Столкновение двух культур: «Могу» и «Не могу»

http://recode.net/2014/01/01/can-do-vs-cant-do-culture/
  • Перевод
Разумный человек адаптируется к окружающему; неразумный пытается адаптировать окружающее под себя. Следовательно, прогресс зиждется на неразумных людях.
Джордж Бернард Шоу.

image
В последнее время стало модно ругать молодые технологические компании. «Какая идиотская идея у стартапа» или «какой кретин основал эту компанию».

Такое впечатление, что есть желание заменить культуру стартапов, где правят надежда и любопытство, чопорным превосходством.

Почему это важно? Почему нас заботит склонение настроения не в ту сторону? Почему важнее увидеть, что хорошего в компании, чем найти в ней недостатки?

«Технология» — это «улучшенный способ делать что-либо». Сказать легко, а сделать — очень трудно. Лучший способ хранить информацию, лучшая валюта, лучший способ заводить друзей — для этого нужно пытаться менять к лучшему тысячелетний опыт человечества, а это всегда нелегко.

Если задуматься, с точки зрения логики вообще ничего уже невозможно улучшить. Если за тысячи лет цивилизации никто до этого не додумался — с чего ты решил, что ты такой умный? С точки зрения психологии, чтобы улучшить что-либо, вам нужно постоянно отметать такого рода сомнения. Мир техностартапов — мир, где умные люди могут вообразить невозможное.

Меня, как инвестора, часто спрашивают: почему большие компании с таким трудом вводят инновации, тогда как мелкие делают это легко? И обычно мой ответ удивляет. В больших компаниях есть много отличных идей, но им приходится проходить через огромную иерархию людей, каждый из которых должен идею одобрить. Если кто-то вдруг находит в идее недостаток — этого обычно достаточно для того, чтобы похоронить её.

Так рождается культура «Не могу».

Проблема инноваций в том, что в момент возникновения эти идеи кажутся плохими. Именно поэтому они инновационные — до сего момента никто не понял, что они хорошие. Креативные большие компании типа Amazon и Google управляются инноваторами. Ларри Пейдж может в одностороннем порядке финансировать хорошую идею, выглядящую как плохая, и отмести все возражения насчёт того, почему это невозможно.

Так рождается культура «Могу».

Некоторые хотят превратить мир техностартапов в одну гигантскую компанию с отсталой «не могу»-культурой. Эта статья — попытка воспрепятствовать им.

Тексты, обличавшие новые технологии, существовали всегда. Иногда критика оправдана, когда изобретение компании не работает — но и тогда она не в силах увидеть общую картину. Вот пара примеров из истории.

В 1837 году Чарльз Беббидж задумал построить “Аналитическую Машину” — первый в мире компьютер общего назначения (механический), причём обладающий полнотой по Тьюрингу. Грубо говоря, при наличии мощностей он мог бы подсчитать всё, что может подсчитать современный компьютер.

Ему не удалось построить действующий компьютер — всё-таки в 1837 году было невероятно амбициозно рассуждать о деревянном компьютере, работающем на пару. И в 1842 английский математик и астроном Джордж Биддел Эйри выдал своё экспертное заключение британскому правительственному фонду: этот проект “бесполезен” и его надо закрыть. Правительство так и сделало. Только в 1941 году проект получил логичное продолжение — после того, как в течение ста лет он был забыт и отвергнут.

Через 171 год ясно видно, что Бэббидж предвидел будущее и что компьютеры далеко не бесполезны. И самое важное его достижение — не то, что он на 100 лет опередил своё время, а что у него было видение и упорство для достижения цели. Он остаётся вдохновителем для многих и по сей день. А господин Эйри оказался просто недальновидным чудаком.

Александр Грэхем Белл, изобретатель телефона, предложил своё изобретение ведущей телеграфной компании, Western Union, за $100’000. Предложение было отвергнуто на основании отчёта. Вот несколько выдержек оттуда:

“Телефон предполагает передачу голосов по телеграфным проводам. Переданный голос был слабым и плохоразличимым, и он ещё более слабеет при увеличении расстояния и длины проводов. Технически непонятно, как это устройство сможет передавать голос на расстояния хотя бы в несколько миль”.

“Мессер Хаббард и Белл хотят установить свои “телефонные устройства” в каждом городе. Эта идея идиотична. Более того, кому может понадобиться такое неуклюжее и непрактичное устройство, когда каждый может отправить посыльного на телеграф и передать чёткое письменное послание в любой крупный город США?”

“Наши инженеры достигли существенных улучшений в телеграфном деле на сегодняшний день, и мы не видим причин, по которым необходимо потакать группке экстравагантных непрофессионалов-выскочек, когда у них нет ни малейшего представления о реальных проблемах отрасли. Предсказания господина Дж.Дж. Хаббарда хоть и ярки, но они основаны лишь на диком воображении, им недостаёт понимания технических и экономических реалий современности. Они попросту игнорируют очевидные ограничения их устройства, которое является не более, чем игрушкой”

“В связи с вышеизложенным, мы полагаем запрос ста тысяч долларов за использование патента необоснованным и не рекомендуем приобретать его”

В наши дни все признают важность интернета. А в 1995 году астроном Клиффорд Столл написал статью в Newsweek под названием “Почему Сеть не превратится в Нирвану”:

“А теперь про кибербизнес. Нам обещают мгновенные покупки по каталогу — наведи и кликни. Мы будем заказывать авиабилеты через сеть, резервировать столики в ресторанах и обсуждать контракты. Обычные магазины исчезнут.
Так отчего же дневной объём продаж моего ближайшего супермаркета больше, чем у всего Интернета за месяц? Даже если бы и был надёжный способ передачи денег через Интернет (а его нет) — в Сети отсутствует самый важный ингредиент капитализма: продавцы”.

Какую общую ошибку все эти умники сделали? Они сосредоточились на том, чего технология не могла сделать в то время, когда она возникла. И совершенно не думали о том, чего она может достичь в будущем.

На ком более всего отражается культура “Не могу”? По иронии судьбы, на тех, кто ненавидит технологии. Те, кто сосредотачиваются на том, чего технология (или компания) не может сделать, никогда не наберутся смелости сделать то, что другие люди находят глупым. Они не смогут учиться у великих инноваторов. Они будут близоруки и не откроют гениального инженера, который сможет изменить мир быстрее, чем они. Их цинизм помешает им вдохновить кого-либо на что-то великое. Над ними будет смеяться история.

[дополнение от переводчика]. Как сказал Генри Форд, «Если вы говорите, что вы чего-то не можете — вы правы. Если вы говорите, что вы что-то можете — вы тоже правы».
Поделиться публикацией
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее
Реклама
Комментарии 49
  • +31
    Вот всё правильно в таких текстах, кроме одного заблуждения. В поддержку любого принципа всегда находится сколько угодно подтверждений, и от этого возникает иллюзия, что этот принцип верен, убедительная, сильная иллюзия. Это одно из многочисленных когнитивных искажений, а именно — предвзятость подтверждения. Что касается данного конкретного примера, очень полезно было бы прочитать о таких случаях, в которых консерваторы были правы, и изобретение, действительно не стоило приложенных усилий, временных или экономических. Только тогда можно будет говорить о каких-то хоть немного взвешенных выводах, по крайней мере статистически обоснованных.

    А вообще, статья интересная, спасибо за перевод.

    Из неё я лично для себя как-то внезапно сделал вывод, что ты либо веришь в то, что будущее поддается изменению, и пытаешься изменять его, либо нет — тогда просто ждешь неизбежного финала: само по себе ничего не делается, всё только лишь движется в сторону тепловой смерти вселенной. Занесло, простите.
    • 0
      И, в итоге, так как у любого принципа есть свои причины на существование, в жизнь воплощается тот, в который люди верят, так как именно ему они следуют. Со всеми вытекающими, конечно же.
      • +2
        На счёт идей которые не сработали. Есть даже настольная игра, в которой игрок может попробовать определить «выстрелит» какая-то идея или нет. Игрок выступает в роли бизнесмена с деньгами, к которому приходит несколько изобретателей с идеями. А денег ограниченного количество и инвестировать надо с умом. Вот там много идей которые казались отличными поначалу…
        • 0
          О, благодарю, любопытно.
          А в поддержку беседы, вот статейка на русском языке, как раз про «провалы». Там, правда, про краудфандинг, но от того еще понятнее для нас, так сказать.
        • +5
          Случаев, в которых правы консерваторы — большинство (именно поэтому коллектив так не любит креативных людей). Но еще больше случаев, когда в роли консерватора выступает общественное мнение.
          Эй, Вася сказал что ты делаешь фигню. Вася ничего не понимает, но я ему верю, он хороший. Смотри, мы теперь двое считаем, что ты делаешь фигню! Даже если у тебя что-то получится, мы уже решили что не воспользуемся этим, потому что большинство против.

          Многие из процитированных в статье консерваторских возражений воззывают к общественному мнению, ибо оно — лучший тормоз. Оно верит только в себя, ни за что не отвечает и не дает рациональных возражений, которые энтузиаст смог бы опровергнуть. Если бы удалось убрать эффект общественного мнения (и все связанные с ним проявления), и вынудить каждого ответственного персонажа выносить суждение только на основе фактов, логики и личного опыта, прогресс бы значительно ускорился.
          • +2
            Кстати, да. полностью соглашусь. Работаю в маркетинге телеком-продуктов и приходилось выводить продукты на миллионную абонбазу. Всегда начинается стереотипно: а покажи спрос — закажи исследование. Ну… спорить бесполезно, проще провести, и потратить деньги акционеров. Но как опрашиваемому донести суть идеи? попробуйте провести анализ спроса на Google в 1980 году? Это полная ерунда. Среднестатический человек будет пользоваться не тем, что хочет, а тем, что ему навязывают.

            Более того, сама идея «спрос рождает предложение» — на мой взгляд и по моим наблюдениям — тоже в корне не верна. Все продукты можно разделить условно на три категории.
            1. Виральные, когда пользователи почему-то сразу ухватили идею и начали активно ее советовать друзьям. Таких продуктов мало, но они есть. И часто они появляются не в ответ на спрос, а просто дают обществу интересную идею. Пример — Яндекс.Такси. Спрос на быстрый заказ такси прекрасно реализовывался через телефон и звонок голосом. Спроси тогда людей, а нужно ли заказаывать через смартфон — большинство ответило бы: нет, ведь мне не подтвердят голосом что ко мне выехали. Как можно быть уверенным отправляя сообщение, что приедет хоть кто-то?
            2. Невиральные продукты, которые требуют вложений в свое продвижение, но у которых при росте масштаба монетизация обгоняет условно постоянные затраты в рекламу. И вновь здесь приходиться «ломать общество», ведь реклама — суть информирование и разъяснение человеку некоторой идеи.
            3. Невиральные и неэффективные продукты. Это которые не монетизируются. На мой взгляд — частный случай второй категории, когда их авторы опускают руки и не проявляют должного упорства в его продвижении.
          • 0
            Что касается данного конкретного примера, очень полезно было бы прочитать о таких случаях, в которых консерваторы были правы, и изобретение, действительно не стоило приложенных усилий, временных или экономических. Только тогда можно будет говорить о каких-то хоть немного взвешенных выводах, по крайней мере статистически обоснованных.

            Инновации вещь такая, что заранее точно определить что «стрельнёт», а что нет практически невозможно, только угадать. Чтобы не гадать во что вкладывать ресурсы, а во что нет, придумали венчурное инвестирование, гранты и т. п. — вкладываются относительно небольшие деньги во множество начинаний в расчёте на то, что одно из них многократно окупит не только себя, но и вложения во все остальные. Пускай статистически только 1% вложений успешен, но если он приносит 100500% прибыли, то оно того стоит.
            • +1
              А вот здесь очень интересное наблюдение за силиконовой долиной, где многие «инноваторы» осаждают венчурных капиталистов с просьбой дать денег. У меня уже есть некоторые наблюдения, которые показывают:

              1. Уже никто не дает денег в идею. Скорее всего, именно по указанной Вами причине.
              2. Никто не даст денег на технологию, потому что технология не равно продукт
              3. Никто не даст денег на продвижение (дескать дайте денег, обо мне узнают и придут миллионы).

              Деньги дают либо под команду, либо под партнерства с крупными игроками рынка (банки, ретейл, страховой бизнес и пр). Например, если придет команда с двумя-тремя сбывшимися стартапами, имеющая у себя «крепко сыгранных» и известных на рынке маркетолога, технаря, лидера, и они принесут бредовую идею, шансы получить деньги у них ой как высоки. А у группы студентов с «веселой и классной идеей» с кучей графиков спроса среди своих друзей, но не имеющих опыта — шансы последние 3-4 года практически равны нулю. :(

              То есть, или должны быть известные в отрасли люди с опытом, или канал продвижения продукта в виде крупного партнера.
              • 0
                1. Уже никто не дает денег в идею. Скорее всего, именно по указанной Вами причине.
                2. Никто не даст денег на технологию, потому что технология не равно продукт
                3. Никто не даст денег на продвижение (дескать дайте денег, обо мне узнают и придут миллионы).

                У вас правильный посыл, но я не могу согласится с выводами. В том плане, что они как раз могут быть действительно реальными, и работать в достаточном количестве случаев — но в таком раскладе, требуется указать вероятность подобного исхода, и не пользоваться однозначными словами типа «никто» и тп. Этот приём очень снижает ценность замечания в глазах людей, привыкших думать, но, безусловно, ярко и «лозунгово» для взгляда мельком, и потворствует диванным аналитикам.

                Например, всему вашему сообщению можно ответить «Нет, деньги дают практически всем и почти под любую идею» — и в определенной ситуации такой ответ будет вполне легитимным. Например — вы не знаете о каком-то венчурном фонде, который действительно раздает деньги на таких условиях. Я не говорю о том, есть ли он, или нет, повторяю, я говорю о недоступности этой информации. А иначе этот разговор — разговор о религиях: один верит что раздают, другой — что не раздают, какой-то вопрос веры, а не фактов. Так или иначе, наверное, это так и есть практически всегда, потому что все факты нам неизвестны, но и даже будь они известны — обработать из и вынести суждения — еще одна большая и не особо решенная задача.
                • 0
                  И с этим сложно не согласится. :) Я вполне допускаю существование таких фондов, особенно на этапе посевного инвестирования (seed). Вот там мне кажется, как-раз процесс определения объекта инвестирования в большей степенью определяется личным восприятием идеи со стороны инвестора.
              • 0
                Про гранты и венчуры то как раз все понятно — вложись в несколько проектов небольшой долей, что-то стрельнёт, что-то нет. Диверсификация, и тп. Я говорил то о другом — о том, что информация в такого рода статьях обеспечивает только единственную точку зрения, при этом, вторая точка зрения тезисно может быть подкреплена также примерами, и даже разобрана в этих примерах, мол «вот как бывает тоже», но при не проливается свет на соотношения успехов и неудач в этой области, и я не виню автора статьи. Сразу написал, что у такого рода статей это общая проблема, а корнями она упирается в то, что вся информация — это предмет манипуляций, и оперировать мнением определенных групп людей всегда выгодно. Поэтому любая информация, которая мешает манипулировать этим мнением — одновременно и ценна, и опасна, но зачастую скрывается еще на этапе краха, когда хозяин процесса упал лицом в лужу, и не очень хочет об этом распространятся, по понятным причинам.

                Вкратце — никто не хочет кричать о своих неудачах, поэтому крик о ярких успехах 5 проектов с легкостью перебивает шепот сотен провальных идей. Более подробно и гораздо качественнее чем это описал я можно прочитать в Черном лебеде.
            • +4
              Мы называем изобртение гениальным, когда оно делает невозможное возможным.
              Телевидение, радио, самолет, автомобиль — каждое из этих изобретений дало миру что-то принципиально новое.

              А когда кто-то утверждает, что сделает невозможное, мы все знаем — это бред.

              Логичный, но удручающий вывод:
              Практически все гениальные идеи выглядят бредовыми.

              • +1
                Грань между безумностью и гениальностью определяется только мерой успеха. :) (с) не помню чей.
              • –1
                А в России все еще хуже, необходимо еще не обращать внимание на бюрократию и блат. Стартапы существуют, но в большинстве своем до тех пор, пока не переходят дорогу кому-нибудь. А если задумка стоящая, то ее пути обязательно пересекаются с какой-нибудь организацией, которой владеет хороший друг губернатора…
                К счастью это не конец, нужно не бояться а искать другие выходы, а до этого просто действовать не только амбициозно, но и достаточно аккуратно.
                • +6
                  Мне кажется, само наличие бюрократии и блата является лишь следствием очень развитой культуры «не могу», если говорить терминами статьи. Для нашей страны это желание и привычка переложить ответственность на царя, на партию, на президента, вот они то могут, а я не могу, породила супер немогух. Только только начало это осознаваться. Полностью согласен с автором статьи.
                  • 0
                    Мне кажется, что те, кто есть в нашей стране и готовы продуцировать идеи и их воплощать, достаточно рациональные люди. Они будут уезжать и искать где проще реализовать свои идеи, а е биться с бюррократией здесь.

                    Пару месяцев назад была раздача грантов Президентом лучшим стартапам страны. Там же не было ничего даже близко похожего к тем технологиям, которые развиваются на западе.

                    Я уже писал выше, что работаю в телеком-отрасли. Она, как известно схлопнулась и сильно консолидировалась 3-4 года назад. На улице оказалось гигантское число специалистов, которые работали в сфере высоких технологий. Мои наблюдения говорят мне, что часть из них пошла в банки (которые по своим возможностям близки к телекому), но лучшие — уехали на запад. :( Это как раз те люди, которые были лидерами, «пушерами», которые готовы были придумать, и активно реализовывать не слишком оглядываясь на мнение других.
                    • 0
                      Не уверен, что понял вашу мысль правильно. Я сейчас перехожу из айти в психологию, оканчиваю магистратуру, тоже вижу, что наукой у нас заниматься можно, но жить на это невозможно. Сидеть на 20 тысяч в месяц после того, как ты 10 лет зарабатывал от 100 до 200 тысяч очень удручает. Защищать докторскую надеюсь за границей.

                      Но про рациональность я не уверен, по крайней мере не вижу связи. Например, взять такое новое явление нашего гражданского общества, как волонтеры. У меня был чувак в команде, Илья, когда были пожары в Москве, он, несмотря на всю свою рациональность, собрал с нас деньги, я с ним сьездил на машине и мы купили всякие рукава, помпу и прочее. И он с кем то передал это в леса. Вроде, казалось, врядли кому дойдет, да и как помочь, я один, а проблема такая страшная. Новое сознание «могу» — оно как раз наперекор рациональности, мне кажется.
                • +2
                  Разумный человек адаптируется к окружающему; неразумный пытается адаптировать окружающее под себя. Следовательно, прогресс зиждется на неразумных людях.
                  Джордж Бернард Шоу.

                  Очень спорное утверждение. Если человек всегда адаптируется, не задумываясь, не очень-то он разумный.
                  • 0
                    Адаптация есть то, благодаря чему вы сейчас живы. Даже если человек с первого взгляда «не адаптируется», то это всего лишь более изощрённый вид адаптации.
                    • +1
                      Так вы понятие «адаптация» определили широко, что вообще непонятно, что оно значит. Человек все таки стал человеком, потому что стал менять окружающую среду, что является чем-то противоположным адаптации, как мне думается.
                      • 0
                        Далеко идти не будем, посмотрим на Wiki.
                        Адапта́ция (лат. adapto — приспособляю) — процесс приспособления к изменяющимся условиям внешней среды.
                        IMHO, вроде бы моя реплика «ложится» в это определение.

                        Например, человек построил дом, что бы не мокнуть под дождём. Он адаптировался к окружающей среде и теперь может качественно лучше выживать в регионе где прохладно и дождь. Но что бы самому адаптироваться, он адаптировал небольшую часть среды для человеческого проживания. Если смотреть глобально, то именно человек адаптировался, а то что что-то небольшое изменилось — вопрос третий.

                        Ну а в контексте высокоуровневых социальных отношений согласен с тем мнением, что при желании адаптации можно избежать, иногда даже нужно. Ибо зачем приспосабливаться к тому, что само приспосабливается.
                  • +13
                    Нельзя так с плеча выносить суждения о том, кто дурак, а кто умный, особенно через 100 лет.

                    Как вы думаете, долго бы прожил Western Union, если бы раздавал 100 000 долларов всем, кто предлагал какие-либо улучшения? Не факт. Да, одного (а в реальности, наверняка, далеко не одного) изобретения они не досчитались. Но раз они дожили до сегодяшнего дня, пережив расцвет и закат телефона, значит не такой уж и глупый был этот Хаббард, когда выносил вердикты. Где-то ошибся, а кто не ошибается?

                    Придрался не совсем к сути статьи. Но нет простого способа сказать, кто прав, а кто нет. Тысячи стартапов умирают, миллионы долларов спускаются в трубу, инвесторы разоряются, так и не найдя свой гугл.

                    • +8
                      И много ли вы знаете «каких-либо улучшений» в телекоммуникациях после телеграфа, по уровню прорыва сравнимых с телефоном? Пожалуй, можно назвать разве что радиосвязь, факс, телетайп, телевидение/видеосвязь и затем компьютерные сети — в течение 100 лет после изобретения Белла. На 600-700 тыс. вряд ли обанкротились бы.

                      Речь же о качественной и предельно простой идее: до Белла можно было передавать по проводам только символьную информацию, а благодаря ему — еще и звук. Что еще сравнимо с этой идеей? Можно убрать необходимость в проводах, можно расширить типы контента статичными и движущимися картинками, затем цветными (позже экстраполяция этого тренда породила стереотелевидение и стереовидеофонию как популярные мемы Будущего™). Также можно автоматизировать процесс передачи, но это будет позже. Почему же такой радикальный переход от текста к звуку оказался не замечен?

                      Вероятно, причина в другом. Потребность в телефонной связи, столь самоочевидная сейчас, до момента изобретения телефона практически не существовала. Люди веками строили общественные отношения, опираясь на очевидный тогда факт, что для того, чтобы поговорить голосом с каким-либо человеком, нужно было приблизиться к нему физически. Вокруг этого строились правила этикета, распределялись профессиональные обязанности — кому, как, когда и с кем положено общаться. Телефон в этой системе изначально выглядел абсолютно инородным телом. Телеграф на тот момент уже заметно изменил общественные отношения, бизнес, к возможности относительно быстрой дальней связи общество уже адаптировалось. Но при этом оно воспринимало как само собой разумеющийся факт то, что если связь дальняя и быстрая — то она только символьная и при этом довольно дорогая. Для телефона в телеграфной культуре, опять же, изначально никакой незаполненной ниши не было — она появилась и развилась уже по факту распространения самого телефона.

                      Ошибкой критиков из WU стало то, что они рассматривали технологию исключительно как средство удовлетворения существующих потребностей и игнорировали ее способность порождать новые (а именно это порождает максимальный бизнес-потенциал при минимальной конкуренции). В случае телефона эта способность проявилась довольно быстро, за считанные годы. Для нас этот пример показателен, т. к. большинство стартапов в ИТ и смежных сферах имеют дело именно с потребностями, которых раньше просто не существовало. Те же социальные сети, например. Или компьютерные игры — в плане того, какую аудиторию они сегодня охватывают и под какую разрабатывались NN лет назад.

                      Плохой инноватор, или инноскептик, критикуя перспективы какого-либо изобретения, отталкивается от знакомых ему людей, их потребностей, их образа жизни. В нем не только нет обсуждаемой технологии, но даже потребность в создаваемых ею результатах не обозначена. Не ходят люди и не жалуются массово, как им мешает жить отсутствие очков с нейроинтерфейсом или еще чего-нибудь способного существенно изменить их жизненный уклад. Или взять очевиднейшую потребность в продлении здоровой жизни — сколько людей хоть как-то ее актуализируют по сравнению с теми, кто воспринимает старение как норму или даже как благо (я недавно наткнулся на целый зоопарк таких зомби-старперов на NYtimes). Такие люди неспособны адекватно воспринимать важность не только радикальных, но и инкрементных решений; вокруг них может экспоненциально увеличиваться количество пользователей новых технологий, например солнечных электропанелей или геномики, а они до последнего не будут замечать этих изменений и редко задумаются о том, что их собственные потребности тоже со временем эволюционируют (или даже будут на это жаловаться как на «потреблятство»). Для того чтобы стать хорошим инноватором, нужно сочетание визионерства, способности вообразить качественно иной образ жизни в будущем, и практического фокуса — способности представить в деталях, как именно будет осуществляться переход к такому будущему из настоящего. Многие визионеры на последнем сыпятся и пополняют ряды инноскептиков, а человеческую культуру — хроническими мемами ретрофутуризма типа летающих машин, стереовизоров и т. д.
                    • +4
                      Великое множество стартапов и ещё бОльшее количество идей заслуживают разрушительной для них критики. Дело в том, что идеями для стартапов становятся совсем бесполезные в стратегической перспективе задумки.
                      Вот как бы вы отреагировали, если бы ваш знакомый поведал бы вам о идее создать Instagram, например (естественно, при условии, что в той альтернативной реальности его не существует)? Я бы сказал, что это глупая и бесполезная вещь и вообще бы расстроил знакомца. Кто знает, может бы он потратил свой талант на что-нибудь полезнее. Вот можно было бы разработать математический сопроцессор для человеческого мозга, например. Мир, в стабильности, я бы даже сказал застоя, в котором живем мы, запредельно избалован и не стремится к чему-либо по-настоящему инновационному, если сервис для фотографирования еды был настоящим стартапом, то что такое консервативный бизнес?
                      • 0
                        В данном примере вы ошибаетесь — наблюдая за тем, как каждый новый фотограф с примерно одинаковыми обработками фотографий приходит на форум и ждет одобрения и отзывов, посылает фотографии всем знакомым, я как раз задумывался о таком сервисе, но реализовать его был не в состоянии. А раз идея пришла больше чем в одну голову, значит в ней есть смысл, она не уникальна и спрос в воздухе витал, нужно его было просто увидеть. Другой дело, что частенько спроса и правда нет, а изобретатель думает, что это нужно всем, потому что просто нравится ему. Попытка экстраполировать свои желания на всех и реальное видение спроса — это разные вещи.
                      • +12
                        В данном контексте существуют два типа ошибок.
                        Ошибки первого рода — гениальная идея признанная бредовой. Ошибки второго рода — бредовые идеи, которые получили кучу денег на реализацию потому, что кто-то посчитал их перспективными. Очевидно, что задавая то, что можно назвать, скажем так, «уровень скептицизма», можно уменьшать число ошибок одного рода, но только за счет числа ошибок другого рода. Это потому, что никто еще не предложил ( и возможно никогда не предложит) 100%-но работающего метода отличения перспективной научной идеи, от неперспективной.

                        В статье автор говорит о том, что «уровень скептицизма» для стартапов нужно понизить, и в пример приводит несколько ошибок первого рода. Самый свежий из этих примеров, кстати, родом с тех времен, когда и слова-то «стартап» не было. Причем он делает это очень претенциозно и напыщенно. «Столкновение двух культур», ага. Это каких таких культур? Культуры «давать любой идее зеленый свет» и культуры «критиковать все»? Нет таких культур. Каждый, кто принимает решения, дает потенциально перспективным идеям ход, а бесперспективные — критикует. По его пониманию перспективности, конечно. И если его компания на плаву, значит он более-менее уверенно лавирует, или ему просто пока везет. И даже сто прочитанных статей подобного рода этого не изменят и ему никак не помогут.

                        В общем, вся статья выглядит как поток воздуха. Я легко могу вспомнить или нагуглить кучу ошибок второго рода ( причем самых свежих ) и что, мне теперь? Писать статью «Прекратите тратить время на то, что никогда не выстрелит!» с этими прекрасными примерами? Делать глобальные выводы по трем примерам? Нет уж, не стоит.
                        • +3
                          На самом деле культура «давать любой идее зеленый свет» существует — это коммунизм. Не красное знамя, серп с молотом и профиль дедушки Ленина на лацкане, а технически и технологически обоснованный коммунизм. Возможно, что технологическая сингулярность — и есть этот коммунизм. Другое время, другие нравы, другое понимание.

                          Собственно, почему бы «развитию производительных сил» по Марксу не дойти в конце концов до технологической сингулярности?
                          • 0
                            Я вас не понял, почему коммунизм = «давать любой идее зелёный свет»? Если в том смысле, что «есть идея — иди и делай» — так это и сейчас так, для этого даже коммунизма не надо. Веришь в свою идею — бери кредит, накопи или ищи поддержки (читай — финансирования) извне, например, краудфандинг или инвестора. Не хочешь заниматься ни одним из вариантов? Отдай идею обществу, может найдётся некто, кто готов заняться реализацией.
                            • 0
                              Не нужно искать финансирования при коммунизме будет. Другое дело, что неограниченные ресурсы выглядят утопично, а потому нужно будет искать поддержки для другого распределения общественных благ в свою пользу.
                              • 0
                                Я не теоретик, я практик. Если бы вы попробовали продвинуть свою идею хоть одним из перечисленных способов, не утверждали бы так голословно.

                                Коммунизм — это уже каждому по потребностям, когда задача выживания не стоит ни у кого, что качественно меняет ситуацию. Будучи уверенным в завтрашнем дне, можно и идеями повыпендриваться, как говорится. Про технократический коммунизм неплохую статью написал Вазген Авагян, советую.
                            • 0
                              Я бы сказал, не культура «давать любой идее зеленый свет», а культура «не мешать идее развиваться со всеми вытекающими», то-есть не давить в зародыше, а дать шанс оправдать себя или зафейлиться самостоятельно.
                            • +4
                              Простая математика: сколько стартапов началось с дикой идеи и стало офигительными? А сколько — превратилось в унылое Г, не было доведено до продакшена или оказалось просто никому нафиг не нужно?

                              А сколько из тех, кто что-то сделал, максимум что смог сделать, слить команду разработчиков крупной компании в виде продажи бизнеса?

                              Рядом с успешными изобретениями надо ставить и идиотские, тогда картинка будет яснее.

                              Бизнес-модель стартапа — высокие риски при высокой прибыли. Бизнес-модель крупных компаний — минимум рисков при более-менее терпимой прибыли.
                              • 0
                                Но вы же не можете утверждать, что если стартап не выстрелил, то это унылое гавно и плохая идея. Может одна из этих идей выстрелит через 100 лет, как машина Бэббиджа? Узнать можно только через 100 лет.
                                • 0
                                  Я поясняю мотивацию крупных компаний.
                                  • +2
                                    Выстрелила не машина Бэббиджа, а машина Цузе, сначала настраиваемый суперарифмометр оригинальной конструкции, а потом — собранная на реле. И несколько позднее — американские машины на лампах…
                                    • 0
                                      Вы меня не поняли. Я взял машину Бэббиджа, как пример идеи, которую сочли ненужной и идиотской, и которая через века полностью изменила картину мира.
                                  • +1
                                    Стартапы не «выстреливают» и «превращаются в унылое Г» в основном из-за того, что более удачно «выстреливают» их конкуренты. Что в общем радует — кто-то из аналогичных всё-таки «выстреливает»…
                                    • 0
                                      Крупная компания вполне может позволить себе инвестиции в стартапы. Главное, чтобы она осознавала, что это высокие риски при возможно высокой прибыли.
                                    • +4
                                      Учебник менеджмента, 2 курс.

                                      Для создания успешного предприятия нужно 2 составляющих элемента: инновация и предприниматель. Можно придумать гениальную идею, но если ты не сможешь убедить предпринимателя в том, что она стоит его времени и денег, ничего из этого не выйдет.

                                      Учебник менеджмента, 2 курс.

                                      Вывод нового продукта на рынок требует больших финансовых вложений, либо объективно сложившиеся внешние факторы на рынке. Компьютер? Кому он был нужен в 19 веке? Никто не стал финансировать его. Во время войны ситуация изменилась и появились ресурсы и объективная необходимость.

                                      До войны никому был не нужен компьютер

                                      Учебник психоанализа: 1 курс.

                                      Люди консерваторы по природе. Больше всего человек боится выйти из зоны комфорта и встретиться с неизвестным.

                                      Учебник маркетинга: 2 курс.

                                      Существует правило вывода нового продукта на рынок. Необходимо убедить 14.5% всех потребителей, что продукт полезен, далее произойдет лавинный взрыв и доля продукты выйдет до 70%. Где первые проценты набираются за счет новаторов и тех, кого не устраивает существующие правила (бунтари).

                                      Статья хорошая, но совершенно ничего нового в ней нет.
                                      • +3
                                        То есть кто-то всерьёз осуждает телеграфную компанию, которая отказалась финансировать разработку и внедрение телефона?
                                        Налаженная система, тысячи рабочих мест, планы на двадцать лет вперёд, личные интересы менеджеров — всё это послать к чёрту ради одной идеи, к тому же плохо оформленной? Плюс ещё и денег дать на идею, которая разрушит всё?
                                        «Здравствуйте, директор Сургут-Нефть-Ойла? У меня тут на салфетке рабочая идея по превращению солнечного света в нефть, не подкинете три миллиарда долларов на реализацию?»
                                        • +1
                                          Кодак вспомните. Тоже была налаженная система, которая послала цифровую фотографию на йух. А затем цифровая фотография на йух послала Кодак.
                                          • 0
                                            Ну так и телеграф долго не протянул после появления телефона. Только вот с одной стороны мы имеем консервативные компании типа WU или Kodak, а с другой современные стартапы. Первые работают себе тихонько по полтора столетия, насчёт вторых — время покажет.
                                            • +1
                                              18 января 2012 года компания подала иск о банкротстве в суд, попросив власти защитить корпорацию от кредиторов. У Kodak накопилось 6,8 млрд долл. долгов при общем объёме активов в 5,1 млрд долл[5].
                                        • +3
                                          Стартапы не любят из-за того, что часто это всего лишь ещё одна социальная примочка, иногда раскрученная.
                                          Наукоёмкости ноль, реальная польза минимальна, но вероятность того, что «пипл схавает» намного выше — можно проект раскрутить насильно. Неудачный высокотехнологичный проект раскрутка не спасёт.
                                          • 0
                                            Спасибо, не знал, что «самый важный ингредиент капитализма» — это продавец…
                                            • +3
                                              Дико не люблю однобокие взгляды на вещи, когда факты подбираются для доказательства какой-то идеи, а все противоречащие — игнорируются.
                                              Ну вот были гениальные изобретения, некоторые фирмы не смогли понять их гениальности. Ок. Очевидный, неоспоримый факт.
                                              А сколько было «гениальных» идей, на которые люди тратили тьму денег и времени, и в результате ничего всё ещё?

                                              С научной точки зрения положить жизнь на какую то идею нормально, ведь даже отрицательный результат — это результат.

                                              А с человеческой? Вот вы, многоуважаемые айтишники. Кто из вас пробовал изучать все языки программирования, все платформы, все фреймворки? Глубого изучать? Нет, вообще все-все? А так же все электронный платформы, ардуины, виды серверов и так далее? А почему? Это потому что «культура не могу», или потому что жизни человеческой тупо не хватит, что бы реализовать все встречающиеся чужие идеи?

                                              О чем вообще статья? Что скептицизм — плохо? Но и принимать с распростертыми объятиями все встречающиеся идеи, не пытаясь их осмыслить — ничем не лучше, по мне так даже хуже!

                                              По-моему, даже самой дурацкой/безумной идее можно найти единомышленников. Если автор идеи этого не смог… может не стоит пенять на жестокий мир, и что-то не так с идеей — или с автором?
                                              • 0
                                                Что скептицизм — плохо? Но и принимать с распростертыми объятиями все встречающиеся идеи, не пытаясь их осмыслить — ничем не лучше, по мне так даже хуже!

                                                Вы сейчас атакуете соломенное чучело. В реальном мире культуре тотального скептицизма (любая отсталая консервативная страна или компания) противостоит не культура тотальных распростертых объятий, а культура развивающегося венчурного капитализма. Инвестиции могут быть сколь угодно доступными, но не безграничными. Также иногда венчурные капиталисты могут надувать пузыри, но это никогда не происходит из-за инвестирования во «все встречающиеся идеи», а скорее из-за избыточной перекачки капиталом одной идеи в ущерб другим. И статья о том, что там, где есть развитый венчурный капитализм и культура «могу», наблюдается быстрый прогресс экономики и технологий, а где его нет и доминирует культура «не могу», там избыток дураков и недостаток дорог.
                                                • 0
                                                  Я вообще ни с кем не воюю, меня просто раздражает, когда автор подбирает пяток не связанных друг с другом примеров и говорит «вот оно, я глаголю истину!», игнорируя всё, что можно было бы его гениальной теории противопоставить. Вы сейчас рассказываете правильные вещи, которых конкретно в статье я не вижу.
                                              • 0
                                                Вдобавок к статье могу порекомендовать к прочтению «Бороться и искать», Игорь Михайлович Верткин, рукопись, 1987. Текст можно найти по гуглу.

                                                Там говорится о типах творчества и о трудностях на пути творческого человека.

                                                Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.