14 февраля 2014 в 23:58

Создатель Mt. Gox и eDonkey работает над секретным проектом, связанным с Биткоин

Джед МакКалеб — известная фигура в мире Bitcoin и p2p. В 2000 году он создал одну из первых успешных файлообменных сетей eDonkey, а в 2010 — открыл биржу Mt. Gox, которая в течение нескольких лет была крупнейшим обменником Bitcoin. Важно отметить, что в 2011 он продал Mt. Gox, и не имеет никакого отношения к проблемам, которые биржа испытывает сейчас.

C 2011 года МакКалеб работал над созданием распределённой биржи Ripple для обмена любых валют и товаров. Однако сейчас на официальном сайте Ripple Labs (ранее — OpenCoin) — организации, которая ведёт разработку и продвижение Ripple, он не упоминается в составе команды проекта. Недавно было опубликовано видеоинтервью с ним, где он подтверждает, что больше не сотрудничает с Ripple Labs. В профиле МакКалеба в LinkedIn указано, что он работал в OpenCoin до июля 2013 года.

10 февраля МакКалеб зарегистрировал домен secretbitcoinproject.com, на котором сейчас висит заглушка в виде фотографии планеты Нептун и следующего текста:

Когда я продал Mt. Gox несколько лет назад, биткоин стоил меньше доллара. Сегодня Биткоин существует в новых условиях. Mt. Gox с трудом удаётся поспевать за ними. Теперь я создаю кое-что, что принесёт пользу как Биткоину, так и всем вам.

Мне нужны альфа-тестеры.

Джед.

Никаких подробностей о своём секретном проекте МакКалеб пока не распространяет — лишь добавляет, что в данный момент он нанимает разработчиков и дизайнеров. Учитывая его опыт в создании распределённых приложений и роль, которую он сыграл в экосистеме Биткоин (его имя не раз и не два всплывало в спорах о настоящей личности легендарного создателя Биткоин Сатоши Накамото) — это может оказаться перспективным и интересным проектом. Для того чтобы лучше понять взгляды МакКалеба на будущее цифровых валют, будет полезно подробнее остановится на его последнем проекте — Ripple.

Ripple часто ошибочно называют очередным клоном Биткоин и валят в одну кучу с несколькими десятками других "-коинов", в изобилии появившихся на волне интереса к криптовалютам. На самом деле Ripple работает совершенно по-другому, более того, эта сеть была создана за несколько лет до появления Биткоин, в 2004 году.

Первым автором Ripple был канадский программист Райан Фуггер. Он задумывал систему, как сеть равноправных участников, которые открывают друг другу «кредитные линии», а переводы средств осуществляются по цепочкам взаимного доверия, которые строятся внутри сети. В этой сети каждый пользователь фактически становится эмитентом собственной валюты, которую его друзья, коллеги, клиенты или просто знакомые могут принимать к оплате в пределах заданных ими самими лимитов доверия.

Первая версия Ripple так и не взлетела. Сеть не смогла набрать критического числа узлов, чтобы можно было без проблем строить цепочки доверия между двумя произвольными участниками. Однако в 2011 году на проект обратили внимание члены куда более успешного и многочисленного сообщества Биткоин. Многие, в том числе и Джед МакКалеб, были не слишком довольны такими особенностями Биткоина, как необходимость впустую жечь электричество ради майнинга, медленная регистрация транзакций и зависимость от традиционных централизованных обменников для связи с внешним финансовым миром. Вместе с предпринимателем Крисом Ларсеном МакКалеб основал компанию OpenCoin, которая занялась разработкой распределённой биржи нового поколения на основе идей Ripple. Веб-сайт старой системы Ripple сейчас представляет только исторический интерес и хранится на домене classic.ripplepay.com

В основе системы Ripple нового поколения лежат те же принципы взаимного кредита между участниками, что и в первоначальной версии, однако в неё внесён ряд новшеств, учитывающих опыт построения распределённых сетей последних лет и некоторые элементы, характерные для Биткоина. Разработчики Ripple поддерживают обширную вики, на страницах которой подробно описаны все элементы системы. Ниже я попробую описать Ripple в двух словах.

В первую очередь, новая команда проекта решила отойти от романтических представлений об абсолютном равноправии всех узлов сети. Как известно, наиболее успешная файлообменная сеть — BitTorrent, не является одноранговой — для удобства и контроля качества содержимого раздач жизненно необходимы трекеры, хранящие описания раздач, torrent-файлы или magnet-ссылки. Сеть Биткоин тоже довольно далеко ушла от одноранговости — сейчас функционирование сети обеспечивают профессиональные участники — майнеры и финансовые посредники, которые зарабатывают на этом деньги, большинство же пользователей не майнят биткоины и даже не хранят локальную копию цепочки блоков.

В сети Ripple изначально предусмотрено разделение на обычных участников и профессиональных посредников, поддерживающих работу шлюзов (gateways). Именно шлюзы отвечают за поддержание целостности сети и возможность взаимного обмена между любыми двумя участниками. В отличие от оригинальной идеи Ripple, где связность гарантировалась лишь надеждой на то, что «теория шести рукопожатий» верна, в новой версии каждый пользователь должен лишь выбрать набор локальных шлюзов, с которыми он может работать непосредственно, а сами шлюзы кровно заинтересованы в том, чтобы налаживать связи с остальным миром, в том числе и в глобальном масштабе, через шлюзы верхнего уровня (Market Makers). При этом шлюзы лишены монополии на свои услуги — стать шлюзом может любой участник сети, который имеет возможность поддерживать работу сервера Ripple и сможет убедить достаточное число пользователей доверять ему.



Такая система очень напоминает архитектуру Интернета — нет единого центра, на локальном уровне работу обеспечивают местные провайдеры, а на глобальном — несколько десятков крупнейших провайдеров первого уровня. В мире финансов подобная система, хавала, существует уже больше тысячи лет и до сих пор широко распространена в мусульманских странах и активно используется мигрантами для переводов денег на родину. Так как хавала неподконтрольна государству, органы финансового контроля пытаются с ней бороться, используя традиционные для анонимных распределённых систем обвинения в финансировании терроризма и отмывании денег, однако без особого успеха. Предположительно, в мире сейчас существует около 5000 брокерских пунктов системы хавала — достаточно много, чтобы сеть пережила любые попытки её уничтожить, но достаточно мало, чтобы все участники знали друг друга либо непосредственно, либо через одно-два знакомства, что гарантирует честность участников.

Ещё одна особенность, которая гарантирует возможность обмена между любыми двумя клиентами Ripple — внутренняя валюта системы, «кредиты Ripple» или XRP. Эта валюта служит своеобразным «клеем», позволяющим вести обмен, даже если не существует непосредственного обменного курса между двумя валютами. Аналогичную роль в мировой финансовой системе играют основные резервные валюты — доллар, евро, иена и другие.

Вторая функция XRP — защита от спама и DOS-атак. Вся информация о транзакциях Ripple хранится в распределённой базе данных, подобной цепочке блоков Биткоин, но имеющей древовидную структуру. Чтобы в эту базу данных было невыгодно вносить бессмысленную информацию, перегружая систему множеством бесполезных транзакций, каждая транзакция в Ripple стоит небольшой суммы денег. Настолько небольшой (сотые доли цента), что она становится ощутимой только при регистрации многих тысяч транзакций. Это не создаёт никаких проблем легитимным пользователям, но делает спам и DOS-атаки весьма дорогим удовольствием.

В отличие от Биткоин, кредиты Ripple не добываются посредством майнинга, все сто миллиардов XRP, существующие в системе, созданы заранее. Для предотвращения двойного списания и других злонамеренных манипуляций с распределённой БД, используется механизм консенсуса. За целостностью БД следят особые узлы — валидаторы, которым доверяет большинство участников сети. Гарантией их честности служит открытость всей информации по транзакциям и возможность в любой момент исключить валидатора, который стал вести себя подозрительно, из доверенного списка. В список валидаторов по умолчанию включаются максимально разнообразные узлы, представляющие разные страны, учреждения, организации — так, чтобы вероятность сговора между ними была практически исключена. Каждый пользователь может по своему усмотрению вносить изменения в этот список.



При такой схеме невозможна атака 51% — уровень доверия к каждому из валидаторов совершенно не зависит от вычислительных мощностей и финансовых ресурсов, которыми он располагает. Валидатором может быть и государство, и крупный банк, и общественная организация, и частное лицо, единственный критерий для его выбора — безупречная репутация.

Так как для подтверждения транзакций нет необходимости ждать, пока будет найден очередной блок, подтверждение транзакции происходит гораздо быстрее, чем в сети Биткоин — от единиц до десятков секунд. Нет и расходов электроэнергии на раcчёт бесполезных хешей.

Отсутствие майнинга и первоначальная концентрация всей массы XRP в руках авторов проекта вызывала и до сих пор вызывает подозрения у многих людей, знакомых с Биткоин. Некоторые даже считают, что Ripple — просто пирамида. Однако для пирамиды Ripple выглядит слишком уж основательно. Скорее всего, дело в стратегии продвижения, которую выбрали хозяева проекта. Если Биткоин шёл «партизанским» путём, то Ripple с первых дней своего второго рождения напоминает классический добропорядочный стартап. Ripple Labs получила венчурное финансирование от нескольких фондов, в том числе таких авторитетных как Google Ventures и Andreessen Horowitz. Большая команда разработчиков очень долго готовила код референсной реализации узла сети к публичному релизу. Исходники Ripple были полностью открыты лишь в сентябре прошлого года, до этого частичная закрытость служила ещё одним источником недоверия к системе. В такой же неспешной корпоративной манере Ripple Labs занимается первоначальным распределением запасов XRP.

Это распределение идёт путем целенаправленной раздачи отдельным сегментам целевой аудитории — энтузиастам криптовалют, любым разработчикам, имеющим аккаунт на Гитхабе, предпринимателям, людям, участвующим в проектах распределённых вычислений — всем, кто, по задумке разработчиков, должен сформировать ядро сети, прежде чем она выйдет в открытое плавание. На 31 января 2014 года роздано 7 379 478 083 XRP. Естественно, значительная часть кредитов Ripple останется в руках создателей и сотрудников Ripple labs, но то же самое справедливо и для Биткоин — в первые месяцы существования криптовалюты майнингом занимался исключительно сам Сатоши Накамото, и в его руках сосредоточено по меньшей мере около миллиона монет — примерно полмиллиарда долларов по нынешнему курсу.

Сейчас Ripple входит в двадцатку крупнейших криптовалют по обороту. При нынешнем курсе XRP общая капитализация внутренней валюты системы составляет около полутора миллиардов долларов — впрочем, это не самый важный показатель, так как Ripple — это прежде всего распределённая биржа и протокол, а валюта играет вспомогательную роль. Ripple — не конкурент и не альтернатива Биткоину. Наоборот, это сеть, которая может принести пользу любой электронной валюте. Довольно похоже на то, как МакКалеб описывает свой секретный проект. Будет ли это форк Ripple или что-то принципиально иное — покажет время.

UPD: Только что хабраюзер dyakov опубликовал статью с более подробным описанием деталей работы протокола Ripple. Неделю Ripple на Хабре можно считать открытой?

Илья Сименко @ilya42
карма
528,7
рейтинг 0,0
full stack javascript developer
Самое читаемое Администрирование

Комментарии (22)

  • +5
    А пусть первым комментарием к этому посту будет видео про то, как британский гражданин Колин Бёрджес прилетел из Лондона в Токио, чтобы встретиться с CEO MtGox Марком Карплзом и узнать, каким образом можно теперь вывести свои средства с биржи. Очень показательное видео.



    Знаете, почему оно показательное? Согласно результатам довольно глубокого и длительного исследования руководителей компании, которое превратилось в книгу «От хорошего к великому, почему одни компании совершают прорыв, а другие нет» — высшим доступным уровнем для руководителя является такой, когда после его ухода с поста директора компании, компания продолжает свое развитие, улучшается и укрепляется, при том, речь не идет о 2-3 годах снимания сливок последователями, речь идет о десятках лет успешной работы этих бизнесов. Так вот, в этом смысле MtGox — хороший пример того, как хорошая компания превратилось в посмешище почти сразу после ухода её основателя — Джеда МакКалеба.

    Что, естественно, его тоже характеризует очень неплохо — «верьте моему новому проекту, потом я его продам, а вы #### как хотите».
    • +4
      Если бы мы с вами сейчас находились на каком-нибудь форуме или блоге, посвящённом бизнесу и менеджменту, ваш комментарий был бы куда уместнее. Возможно я даже соглашусь с вами, что Джед МакКалеб — никудышний предприниматель. Но здесь Хабр, и меня МакКалеб интересует в первую очередь как программист, создавший одну из первых популярных p2p-сетей, одно из первых и наиболее успешных прикладных приложений, использующих Биткоин (да, я говорю об Mt.Gox) и одним из первых, кто увидел потенциал мало кому известной поделки, которую пару лет назад представлял собой Ripple. Именно поэтому мне интересно, что он будет делать дальше.
      • +1
        Возможно, среди некоторых программистов и принято так, что когда его программное детище продано в другие руки — о нем больше не упоминается в случае проблем, но при этом обязательно преподносится тот же пример в качестве плюсика в резюме, с указанием, что все полезное в детище было сделано его руками, а все неурядицы — итог действий последующих владельцев.

        Но я думаю, нормальный программист может взять на себя часть ответственности за неудачи своего программного продукта, даже если их дороги разошлись пару лет назад, а вот всеми силами открещиваться от любых негативных упоминаний, это просто некрасиво и наводит на мысли. Так что жду от МакКалеба технических комментариев о реализации движка MtGox с уклоном в вероятные причины текущих проблем, а если они уже есть но я упустил — ткните носом, если несложно, тоже буду благодарен.
        • –1
          Вы как-то слишком уж сгущаете краски. Во-первых, есть разделение труда и программист действительно не может и не должен нести ответственность за абсолютно всё, что происходит с его детищем стараниями других программистов и менеджеров через два года после ухода из проекта. Во-вторых, я не заметил, чтобы МакКалеб «всеми силами открещивался» и утверждал, что «все полезное в детище было сделано его руками, а все неурядицы — итог действий последующих владельцев». Не сочтите за попытку перехода на личности, но у меня сложилось впечатление, что у вас на Mt. Gox зависла изрядная сумма денег и вы просто очень злы на эту контору и всё, что с ней связано.
          • 0
            На MtGox у меня накоплений нет. Ваша позиция понятна.
        • +1
          ID120, будучи программистом, я не представляю, как бы я мог комментировать проекты, в которых я не участвую, даже на следующий день после моего ухода. Это, во-первых, бессмысленно, а во-вторых, неэтично. Даже комментировать проект, в котором я участвую в настоящее время, не очень корректно, не согласовав свои действия с другими участниками и тем, кто за него отвечает.
        • +1
          Но я думаю, нормальный программист может взять на себя часть ответственности за неудачи своего программного продукта

          За архитектуру, алгоритмы, баги, да даже именование переменных и оформление кода — да (в пределах своих коммитов). За неудачи менеджмента, продукт использующего — с какого перепугу?
    • 0
      В одном из двух просочившихся документов открылась одна пикантная подробность: Jed McCaleb по-прежнему владеет 12% долей в MtGox:

      2.3 Ownership
      Tibanne has one sole shareholder; Mark Karpeles: CEO for Tibanne and MtGox.
      MtGox (Japan) has two principles: Tibanne, owned by Mark Karpeles (88%) and Jed McCaleb; the initial founder and creator of the MtGox exchange platform (12%).
  • 0
    Да. Интересно что он там придумал еще…
  • +1

    Ролик о Ripple на русском с сайта RippleRU российский шлюз.
  • 0
    Те мы имеем центральный орган который выпустил какую-то денежную массу для обеспечения работы экономики.
    Имеем доверенные узлы в пределах этой системы
    Имеем систему платежей между точками системы

    Чем это отличается от обычной банковской системы?

    Те чем мне удобнее\выгоднее и тп заплатить кому-то рипплами нежели просто деньгами?
    • 0
      Как я понял тем, что каждый участник может эмитировать свою валюту, единственным обеспечением которой будет его репутация.
      • 0
        Чем это удобно? Какой процесс оптимизирует?
        Можете привести пример где оно мне как экономическому агенту хорошо?
        • 0
          Давайте в одном топике в одном треде? :)
        • 0
          Теоретически это позволяет иметь распределённую биржу, на которой можно торговать любые однородные товары. Как это работает на практике — не знаю, не пробовал.
      • 0
        Тогда чем это отличается от paymer.com?
    • 0
      Ничем.
      В этом смысле классический риппл был намного перспективней.
    • –1
      Это отличается от обычной банковской системы примерно так, как email отличается от какой-нибудь корпоративной проприетарной системы обмена сообщениями. RIpple — это протокол, инфраструктура, в которой каждый пользователь не поставлен перед фактом, что он обязан доверять таким-то учреждениям и использовать такие-то средств обмена, а может сам выбирать, чем и как ему пользоваться.

      А платить кому-то рипплами или деньгами — выбирать вам, протокол поддерживает любые валюты, лишь бы гейты нашлись, которые с ними работают. Это не биткойн, риппл — не криптовалюта. XRP — только маленькая часть системы. Вообще, платить рипплами — это довольно странная идея, XRP — это скорее почтовые марки, а не деньги.
      • 0
        Да, конкурирующие системы это хорошо.
        я пытаюсь понять чем для меня будет лучше ripple
        ибо я так же могу скзаать что деньги как долг это инфрастуктура, а уже на ней построено много чего начиная от облигацией и кеша, и заканчивая массой деривативов.

        Есть ли какой-то пример на котором бы я понял что рипл в данном случае много лучше существующих аналогов?
        • –1
          Это, грубо говоря, инфраструктура для расчетов долговыми обязательствами. Обязательств любых лиц и в любых, выбранных этими лицами, единицах. Причём вы лично работаете с обязательствами тех лиц, которым вы лично доверяете (и в пределах лимитов, которым вы доверяете), я — с теми которым я доверяю. И даже если эти множества доверенных лиц не пересекаются, но существует цепочка доверия между ними, то мы можем производить взаиморасчёты без необходимости доверять друг другу или каким-то третьим лицам. Сейчас же мы вынуждены или доверять одному эмитенту (скажем, ЦБ РФ или ФРС США) и предоставляемой им инфраструктуре, или искать подобные цепочки самостоятельно и «ручками».
          • 0
            Дайте подумать… кому я больше доверяю… системе от жизнеспособности которой зависит существование экономики или Васе, которому завтра на голову может кирпич упасть… как-то мне кажется с точки зрения single point of failure я больше доверяю ФРС и ЦБ РФ ) Я понимаю что это не по-киберпанковски звучит, но как есть )

            И вообщем нет необходимости искать какие-то цепочки и тп — деньги принимаются везде… они в целом для того и придуманы, что б не искать цепочки, а ЦБ контролируется достаточность денежной массы для экономики как раз что бы не возникало ситуации что б предприятиям надо было искать какие-то цепочки.
            • 0
              Это вопрос лично вашего доверия чьим обязательствам доверять, не имея механизма принуждения к их исполнению.

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.