Пользователь
0,0
рейтинг
18 сентября 2015 в 23:58

Управление → Качество гарантировано: Как в действительности выглядит работа тестировщика игр (Часть 1) перевод



Старый видеролик с рекламой колледжа Уэствуд стал чем-то вроде шутки в мире видеоигр. Два парня, с комфортом устроившись на диване, убивают в хлам контроллеры, увлеченно играя на Sony PlayStation. Входит девушка и говорит: «Эй, ребята, вы уже закончили тестировать эту игру? У меня тут еще одна».

«Мы только прошли третий уровень, графику надо немного подтянуть», – отвечает один из парней. Затем, развернувшись к своему другу, он улыбается, как будто только что выиграл в лотерею: «Не могу поверить, что мы играем в игры, и нам еще за это платят».
«Знаю, – отвечает ему второй. – И моя мама говорила, что это мое увлечение видеоиграми ни к чему хорошему не приведет».

Именно так на протяжение долгого времени люди представляли себе жизнь тех, кто занимается тестированием компьютерных игр – не как работу по 5-9 часов в день, а как мечту всех подростков. Кто бы не хотел сидеть на комфортном диване и целый день играть в игры с небольшими перерывами на «подтягивание» графики в третьем уровне?



Реальность немного отличается от этой картины. Так называемая проверка качества компьютерных игр (QA), то есть их тестирование (здесь и далее автор смешивает в кучу составляющие процесса – тестирование (базовый уровень), контроль качества и обеспечение качества – прим. переводчика), часто воспринимается как «играешь в игры, и тебе еще за это платят», но на самом деле это можно было бы лучше описать как процесс «ломания» игр. Это низкооплачиваемая, редко приносящая удовлетворение и часто разочаровывающая работа, которая влияет – так или иначе – на качество современных игр, но не так, как вы бы могли того ожидать.

Профессиональный тестировщик не просто сидит перед телевизором и, попивая какой-нибудь энергетик наподобие Red Bull, проходит пятый уровень последнего шутера. Он (или она) проводит по 14 часов кряду, атакуя стены в этих уровнях для того, чтобы проверить их целостность. Хорошее тестирование видеоигр больше похоже на решение головоломки, чем на набивание нового рекорда в Donkey Kong, что бы нам ни показывали в рекламных роликах. «Для того чтобы хорошо выполнять работу в QA-мире, необходимы специфический подход и особое отношение к жизни», – сказал мне опытный тестировщик компьютерных игр. «Это выходит за рамки страсти к видеоиграм и уж точно не совпадает с представлениями о том, что ты играешь в видеоигры и получаешь за это зарплату».

Обычно тестировщиков недооценивают, вспоминая о них лишь тогда, когда что-то идет не так. QA-профессионалы утверждают, что работа эта скучная, напряженная и часто рассматривается как возможность пробраться в другие области разработки игр, нежели более традиционный карьерный путь. Часто тестировщики работают по временным контрактам или для аутсорсинговых компаний, которые препятствуют их прямому общению с разработчиками игр. И когда в игре особенно много багов или она вообще выходит в свет в сыром, практически неиграбельном виде – как многие из последних релизов – то обычно все винят в этом тестировщиков. Они же, кроме всего прочего, и те, кто должен гарантировать защиту, будучи последней стеной между ошибками программистов и деньгами покупателей. Всю суть передает название процесса: обеспечение качества (Quality Assurance). Иными словами, тестировщики должны обеспечить качество продукта.

Но действительно ли виноваты те, кто тестируют игры, в том, что те выходят на рынок сырыми? Как возможно то, что тестировщики не находят тех багов, которые мы видим в играх? Почему то и дело множество серверов лежат? Чем вообще занимаются эти люди на протяжении всего рабочего дня?

В попытках изучить мир тестирования компьютерных игр и попытаться объяснить, в чем заключается эта работа и какова она, я в течение нескольких последних месяцев активно общался с огромным количеством людей, которые в настоящее время занимаются тестированием или когда-то были тестировщиками. Многие из них предпочли не называть себя, чтобы защитить свою карьеру. Некоторые говорили, что ненавидят тестирование, другие же утверждали, что не могут себя представить за другим занятием. Практически все сходятся в том мнении, что лишь немногие понимают, в чем именно заключается работа по обеспечению качества.

Сколько существуют игры, столько в них живут и баги. Некоторые относительно безобидны и даже стали легендарными, как загадочный MissingNo в Покемонах. Другие же вошли в историю видеоигр: бесконечные уровни Minus World в игрушке Super Mario Bros., в который можно попасть, пройдя сквозь стену. Но неутомимые участники игрового сообщества не сидят на месте: новые баги постоянно находятся и поносятся, а также веселят игроков – глюков в Legend of Zelda: Ocarina of Time, например, хватило на 17-минутное забавное видео!



Все это скорее дружелюбные баги. Большинство глюков в видеоиграх в лучшем случае раздражают, а в худшем – стопорят игру. Поэтому каждая игра и проходит проверку качества – обширное тестирование, проводимое для того, чтобы удостовериться в правильности работы игрушки. Аббревиатура QA пришла в индустрию видеоигр из мира продукции – микроволновок, машин, конвейеров – и во многом тестирование игр не отличается от проверки продуктов. Работа проверяющего заключается в том, чтобы обстучать и обшарить каждый уголок игры и наиграться в нее до чертиков, пока не будут удалены все глюки – точь-в-точь как рабочий на фабрике, дорабатывающий последнюю игрушку.

Когда дело доходит до QA, то игровая индустрия не имеет здесь никаких стандартов: все игры разные, и у каждой компании свой подход к тестированию. Но тестер обычно проводит месяцы за игрой, проверяя текущие варианты создаваемого продукта самыми различными способами. Чем больше багов находит тестировщик, тем выше он ценится компанией. Это, конечно же, очень непросто: видеоигры – это сложные наборы взаимодействующих систем, которые должны быть аккуратно и методично протестированы на баги. А это может включать в себя многоразовое прохождение одного и того же уровня с небольшими изменениями (будь то использование нового героя, другого оружия или выбор новой дороги) и ведения записей всего того, что с вами приключилось.

Давайте для примера возьмем Grand Theft Auto V. В огромном открытом мире, созданном разработчиками из Rockstar Games, тестировщикам приходилось разделять и властвовать. «Во время тестов разные люди занимались определенными миссиями или задачами, мини-играми и т.д.», – говорит человек, который помогал тестировать игру. «Обычно работа шла от общего к частному. Сначала ты проходишь основные миссии по порядку, потом идут кражи, затем дополнительные миссии и проверка различных персонажей, затем ты продвигаешься к тестированию стриптиз-клуба и проституток».

Этот же тестировщик сказал, что иногда им также приходится тратить уйму времени на крошечные участки игры. Например, когда дизайнеры из Rockstar попросили группу тестировщиков проверить все, что игроки могли бы сделать со службой такси в игре. Они быстро нашли, что если взять такси для новой миссии, то миссия запускается еще до того, как игрок отпустит таксиста с миром, что приводило к забавным моментам, когда автомобиль кружил вокруг или пытался сдать назад во время внутриигровых кат-сцен.

«Я думаю, что такая работа над проектами делает их гораздо лучше благодаря тому, что мы находим такие моменты, когда происходит что-то действительно дурацкое», – сказал тестировщик. «Мы нашли множество багов: говорящие свиньи, то и дело по-человечески встающие на задние ноги и уходящие прочь, простые прохожие, которые неожиданно стремительно взлетают ввысь. Тревор, сняв штаны, так и не удосуживался их одеть обратно – всю оставшуюся игру он бегал с болтающимися где-то внизу брюками. Собака Франклина погибала, едва прикоснувшись к воде… пес просто падал в пруд и камнем шел на дно, стоило ему только намочить лапы».



Найти баги – это только первый шаг. Второй, и куда более сложный – это попытаться воспроизвести глюки, чтобы инженеры компании могли их исправить. Тестировщик не может просто написать что-то вроде «с Тревора спадают штаны» и отправить это команде программистов. Что могут инженеры сделать с подобной информацией? Для того, чтобы найти, выделить и исправить баг, программистом нужно знать, как именно это произошло, что может быть нелегкой головоломкой, если учесть огромное количество различных факторов в видеоиграх. Хорошие тестировщики быстро учатся запоминать каждое свое действие – значительное и мелкое – так что они могут хотя бы попробовать воспроизвести любой встреченный ими баг. «Мне нравиться, что работа тестировщика похожа на оплачиваемое решение головоломок», – говорит Роб Ходжсон (Rob Hodgson), опытный тестировщик с 8-летним опытом. «Для некоторых людей попытки воспроизвести шаг за шагом какую-нибудь странную ошибку, которая была найдена ранее, могут быть захватывающими».

Обычные рабочие дни тестировщика могут значительно изменяться в зависимости от проекта, роли и позиции в компании. Так, человек, получивший работу через аутсорсинговую компанию, может провести 10 часов, врезаясь в каждую стену в последней версии Call of Duty, чтобы выяснить, где конструкцию можно пробить (эдакий «ударный тест»). Штатный сотрудник, который занимается тестами, может работать с программистом, пытаясь разобраться, отчего в их мобильной игре уменьшается частота кадров на версии для Android. Непостоянная и, как правило, монотонная по своей природе работа в сфере QA может нести в себе некоторые неожиданные испытания. Например, тестировщики, работавшие над музыкальной игрой Rock Band, говорили, что звуки, выдаваемые «пластмассовыми» барабанами, до такой степени приводили их в бешенство, что им пришлось установить правило: никаких инструментов по вторникам и четвергам.

Во время игры тестировщики записывают отчеты, используя программное обеспечение типа Jira, для того, чтобы объяснить, что произошло, и как это произошло. Программисты, которые в идеале не работают в данный момент над новым контентом и занимаются исключительно исправлением багов, анализируют отчеты и отвечают, если есть такая необходимость, – иногда с вопросами, проблемами и язвительными комментариями.

Когда игра на консоль практически завершена, она должна пройти сертификацию – процесс, при котором издатель (EA, к примеру) попросит у производителя консолей (Sony, Microsoft или Nintendo) проверить игру на наличие серьезных багов. Во время этого процесса сертификации вторая волна QA-персонала (ребят называют «тестировщики на соответствие») проходятся по ней еще раз, проверяя, все ли соответствует ожиданиям. У каждого производителя консолей есть свой список, в котором описаны все требования – от сообщений об ошибках до достижений, и если игра не соответствует какому-либо элементу, то издателю придется ее исправить и попробовать пройти сертификацию к снова – к черту все дедлайны! «Microsoft требует от всех игр, чтобы они имели возможность перехода в меню Xbox 360 из любого места в игре», – сказал один тестер, который работал для крупного издателя игр, проверяя их на соответствие требованиям. «По правилам Sony, в играх не должно быть возможности пропустить экраны с заставками студии/издателя в начале игры при первом просмотре. Nintendo не хочет нецензурной лексики в своих играх, поэтому все тексты имеют фильтры, которые мы проверяем и пытаемся поломать».

«Я не играл в BioShock Infinite по меньшей мере два года после релиза», – недавно сказал мне один бывший тестировщик. Он работал для компании 2K и много времени потратил на тестирование этой игры, он остался разочарован тем, во что в итоге превратился продукт, который, как он заметил, недостоин оригинальной версии.

«Единственное, что снова заставило меня играть в игру – это наблюдение за скоростным прохождением BioShock. Мы провели множество ночей за быстрым прохождением игры. Интересно увидеть, что игроки делают, чтобы урезать уровни».

Одним вечером тестировщик увидел видео, в котором был побит мировой рекорд прохождения игры. На одиннадцатой минуте он просто вышел из себя.



«Я взбесился, потому что они используют баг, чтобы выбраться из уровня и автоматически продвинуться вперед. Я ДОЛЖЕН БЫЛ НАЙТИ ЭТОТ ГЛЮК!» – написал мне тестировщик по мылу.

В течение очень долгого времени индустрия видеоигр выставляла тестирование как работу мечты: эй, дети, играйте в игры целый день, и мы вам за это будем платить! Но в последние годы, на поверхность выползли различные «ужастики» об этой профессии мечты: тестировщики начали делиться историями о монотонной изматывающей работе и плохом отношении к ним со стороны компаний, которые воспринимают их как расходный материал в огромной развивающейся машине.

Это выражается также и в низких зарплатах. Такая работа не имеет высоких требований – обычно для того, чтобы получить позицию тестировщика начального уровня, не нужно обладать опытом или дипломом. В то же время многие хотят заполучить эту работу, оттого и зарплаты средние. В 2014 году были опубликованы результаты исследования по зарплатам среднестатистического начинающего тестировщика. Оказалось, что годовой оклад такого работника составил около 55 тыс. долларов (судя по всему, это зарплата до вычета налогов – прим. переводчика), но это зарплата штатных сотрудников, в то время как большинство тестировщиков – контрактники, работающие либо напрямую с разработчиком, либо на компании, которые принимают заказы на тесты от множества издателей. Многие из этих контрактников говорили мне, что их зарплаты варьируются от 10 до 15 долларов за час – это в среднем 21-30 тыс. долларов в год.

Также тестировщики говорят, что на рабочем месте они ощущают неуважение к себе. Многим из них (особенно контрактникам) запрещено напрямую общаться с разработчиками, и все общение осуществляется исключительно посредством письменных рапортов о выявленных багах. «Это было чем-то вроде неписанного правила – нам нельзя было напрямую контактировать с разработчиками», – сказал мне один тестировщик. – Вся коммуникация обычно осуществлялась через QA-лидов. Все общение с разработчиками сводилось к комментариям в базе данных об ошибках, что нельзя назвать идеальной формой взаимодействия, при которой легко неверно интерпретировать комментарий/вопрос разработчика об ошибке как колкость или раздраженное замечание».

Так не в каждой студии: «Когда вы предоставляете тестировщикам льготы, возможность служебного роста, уважение и отсутствие боязни увольнения, то это притягивает нужных людей», – говорит Ариэль Смит (Ariel Smith), которая занимается тестированием MMO-игр в студии Cryptic. Она рассказала мне, что любит свою работу, но неуважение к тестировщикам действительно стало модным. Несколько тестеров сказали мне, что им приходится пользоваться боковыми входами, чтобы войти в офисы, где они работают, и что им запрещено общаться с другими сотрудниками. Другие говорят, что разработчики часто издеваются над ними в той или иной степени. Например, известна одна ситуация, когда инженер по качеству исправлял очередной баг, что не мешало ему постоянно отправлять тестировщику сообщение наподобие «Невозможно воспроизвести». В типичной студии тестеров считают самым нижним слоем иерархии. Отчасти это из-за природы работы – тестировщик показывает другим, где те напортачили. Это всегда задевает чье-то самолюбие.

«Те, кто тестируют игры, думают только о том, чтобы найти баги, разработчики думают только об исправлении этих ошибок», сказал мне один тестер: «Они не являются командой и не работают вместе. Это почти как игра в теннис. Тестеры вообще-то заинтересованы в том, чтобы игра была глючной, иначе им нечего будет делать. Поэтому две стороны в каком-то смысле работают в ущерб друг другу, что нельзя назвать здоровым рабочим процессом».

В некоторых игровых компаниях начальство устанавливает для тестеров нормы найденных ошибок, и если багов будет меньше, чем указано в норме, то тестерам может грозить сокращение. Это порождает странное напряжение, когда тестировщики начинают конкурировать за то, кто первый найдет самые большие ошибки. Иногда такие сотрудники проявляют изобретательность и находят пути для того, чтобы больше работать, больше получать и выглядеть более ценными сотрудниками для компании. «Были и такие тестеры, которые выявляли баги в такое время, чтобы иметь возможность поработать сверхурочно. Если на выходные не запланировано дополнительных часов, то они сообщают о множестве ошибок днем в пятницу. В некоторых случаях это повлечет за собой сверхурочные часы работы», – рассказал мне один тестировщик.

Тестировщикам приходится также иметь дело с другими не самыми приятными вопросами индустрии игр, связанными в основном с обязательствами и частыми увольнениями. Крупные разработчики обычно нанимают десятки тестировщиков перед окончанием крупного проекта и прощаются с ними, как только игра выходит в свет. Вместо того, чтобы отмечать успешное завершение проекта с разработчиками, они вынуждены искать новую работу.

Учитывая все вышеперечисленное, у стороннего человека может создаться впечатление, что это ужасная собачья работа, но у нее есть и позитивные аспекты. Многие тестировщики говорят мне, что, несмотря на многие проблемы в работе, тестирование видеоигр может быть приносящим удовлетворение и уникальным в своем роде познавательным занятием.

«Мне нравилось заниматься тестированием, и я бы повторил это снова, если бы потребовалось», – говорит Обед Навас (Obed Navas), бывший тестер, который работал над такими тайтлами, как BioShock и Call of Duty. «Несмотря на то, что тестировщик – это не самое гламурное звание, и с такой работой ты рискуешь потерять всякий интерес к видеоиграм в нерабочее время, в конце концов возможность увидеть свое имя в титрах дорогого стоит. Также круто иметь какие-то связанные с проектами вещи, которые нигде нельзя достать, и на вопросы знакомых о том, где я их взял, с гордостью отвечать «Я работал над этой игрой».

Вторая часть здесь.

P.S. Сами работаете тестировщиком? Согласны с мнением автора оригинальной статьи? Расскажите нам, пожалуйста, о своей работе, ее плюсах и минусах – так, как видите это вы.
Перевод: Jason Schreier
Александр @ascold
карма
20,5
рейтинг 0,0
Реклама помогает поддерживать и развивать наши сервисы

Подробнее
Реклама

Самое читаемое Управление

Комментарии (10)

  • +8
    > «Для того чтобы хорошо выполнять работу в QA-мире, необходимы специфический подход и особое отношение к жизни»

    Это выглядит примерно так:

    Заходит однажды тестировщик в бар.
    Забегает в бар.
    Пролезает в бар.
    Танцуя, проникает в бар.
    Крадется в бар.
    Врывается в бар.
    Прыгает в бар

    и заказывает:

    кружку пива,
    2 кружки пива,
    0 кружек пива,
    999999999 кружек пива,
    ящерицу в стакане,
    –1 кружку пива,
    qwertyuip кружек пива.
    • +2
      4294967297 кружек обычно или 2147483649.
      Во многих играх была эта бага.
      • 0
        Transport tycoon позволял совершить покупку при условии если после покупки сумма на счету будет положительной.
        Поэтому подземный туннель через полконтинента стоимостью около 2,5 миллиардов долларов позволял получить практически бесконечное количество денег.
  • +1
    В городе, где я живу, есть несколько филиалов фирм, занимающихся разработкой игр.Но о таком отношении к QA в них не слышал. А кто-нибудь на просторах СНГ сталкивался с подобным?
  • +2
    Далековато от правды. Разработка игр это такая же разработка софта.
    Если QA и разработчики «не являются командой и не работают вместе», то это проблемы менеджмента проекта.
    Про частые увольнения, низкие зарплаты, неуважение, нормативы на количество багов — это бред, хотя в жизни такой бред встречается. Но мне такое не попадалось, везло наверное.
    Работаю в крупном игровом проекте, у нас такого и близко нет.
    Я уже лет 10 как в тестировании работаю. Единственное чем, на мой взгляд, отличается геймдев от софтдева, это наличием некоторой авральности ну и некоторой безбашенностью коллектива :)
    Кста, про то, что «разработчики часто издеваются над ними в той или иной степени», могу сказать только, что наши разрабы скажут наоборот — это QA жестокие и бессердечные гады и постоянно над ними измываются :)
    • +1
      Спасибо вам за отзыв! Значит, не так страшен черт, это радует :) Хотя, конечно, очень многое зависит от компании и менеджмента, как вы верно подметили.
  • +1
    Я работала тестировщиком локализаций игр на аутсорсинговую компанию в Великобритании (проверка русского языка в играх). Мне безумно нравилось, атмосфера была потрясающая. Единственным недостатком было отсутствие регулярных проектов и, как следствие, нерегулярный заработок, так что пришлось в итоге искать более постоянную работу. А в целом даже те скучные игры, которые приходилось тестировать (типа викторин, а не гонок и шутеров, которые я люблю) не сильно портили картину.
    • 0
      Спасибо большое за комментарий! Позвольте спросить, как называлась ваша должность? И как нашли эту работу, если не секрет?
      • +1
        Спасибо за публикацию! :) Прямо читала и проникалась — у меня муж разработчик в 2K и большой игроман, так что всю индустрию знаю практически изнутри и непонаслышке :)

        Должность называлась Linguistic Game Tester, нашли они вроде меня сами, или я их нашла в местной интернет-газете. Это была моя первая работа в Великобритании, т.е. на момент поиска я была резидентом и имела разрешение на работу. Зарплата была раза в 1,5 больше почасового минимума.
        • 0
          Благодарю за столь подробную информацию! На этой неделе планирую выложить вторую часть – как говорится, stay tuned :)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.