0,0
рейтинг
17 июня 2013 в 14:39

Разработка → Философия математики из песочницы

image Карл Гаусс, в своё время, назвал математику царицей всех наук, отдавая ей особое место в сфере человеческого знания. Действительно, совершенно непохожая на другие науки, она скорее служит для них языком или методом изучения. Являясь, пожалуй, самой строгой из всех наук, она не имеет собственного строгого и общепринятого определения. На протяжении всей своей истории, преобразуясь сама, преобразовывалось и понятие о математике. Учёные, в течении всего развития математики, смогли составить скорее не определения математики, а набор афоризмов характеризующий её или представления о ней.
«Математика — это язык, на котором написана книга природы»(Г. Галилей)
«Математика – это наука о необходимых заключениях»(Б. Пирс)
«Математика – это строгий язык, служащий для перехода от одних опытных суждений, к другим»(Н. Бор)
«Математика – это иерархия формальных структур»(Н. Бурбаки)
«Математика — это наука о количественных отношениях и пространственных формах действительного мира»(А. Колмогоров)
— это лишь малая часть суждений, показывающая разнородность представлений о математике. Помимо вопроса определения математики, интересными и дискуссионными являются вопросы о её природе(основаниях), её методологии, целях и связи с реальным миром. Ответы на них также неоднозначны и значительно изменялись со временем, создавая различные философские течения.

Первым этапом становления математики как отдельной науки стала идея доказательства, дедуктивного вывода, основоположниками которой были древнегреческие математики. Появление математики как систематической науки сильнейшим образом повлияло на философское мышление того времени, что отразилось в мистификации математики в учениях Пифагора. Пифагореизм можно считать первым философским течением об основании математики, полно выражающемся в тезисе Пифагора «всё есть число». Пифагорейцы считали математику началом всех начал, основой всего сущего. Математические истины они считали врождёнными, полученными душой в более совершенном мире – мире идей.

Первый кризис математики(несоизмеримость отрезков) нанёс удар по философии пифагореизма, разрушая гармонию математики. Широкая и, в определённом смысле, полная критика пифагореизма была дана Аристотелем. Математика, по Аристотелю, — это не знание об идеальных сущностях, существующих независимо от вещей, но знание отвлечённое от вещей. Однако пифагореизм ещё долго влиял(в некотором роде, до сих пор влияет) на философское осмысление математики. Основным вкладом древнегреческих математиков стало привнесение в математику строгости, особенно выраженной в «Началах» Евклида.

Следующей значительной эпохой в развитии математики стал период «возрождения». С новыми потребностями науки, в первую очередь механики, появились новые идеи, которые сейчас относятся к дифференциальному и интегральному исчислению. Математика стала рассматриваться как знание вторичное, опытное, зависящее от некоторых внешних реальностей. Эта эпоха сопровождалась вторым кризисом математики, а именно отсутствием «строгости древних» в обосновании дифференциального исчисления. На практике, оно давало результаты, но использование актуальных бесконечно малых в доказательствах было слишком эвристичным. В частности, Лейбниц, для обоснования дифференциального исчисления, вводил противоречивое понятие «неархимедовой величины». В отсутствии строгого обоснования, стали образовываться различные метафизические и натурфилософские объяснения дифференциала.

Следующий этап индуцировали неевклидовы геометрии(третий кризис математики). Несоотносимые с реальным миром, они стали ударом по классическому эмпиризму прошлой эпохи. Неевклидовы геометрии стали предметом бурных дискуссий и долго не принимались многими математиками, однако именно они послужили точкой бифуркации в развитии математики, создав абсолютно новый взгляд на неё. Теперь наиболее важным признаком математической теории стала непротиворечивость, а не соотнесение с опытом. Хотя поначалу были попытки метафизического объяснения неевклидовых геометрий, позже, во многом силами Пуанкаре, Дедекинда, Кантора, Гильберта, была признана равноправность математических объектов связанных и не связанных с опытом и интуицией. Такое видение математики нашло своё отражение во всей последующей её философии.

Различные философско-математические течения отличаются в основном методами обоснования математики. Одним из таких течений является логицизм, появившийся в духе развития формальной математической логики. Его основной задачей была попытка свести основу математики – арифметику к логическим тавтологиям. Её апологет Г.Фреге не сомневался в том, что логика даёт достаточную базу для выяснения истинного смысла всех математических понятий. Однако оказалось, что логические обоснования если даже и не ведут к парадоксам, то всё же необходимо должны привлекать дополнительные предположения, находящиеся вне законов логики. В идее логического обоснования математики лежали, в первую очередь, идеи об особенности логики(формальной логики), её первичности, однако, это утверждение является достаточно сомнительным. Пуанкаре охарактеризовал логицизм как «безнадёжную попытку свести бесконечное к конечному».

Другим течением стал интуиционизм. Его основным пунктом стала вера в то, что некоторые объекты математики безусловно ясны, и оперирование с ними не может привести к противоречию. Появившись в большой мере как противовес логицизму, он по сути являлся лишь модификацией эмпиризма. Отказываясь от многих полученных раньше принципов, он существенно обеднил математику, что послужило одной из причин отказа от него.

На основе критического пересмотра всех полученных к тому времени программ обоснования математики, Гильберт предложил свой путь, который стал известен как формализм. Основная философская предпосылка этого течения заключалась в том, что обоснование математики есть лишь обоснование её непротиворечивости. Процедура обоснования, предложенная Гильбертом, состояла, во-первых, в формализации теории в символьном виде схемы аксиом и правил вывода, и во-вторых, в доказательстве её непротиворечивости исходя только из её формальной структуры. Однако и это течение оказалось несостоятельным. Две теоремы математической логики Курта Гёделя совершили переворот в обосновании математики. В частности, вторая теорема гласит, что доказательство непротиворечивости любой достаточно богатой формальной теории невозможно средствами самой этой теории, что делает невозможным процедуру обоснования Гильберта. Таким образом любая формальная теория может быть обоснована только лишь другой теорией, что приводит к обязательному существованию необоснованной теории или замкнутого круга теорий, обосновывающих друг друга.

Итак, проблема обоснования математики, поиска её природы остаётся открытой. На мой субъективный взгляд ответ может быть таким: математическая теория остаётся верной, пока она видится непротиворечивой для людей, верной в соответствии с нашим мышлением, нашей логикой(что-то вроде антропного принципа, схоже с основой теории ценности Карла Менгера). Таким образом остаётся вопрос о том, что же такое человеческое мышление и логика, какова их природа. На этот вопрос философия также давно ищет ответ. Были и эмпиристические идеи, согласно которым наше мышление формируется посредством опыта, и близкие к ним праксиологические, рассматривающие мышление как некоторую нейросеть, обучающуюся на своих действиях, и, назовём их так, сакраментальные, например, представляющие мир идей как некоторое отдельное пространство. Главная особенность изложенного выше подхода к обоснованию математики, состоит в том, что принимая такой принцип, мы можем абстрагироваться от вопроса обоснования, и решать уже только проблему природы человеческой мысли и логики. (хотя ответ мы возможно никогда не найдём, ведь несмотря на отличающее нас свойство рефлексии, вполне вероятно, что познать самих себя не представляется возможным)

Литература:

Е.А. Беляев, В.Я. Перминов «Философские и методологические проблемы математики»
Павел Осипянц @Pavel_Osipyants
карма
15,0
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Спецпроект

Самое читаемое Разработка

Комментарии (16)

  • +4
    Читал на одном дыхании, очень понравилось. Написано просто о сложном, и написано хорошо. Спасибо за статью!
    • +12
      На этом вашем хабре не всегда поймешь — с иронией сказали фразу или нет.
  • +1
    Отличная статья, только вы забыли упомянуть о формуле Кардано и той последовавшей революции в виде комплексного числа.
  • +12
    «Математика — это язык, на котором написана книга природы»(Г. Галилей)
    «Математика — это наука о необходимых заключениях»(Б. Пирс)
    «Математика — это строгий язык, служащий для перехода от одних опытных суждений, к другим»(Н. Бор)
    «Математика — это иерархия формальных структур»(Н. Бурбаки)
    «Математика — это наука о количественных отношениях и пространственных формах действительного мира»(А. Колмогоров)
    «Высшая математика убивает креативность»(А. Фурсенко)
    Не сдержался.
    • 0
      Математика — это всё, чем занимаются математики (кто-то)
      • 0
        Не катит. Если предположить, что ваше утверждение верно, значит процесс справления нужды приёма пищи тоже относится к математике, так как он безусловно входит в множество вещей, которыми занимаются математики. Вряд ли средний обитатель хабра способен сочинить такое оригинальное определение математики, которое было бы принял средний математик.
        • +1
          Не будьте столь придирчивы. Очевидно, имелось в виду, что математика — всё, чем занимаются математики, за исключением того, чем занимаются простые смертные не математики.
          • 0
            А если физик берет интеграл?
      • 0
        У меня был знакомый математик, который хорошо рисовал.
    • +2
      Фрактальная графика от этого не становится не красивей:
    • 0
      Поддерживаю.
      Первое, что захотел добавить в комментариях, когда дошел до цитат.
    • +1
      comment :: Sarcasm String
      comment = return $ unlines
        [ "Ну, про цитируемых всех людей (и псевдонимах) я много слышал"
        , "а вот про Фурсенко слышу впервые"
        ]
      
  • 0
    А почему же ничего не сказано про Континуум-гипотезу? Вроде как тоже немало шума наделала.
  • +2
    Мне кажется, это слишком куцый обзор. Например, ни слова о конструктивистах и «возрождении» нестандартного анализа с его бесконечно малыми. Неплохой литературой также является М. Клайн «Математика. Утрата определённости».
  • +1
    Также было бы правильно теорию категорий упомянуть
  • 0
    Дефиниция математики вполне проста:
    наука о количественных и пространственных отношениях абстрактных объектов, часть из которых, исторически, является идеализированными представлениями о реальных предметах и явлениях действительного мира.

    Что касается «математика — это то, чем (профессионально) занимаются математики» — это примитивная «тавтология», так как определение «кто такой математик» выливается в «лицо, (профессионально) занимающееся математикой».

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.