни было — это именно прихоть, каким бы способом оно ни было узаконено.
                • 0
                  Полагаю, это ваша трактовка обсуждаемого права со звучным названием «Право быть забытым». Я смотрю на проблему несколько по-другому. Для меня речь идет о получении разрешения на обработку персональных данных и логичных последствиях его отзыва.
                  • 0
                    Я вижу логическую брешь (и, как следствие, простор для манипуляций) в самом понятии «персональные данные». Вызванную тем, что knowledge ownership, в отличие от property ownership, не имеет физического смысла и не сходится ни к какому определенному физическому смыслу.
                    Пока Вы сравниваете изолированные юзкейсы, все просто. Сосед помнит Вас в лицо и может подтвердить, что Вы здесь живете, продавщица в магазине без напоминаний тянет с полки Ваш любимый торт — это терпимо, потому что естественно. Google помнит десять Ваших запросов и может, for the sake of simplicity, предсказать одиннадцатый — это ужасно, это диктат корпораций. Но с точки зрения права это один и тот же случай, и между этими крайними точками расположен непрерывный диапазон промежуточных. Где-то в этом диапазоне придется поставить отсечку. А поскольку логически безупречной отсечки, вытекающей из природы вещей, в этом диапазоне нет, она будет предметом политического, а затем коррупционного торга. И ничего разумного, доброго и вечного из этого не получится.
                    • 0
                      Вы правы, все, скорее всего, так и будет. На мой взгляд коррупционная составляющая не будет играть решающей роли — все же это Европа, да и вопрос чересчур на слуху. Как говорится, этот способ достижения компромисса между коннфликтующими сторонами отвратителен и ужасен, но другие еще хуже.
                    • 0
                      Еще одно — почему вы говорите о политическом торге как о чем-то заведомо негативном? Неужели стороны не могут действовать из благих побуждений и учитывая интересы друг друга?
                      • 0
                        Именно потому, что он не дает процедурных гарантий.
                        Восемьдесят лет назад демократически избранная власть цивилизованного, светского, технологически развитого государства конфисковала собственность нескольких миллионов евреев, а потом физически уничтожила тех из них, кто не успел унести ноги. Все это происходило в полном соответствии с нормами политического торга — то есть в порядке реализации воли и интересов большинства (во всяком случае, его активной части, при непротивлении пассивной), а также с учетом тонко согласованных интересов политических, военных и экономических элит и их иностранных партнеров. Корректировка результатов торга, произведенная советскими танками и союзнической авиацией, несколько исправила положение, но выявить уникальные причины произошедшего и полностью предотвратить рецидивы — хотя бы только в Европе — не смогла; эксперимент Милграма показал, что не смогла бы ни при каком раскладе, потому что искомые причины не уникальны, а универсальны.
                        Политический торг располагает к подобным инцидентам именно потому, что представляет собой, прямо или косвенно, силовой конфликт, в котором побеждает не тот, кто прав (или «более прав»), а тот, кому лучше удается мобилизация. Если Вы считаете, что в области интересов правых быть не может, а защиты заслуживают те и именно те интересы, в отстаивание которых вкладывается больше агрессии — у нас расхождения в аксиоматике, и я не буду их устранять. Но альтернативные точки зрения также популярны, и это значит, что я могу рассчитывать на постепенную «разборку» политической сферы и вытеснение политического торга более прецизионными, локальными, гранулярными инструментами.
                        • 0
                          Вы снова пытаетесь мне приписать какие-то слова, мысли и воззрения, о которых я никогда не говорил и не упоминал. Поначалу мне казалось, что это единичный эпизод, но теперь это уже выглядит как тенденция. Достаточно странный разговор получается. Я бы даже сказал, что это уже не разговор, а ваша беседа с самим собой, во время которой вы раз за разом заставляете меня оправдываться за сделанные вами предположения. Это по меньшей мере странно, так как у вас есть все возможности спросить что в действительности думает ваш собеседник.
                          Ваши взгляды мне не кажутся последовательными. Вы требуете процедурных гарантий и отвергаете политический процесс как неспособный их обеспечить, в то же время выступая за регулирование отношений свободным договором и отсутствие принуждения со стороны государства. Высказываете взгляды близкие к анархистским (возможно, мне это показалось) и, более того, считатете, что некоторые элементы уже пора бы претворять в жизнь, в то же время, отказываете обществу в достаточной взрослости и наличии «необходимых объемов» доброй воли для ведения успешного и удовлетворительного политического торга. Плюс мне совершенно не понятно какое отношение имеет выражение интересов только лишь большинства к нынешней демократической европе.
                          • 0
                            Три ошибки.

                            Вы упоминаетесь в записи только один раз: в высказывании следования («если условие, то следствие»). Из этого высказывания per se не следует ни условие, ни следствие. Можно было упомянуть не Вас, а Черчилля, Обаму или Аллу Пугачеву; значение бы не изменилось. Мне казалось, что до этой степени на IT-ресурсе с матлогикой знакомы все.

                            «Зрелость» как агрегат контрпродуктивна. Мерой зрелости общества является априорное взаимное доверие его членов, и тут Вас встречают два подводных камня.
                            Во-первых, требования к зрелости тем выше, чем выше число вовлеченных в целевую «транзакцию» и чем они «социально дальше» друг от друга. Требования к зрелости выше для альтруистических и сложных солидарных действий. А вот «крутиться» peer-to-peer общество начинает практически сразу же, как только регулятор выходит покурить — даже когда у него не хватает «солидарной зрелости» захлопнуть за ним дверь де-юре или силой оружия.
                            Во-вторых, именно опыт договорных отношений воспитывает доверие. Столкновением сил доверие не воспитывается, тем более пассивным следованием за регулятором.

                            В-третьих, бинго, Вы тоже ухватились за «большинство». Да, именно так: политический курс современной Европы является выражением интересов большинства ее населения в ущерб меньшинству. У всех, простите, сословий, привилегии которых находятся в Европе под охраной и защитой, есть по крайней мере один пересекающийся сегмент интересов: «неотъемлемое право гражданина Европы» переложить свои риски на всех остальных членов общества, и притом по возможности бесплатно.
                            Вообще выделение групп по интересам (в частности, меньшинств, требующих защиты) — это плохой дизайн, не решающий проблему «большинство получает все», а только меняющий границы этого большинства и принцип его формирования. Защите подлежат не интересы, а права. Правами пользуются не все постоянно и в равной мере, но все действующие права принадлежат постоянно всем. Если какие-то права вступают в конфликт друг с другом, это не значит, что их надо механически развести по областям определений. Это значит, что по крайней мере одно из них сформулировано нереалистично. И, наконец, поскольку «все люди рождаются свободными», в «начале общественных координат» (при отсутствии каких-либо социальных взаимодействий) никакое право не должно по умолчанию считаться нарушенным.
                            Если игнорировать эти посылки, можно построить систему правовых гарантий, из которой будет вытекать все, что угодно. С тем, что конфискация 100% имущества — это ужасно, Вы, наверное, согласны. А конфискация 80% дохода?
                            • 0
                              Думаю, в общем и целом упоминание Пугаечевой мало что измнило бы. Я просто раньше начал бы несколько не понимать алгоритма построения нашей беседы. Стремительно и по странным правилам врывающиеся в основной поток утверждения, заставялющие удивляться… Скажите, это помогло отыскать расхождение в нашей с вами аксиоматике?

                              Возможно, в некоторых координатах зрелость как основа совсем не является аргументом. Как я уже говорил выше, я не склонен строить соишком далеко идущие обобщения. Хотя если вы правы, получается, что я идеалист и все еще немного верю в человечество. Может, из-за того, что договорные отношения не слишком хорошо срабатывают? :)

                              А ваш взгляд на европейскую демократию вполне себе имеет право на существование. Знаете, есть такая штука — как смотришь на вещь, такой она тебе и видится. Мы, наверное, очень по-разному смотрим на происходящее. Кстати, конфискация 80% зарплаты тоже ужасна. Забавно. Не помню, чтобы меня у прекали в сочувствии социалистам. Похоже, вы первый. :))
  • 0
    Очень и очень непродуманный закон.
    Например сейчас Google использует данные о моих интересах для более точного поиска и показа правильной и полезной рекламы.

    Я не хочу терять поиск по тем областям, которые меня интересуют.
    Я хочу, чтобы обо мне и моих интересах знали все заинтересованные стороны. Это помогает искать и предлагать правильный контент правильным людям.

    В общем ерундой занимаются.
    Лучше бы боролись с теми, кто звонит на домашний телефон и предлагает подключить интернет.
    Откуда они мой телефон знают? Вот это проблема!
    • 0
      Нет никаких проблем — вы согласны на такой вид обработки выших данных, вы можете дать гуглу свое разрешение и остаться при своих сервисх. В то же время, у вас будет право в любой момент отозвать свое согласие. Я вижу некоторую проблему в части «хочу, чтобы обо мне и моих интересах знали все заинтересованные стороны». С введением ответственности обработчика за распростанение ваших данных с этим пунктом могут возникнуть проблемы, — гугл может просто не захотеть в перспективе получить голувную боль с отслеживанием всех мест, куда данные могли утечь. Но для поиска и предложения вам правилного контента такое распростренение совсем не обязательно. Насколько я понимаю, этого и сейчас не происходит. У гугла есть вы и ваши данные, к ним приходит рекламодатель, и гугл сам находит кому лучше показать рекламу. Закон не мешает вам остаться с Гуглом и получать осмысленную рекламу и подобранный контент, не волнуйтесь.

      Раз уж зашел разговор о таргетинге контента, посмотрите вот это: www.ted.com/talks/eli_pariser_beware_online_filter_bubbles.html?quote=929 Тут очень хорошо рассказано о некоторых опасностях, связанных с подбором контента, так сказать, — возможная негативная сторона исполнения ваших желаний.
  • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
  • 0
    Совершенно справедлив комментарий о миссионерской позе. В обоих смыслах.]
    Все это попытки законодательно наделить реальность свойствами, которыми она не обладает и никогда обладать не будет.

    Вот же дрянь.
    • 0
      Это эмоции, а не аргументы. Тут сложно что-то ответить.
      Странно, что говорите о несуществующих свойствах. Даже не заню, что вам тут сказать. Вот самое реальное и общепринятое, к чему я могу свести этот закон: право на частную жизнь (privacy) включает в себя право на защиту личной информации. Неприкосновенность частной жизни гарантируется 12 статьей всеобщей декларации прав человека: никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь.
      • 0
        Декларация — сама по себе wishful thinking, в которую, по свежим следам войны, записали все, что только хотели попросить у Деда Мороза. (Это если Вы действительно хотите эмоций.)

        «Право на частную жизнь» в том виде, как оно обычно правоприменяется, предполагает одно из двух:
        — запрет понимать или помнить некоторые сведения о мире;
        — запрет пользоваться техническими средствами для упрощения понимания или запоминания.
        Любая из этих возможностей дает правоприменителю в руки рычаги, достаточные для установления средневековых порядков в худшем смысле термина.
        Вот с материальной собственностью таких проблем не возникает. Для материи естественна операция перемещения. Для информации — операция копирования. Гарантировать отсутствие вещи в месте А можно, гарантировав ее присутствие в месте Б. С информацией — не работает. Любопытные сведения о Вас уже распространились с радиоволнами до ближайших звезд. Ловить их поздно.
        • 0
          Вполне себе работает подобная модель и с информацией, притом многие десятилетмя, например, когда обеспечивается сохранность государственной тайны. Сотни лет, если говорить о тайне переписки. И тысячелетия — в случае с тайной исповеди. Я понимаю ваши опасения насчет средневековья, но это опасения, притом для современной Европы — весьма смутные, а нарушение прав — реальность. Я согласен, что для информации естественна операция копирования, но информация сама собой не копируется. Вот и не надо ее копировать лишний раз, если уж совсем приземленно говорить, да и решает копировать или нет кто-то, не так ли? Так вот пусть этим кто-то будет тот, кого это информация непосредственно касается, а не совершенно случайный менеджер отдельно взятой корпорации.
          • 0
            Проблема в том, что человек вообще
            (а) оставляет огромное разнообразие следов, значительно большее, чем государство в качестве заказчика секретной деятельности или тот же человек в качестве грешника в церкви (кстати, где Вы последний раз слышали о светско-правовом наказании за нарушение тайны исповеди? и де-юре, и де-факто это внутреннее дело религиозной корпорации);
            (б) и, как следствие, есть огромное количество способов наступить в эти следы непреднамеренно или, по кранйей мере, в качестве побочного эффекта общественно признанной и одобренной деятельности.
            Уличное фото? Вы помните, как Google вынужден был затирать лица на street view?
            Архивное дело? Вы помните, как на основе ФЗ о персональных данных закрывали генеалогический сайт?
            Вас устраивает мир, где человек по умолчанию приговорен к невидимости?
            Welcome: lib.align.ru/getbook/10186.html
            • 0
              Не важно, что светского наказания не было. Речь шла о том, что механизм работает. В церкви есть свое право — Каноническое, свой суд и свои пененциарные механизмы, которые в этом случае вполне себе работают. Так что пример нормальный.

              В общем-то я согласен со многим из того, что вы тут сказали. Думаю, проблема в том, что мы сейчас по-разному смотрим на происходящие, с разных сторон. Вы хотите свободы информации, я — немного приватности. Но ведь это не значит, что против свобды. Я просто хочу, чтобы ваша свобода размахивать руками заканичвалась там, где начинается мой нос. Не смотрите на происходящее как на конец света или желание заткнуть рот всем и кадому. Это нормально, когда разные права, особенно в их «абсолютной» трактовке, сталкиваются и вступают в конфликт. Но здесь не идет речь об абсолютном праве, об этом даже сама Рединг на пресс-конференции сказала. Надо работать, чтобы найти баланс и взаимоприемлемое решение для всех. Чтобы не было ни общества цензуры и невидимости, ни общества, где каждый живет за стеклом. Вы мне дали ссылку на «Неведимку», я вот вам даю на «Видимку» — lib.rus.ec/b/78802, на описание мира, где privacy полностью уничтожается. Плохо и то, и другое. Это крайности, которые совсем не хороши, и никто к ним не стремится.
              • 0
                Длинное, завтра в электричке прочту.
                В обществе, основанном на свободе договора, есть масса способов защитить свой нос, в том числе нос неограниченной длины. Например, «no trespassing» — абсолютно. Возможность использования любых технических средств анонимизации и гражданско-правовых средств делегирования поручений — абсолютна. Можно жить в лесу и растить на делянке картошку. Можно годами работать на дому и не выходить из дома. Можно переезжать из страны в страну каждую неделю.
                Словом, мой тезис состоит в том, что некоторые права, доведенные до абсолюта, остаются работоспособными. А раз так — инженерный опыт подсказывает, что именно ими и следует пользоваться для конструкции остальных.
                • 0
                  Мне кажется, что таких абсолютные права — химера. Полиция вполне себе пройдет на вашу территорию, преследуюя преступника, и это нормально. Средства анонимизации усложняют жизнь, соответственно, уже задевают мой нос. Плюс они требуют навыков, отсутствующих у большинства, а право есть у каждого, поэтому государство и стремится его защитить, пусть даже и такими спорными решениям. Ну и я не верю в «свободный договор» при таком дисбалансе силы и возможностей между корпорациями и простыми людьми. Скорее одна сторона будет делать что хочет, а вторая будет в итоге вынуждена подчиниться.
                  • 0
                    Полиция — это такие же сотрудники ЧОП «Икс», только в привилегированном положении.
                    Про средства анонимизации — любая действительно востребованная технология быстро находит себе простую и «реюзабельную» форму, иначе ей перестают пользоваться (находят аналоги).
                    Про дисбаланс сил — отчасти верно, но корпорациям чисто экономически невыгодно контролировать все — каждая вскапывает поле под своим фонарем, так что место для одиночек всегда найдется. А остальные люди быстро окажутся под защитой какой-нибудь востребовавшей их корпорации.
                    • 0
                      Думаю, для европы, как чиновников, так и населения, период пока «окажутся», не являются таким уж желанным, а это «окажется» гарантированным. Мы, на мой взгляд, куда-то не туда съехали, и говорим уже о достаточно оторванных от современных реалий вещах. Думаю, нам пора остановиться. Мы друг друга достаточно хорошо поняли и врядли сможем в этой дискуссии преубедить оппонента в таких масштабных и иделогически окрашенных вопросах.
                      • 0
                        Если я правильно Вас понял, Вы переоцениваете длину периода возможной адаптации (или я ее недооцениваю, судя по России, где от государства чего-то ждут только пенсионеры и оппозиционеры — а для остальных прямым источником материальных и статусных благ все же является предпринимательская деятельность, своя или чужая).

                        С предложением согласен.
      • 0
        Можно даже без звезд обойтись.
        Вы можете себе представить избирательную зачистку, например, лог-файлов веб-сервера?
        Высоконагруженного сервера? Кластера серверов?
        • 0
          Это не аргумент. Пусть придумают что-нибудь.
          • 0
            Вот это и называется «пусть солнце встает на западе, лишь бы на мою тень не наступали простолюдины».
            Вы выделяете по интересам произвольную группу лиц и наделяете ее правом заставлять остальных заниматься контрпродуктивными телодвижениями.
            • 0
              Я никого не заставляю ничего делать, упаси боже. Я хочу знать предел ваших технических возможностей и принять на основании этих знаний взвешенное решение. Если корпорациям так нужны мои данные, то это их проблема как обеспечить приемлемое для меня с ними обращение. Если меня не устраивает их решение, то я просто не отдам им мои данные. Точно также я не полечу на самолете, не соответствующем определенным стандартам безопасности.
              • 0
                Вот это честно.
                Только не говорите, что честно запрещать другим летать на планерах или «кукурузниках» (если они летают не над Вашим кукурузным полем). Или строить планеры и кукурузники.
                • 0
                  Не скажу. Но, думаю, я понимаю ход мысли госпожи Рединг. Не заставь предоставлять такую возможность, никто это и не сделает, и закон просто не сработает. Если продолжать аналогию с самолетами — они запрещают полеты над своей территорией слишком шумным и небезопасным агрегатам.
                  • 0
                    Я надеюсь, все это просто кончится бегством высоконагруженных сервисов в более теплые и разумные юрисдикции.
                    • 0
                      Насколько мне известно, законопроект строился на основе существующего немецкого законодательства. Можно ради интереса посмотреть, что просиходит в этом отношении в Германии.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.