11 января в 16:43

Google зарабатывал столько, что о деньгах думать не приходилось. До сего момента перевод

Финансовый директор Alphabet г-жа Рут Порат желает сосредоточиться на Маунтин-Вью. Сможет ли Moonshot factory — исследовательская лаборатория «прорывных проектов» — приспособиться к новым условиям?

image

Ранее в этом году, Астро Теллер, учёный с оригинальной причёской «конский хвост» и писатель-фантаст, дал интервью изданию TED.

Оно было первым для Теллера, но не для Х-лаборатории (или Google X), поскольку исследовательская лаборатория, которую он возглавляет, довольно известна. Эта лаборатория постоянно присутствовала в цепи связи многие годы. В 2011 году Себастьян Тран, основатель Х-лаборатории, вышел на сцену TED и выдал прогноз, что автомобили без водителей положат конец дорожно-транспортным происшествиям с летальным исходом. В 2013 году Сергей Брин, соучредитель Google, продемонстрировал разработанный в Х-лаборатории носимый компьютер Google Glass, утверждая, что закрепляемые на лице устройства являются естественным преемником смартфона. В 2015 году Крис Армсон, технический руководитель программы автономных транспортных средств в Х-лаборатории, провозгласил, что автомобили-роботы должны работать вообще без человеческого надзора. В феврале 2016-го подошла очередь Теллера.

«У меня есть секрет для вас», — начал он со своей самоуверенной улыбкой. «Наша площадка прорывных проектов — Moonshot factory — является довольно неприятным местом».

Этот комментарий, как показалось, был вызван ощущением, растущим в т.ч. на Уолл-Стрит и в компании Alphabet (родительская компания для Google и X-лаборатории), что Теллер выбрасывает деньги на сумасшедшие эксперименты. Google потратил большие деньги на вывод на рынок очков дополненной реальности — устройства были доставлены парашютистами во время их прыжка — однако продукт провалился и был снят с рынка в начале 2015 года. Автомобиль-робот столкнулся с проблемами как в прямом смысле (произошло несколько столкновений автомобилей), так и в переносном (несколько ведущих специалистов Google ушло, чтобы основать свою собственную компанию для разработки автомобиля без водителя). В целом на группу «Другие ставки» («Other Bets») (смягчающий термин, который компания Alphabet использует применительно к Х-лаборатории и другим бизнес-подразделениям, не входящим в Google) было списано, как потери, приблизительно 3,6 млрд. долларов в 2015 году, что, примерно, вдвое больше потерь предыдущего 2014 года.

image

Антенна для доступа в интернет, обеспечиваемого стратостами по проекту Loon

На TED Теллер попытался подать неудачи Х-лаборатории как часть общей стратегии, которая, в конечном счёте, приведёт к прорывным успехам. Он коротко сказал о нескольких неудачных экспериментах — роботизированные вертикальные фермы, гигантские грузовые дирижабли — прежде чем перейти к одному из наиболее перспективных начинаний, проекту Loon. «Мы пытаемся построить интернет на базе стратостатов», — сказал он.

Проект Loon — по словам некоторых бывших сотрудников компании Alphabet — давно был фаворитом у основателей Гугла Сергея Брина и Ларри Пейджа. Первоначально предполагалось отправить в стратосферу прим. 100 000 стратостатов — громадных, размером с дом метеозондов, оснащённых приёмопередатчиками. Этот внушительный флот плюс дирижабли, дроны, а также подземные кабели должны сформировать всеобъемлющую всемирную сеть широкополосного доступа, превосходящую всё, предлагаемое традиционными телекоммуникационными операторами. «Интернет придёт к более чем 4 миллиардам людей», — сказал Теллер в интервью TED, в то время как на экране за ним в широкоформатном видео стратостат проплывал над горными вершинами, покрытыми снегом. Он сообщил об успехе первых испытаний, проведённых компанией. «Мы будем продолжать идти вперёд». Аудитория аплодировала.

Через шесть месяцев после воодушевляющего выступления Теллера ушёл с поста Майк Кассиди, руководитель проекта Loon. Примерно в это же время Урмсон, специалист по автомобилям-роботам, покинул Alphabet, так же как и Дэвид Вос, руководитель проекта Wing по использованию дронов. Шон Маллэни, первый заместитель Воса, также ушёл из компании.

Другие недавние отставки: Крейг Баррет, исполнительный директор Access, телекоммуникационное подразделение; Билл Марис, генеральный директор венчурного подразделения компании, GV; Тони Фаделл, генеральный директор, занимавшейся смарт-термостатами в компании Nest, который также работал над запуском Google Glass. Проект, называемый сейчас Aura, также потерял своих руководителей по конструированию и разработке.

image

Порат

Архитектором этой реорганизации — известной как «Альфабетизация» в вечно солнечном Гугле — стала Рут Порат, новый финансовый директор. Г-жа Порат, родившаяся в Англии, но выросшая в Пало-Альто, Калифорния, возглавила технологическое банковское подразделение Morgan Stanley во время первого бума интернет-компаний, затем работала советником в Министерстве финансов США во время известного спасения от банкротства компаний Fannie Mae и Freddie Mac во время кризиса 2008 года, после чего стала финансовым директором в Morgan Stanley в 2010 году. Она пришла в Гугл в мае 2015 года с поручением навести порядок и сосредоточиться на компании, имевшей столько денег, что ей никогда не требовалась основная часть их. Она ввела строгое бюджетирование и, по словам людей, знакомых с действиями Alphabet, вынудила группу «Другие ставки» начать платить за общие сервисы Google, которые они использовали. Проекты, имевшие размытые сроки окупаемости в 10 или более лет, в некоторых случаях должны были показать путь получения прибыли вдвое быстрее.

В большинстве крупных компаний такой финансовый контроль является стандартной рабочей процедурой, и инвесторы Alphabet были довольны. Их акции выросли на 35% после прихода г-жи Порат. Однако в группе «Другие ставки» её действия были оценены неоднозначно, и г-жа Порат получила нелестное прозвище «инквизитор». «Она — профессиональный убийца», — говорит прежний топ-менеджер Alphabet. «Если Ларри что-то не понравится», — продолжает он, вспоминая Ларри Пейджа, — «то Рут тут же ликвидирует это».

Критики, в том числе более десятка бывших топ-менеджеров Гугл, которые говорили на условиях анонимности, поскольку они подписали соглашения о неразглашении, указывают, что в компании возникли проблемы баланса между инновациями и её основным бизнесом — поисковой рекламой. За 12 месяцев, закончившихся в сентябре, реклама в Google дала 89% всех доходов Alphabet или 76,1 млрд. долларов США. Как выразился один бывший руководитель: «Никто не хочет признать реальность, что это — рекламная компания с некоторым букетом сторонних хобби».

Назад на землю: новые правила для «Площадки прорывных проектов» Гугла

«Гугл — не обычная компания», — Брин и Пейдж написали в письме инвесторам, когда их компания выходила на публичный рынок в 2004 году. «Мы не намереваемся стать обычной компанией.»

Этот документ, озаглавленный "«Руководство владельца» для акционеров Гугл", является легендарным в Кремниевой долине, характеризуя позицию, известную в головном офисе компании в Маунтин-Вью как «среда и дух компании Гугл» или «гугленность». В письме Пейдж и Брин отмечали, что Гугл никогда не будет концентрироваться на быстром получении прибыли, а будет вместо этого инвестировать в льготы и привилегии (бонусы) для персонала, такие как бесплатное питание и предоставление возможности сотрудникам тратить до 20% своего рабочего времени на проекты по своему выбору (эту программу уже свернули). «Руководство владельца» констатирует, что Пейдж и Брин, которые продолжают управлять компанией Alphabet через сложную структуру собственности, дающую их акциям больше голосов, чем инвесторам, намеревались инвестировать в бизнес-направления, находящиеся далеко в стороне от интернет-поиска. «Не удивляйтесь», — писали они, — «если мы делаем небольшие инвестиции в области, которые могут показаться весьма рискованными или даже странными».

«Кэш-машина» и группа «Другие ставки» («Other Bets»)

Google
Поиск, Android, почта Gmail, карты Maps, YouTube, облако Cloud, смартфон Pixel.
Заработано 26,8 млрд. долларов*.

Nest
Устройства для «интеллектуального дома»: термостаты, детекторы дыма, камеры обеспечения безопасности.

Verily
Контактные линзы, считывающие некоторые биометрические показатели.

Access
Предлагает через компанию Google Fiber широкополосный доступ в интернет; в настоящее время работает над беспроводным доступом.

X-лаборатория
Прорывные проекты («Moonshots»): интернет-стратостаты, дроны для доставки, автомобили-роботы и т.д.

Sidewalk Labs
Wi-Fi-киоски в Нью-Йорке.

Jigsaw
Технический инкубатор под контролем бывшего генерального директора Эрика Шмидта.

DeepMind
Программное обеспечение искусственного интеллекта, в т.ч. бот для игры го.

Calico
Попытка найти лекарство от смерти.

Убытки 3,8 млрд. долларов США

*Операционный доход за финансовый год, закончившийся для компании 30.09.2016

В основе того, что делало всё это возможным, были, конечно, деньги. За причудливым духом альтернативной культуры был невероятно прибыльный бизнес с потенциалом поглощения целых отраслей. В то время как традиционные рекламные компании обращались к целевой аудитории на основе демографических профилей, поисковая реклама Гугла могла быть направлена на людей, которые уже интересовались каким-то конкретным продуктом. AdWords, новаторская схема ценообразования Гугла с оплатой за клик, означала, что рекламодатели платили только за рекламу, которая работала. Результат произвёл революцию в медиа и рекламе и дал Гуглу поток доходов, который казался почти безграничным. У сотрудников Гугла есть название для своего рекламного бизнеса: «кэш-машина». Гугл к моменту IPO принимал от рекламодателей почти 400 млн. долларов каждые три месяца. В последний квартал поступления в Alphabet составили 18 млрд. долларов, из них около 5 млрд. — прибыль.

Но Брин и Пейдж никогда не были особенно захвачены всем этим — или, вернее, они были сосредоточены на этом бизнесе лишь постольку, поскольку он делал возможными ещё более амбициозные технологические проекты. Прежний технический специалист из Гугл вспоминает встречу с Пейджем в конце 90-х. Я начал задавать вопрос: «Вас интересует…».

«Да», — прервал Пейдж. «Нас интересует всё».

С годами рискованными инвестициями Гугла стали приобретение YouTube и Android (точнее организация Open Handset Alliance), а также вторжение в программное и аппаратное обеспечение, индустрию развлечений, в телекоммуникации и медиа. В середине 2000-х Пейдж и Брин решили создать своего рода цифровую «Библиотеку Александрии», просканировав каждую книгу, напечатанную к настоящему времени. Это был первый «moonshot» («бросок к Луне») компании, когда Марисса Майер, тогдашний вице-президент Гугла (сейчас она генеральный директор Yahoo!), сообщила о нём в еженедельнике New Yorker в 2007 году.

Частично из-за структуры и частично из-за неконфликтности Пейджа, который стал генеральным директором в 2011 году, эти новые бизнес-начинания эволюционировали в своего рода «вотчины». Во главе каждого направления стоял какой-то воодушевлённый руководитель — почти всегда технический специалист, который выносил идею и сумел получить поддержку Пейджа или Брина, что означало огромные ресурсы для работы над нею. В Х-лаборатории было так мало контроля, что, как вспоминает один бывший сотрудник, однажды финансовый директор Патрик Пичетт не мог войти в здание и должен был ждать снаружи под дождём. Теллер говорит, что эта история является гугловским эквивалентом городских баек, но не ставит под сомнение, что доступ к X-лаборатории жёстко контролируется. «Я уверен, что кто-то имел проблему с пропуском в какой-то момент», — говорит он.

В такой корпоративной фрагментации была своя рациональность. Параллельные проекты, рассматриваемые затем как «хозрасчётные подразделения», часто прямо конкурировали с Google-партнёрами по рекламе, и, кажется, трудно себе представить, что традиционно организованная компания была бы в состоянии запускать такие сервисы, как, например, Google Fiber (домашний широкополосный интернет) и Project Fi (виртуальный сотовый оператор), в то же время пытаясь убедить крупные телекоммуникационные компании ввести программное обеспечение разработки Google в свои устройства.

Но эта фрагментация создала множество накладок. В какой-то момент в 2016 году у компании было два музыкальных абонентских сервиса (YouTube Red и Google Play Music), две группы венчурного капитала (GV и CapitalG), две операционных системы для мобильных устройств (Chrome OS и Android), а также две продвинутых исследовательских лаборатории — X и ATAP; последнюю Пейдж создал в 2014 году, когда он принял на работу Регину Дуган, бывшего директора Агентства оборонных перспективных исследовательских разработок (DARPA) при министерстве обороны США. (Г-жа Дуган ушла из Гугл в Фейсбук в начале 2016 года.)

image

Модель генерирующего энергию воздушного змея, разрабатываемого в Х-лаборатории

Всё это дублирование создавало напряжённость, отчасти и потому, что, как говорят бывшие сотрудники Google, Пейдж старается не замечать сотрудников, которыми он недоволен. «Подход Ларри к увольнению кого-либо состоит в том, чтобы сделать это настолько неприятно, насколько он может», — говорит бывший сотрудник. Эрик Шмидт, бывший генеральный директор Google, и Билл Кэмпбелл, член совета директоров компании и наставник Пейджа, помогали сглаживать эти конфликты. Но Шмидт, являющийся в настоящее время председателем совета директоров/правления (с функциями руководства текущей деятельностью), начал больше заниматься лоббированием Google в Вашингтоне, а Кэмпбелл тяжело заболел (он умер от рака в 2016 году.)

Отсутствие структуры, в дополнение к внутренним затруднениям, делало более трудным «прорывным проектам» Google объяснять себя миру. Многие бывшие сотрудники Х-лаборатории винят во враждебном приёме, который встретили очки дополненной реальности Google Glass, переоценку, проявленную частью маркетингового подразделения Google. При содействии Брина, который управлял X-лабораторией в то время, Google договорился о партнёрстве с модельером Дианой фон Фюрстенберг, чтобы надеть очки Google Glass на манекенщиц во время Нью-Йоркской недели моды осенью 2012 года. На следующий год очки Google Glass были показаны в 12-страничном портфолио в американском женском журнале моды Vogue. Такая агрессивная реклама усилила чувство разочарования, когда очки были выпущены в 2013 году. Они «рухнули», зарабатывая ужасные отзывы и вызывая реальные стычки между первыми приверженцами и, например, завсегдатаями баров, которые не оценили по достоинству того факта, что крошечная камера направлена на них. В лексикон Кремниевой долины вошёл термин «glasshole» (Прим. переводчика: игра слов glass и asshole — буквально, «придурок в очках»).

Теллер медлит, когда его спрашивают, что привело к провалу очки дополненной реальности. «Я думаю, мы были правы, что попробовали» — говорит он после долгой паузы. «Тогда было неочевидно, должно ли что-нибудь вроде таких очков быть привязано к Google с точки зрения бренда или нет. И мы кое-что узнали.» Он отмечает, что, хотя очки были выведены на рынок как исследовательский проект, многие люди восприняли их как готовый продукт.

image

Теллер

Теллер установил процедуры, чтобы избежать подобных провалов, включая формальный процесс, по которому начинающие руководители проекта, чтобы продолжать, были бы обязаны иметь надёжное экономическое обоснование, а также рабочий прототип. «Это был какой-то зародышевый суп, где всё булькало и пузырилось, но было исключительно неструктурированным», — говорит Оби Фельтен, чья визитная карточка идентифицирует её как «руководителя подготовки прорывных проектов к контакту с реальным миром». (Должности в Х-лаборатории называются предельно «по-гугловски».) Х-лаборатория начала платить бонусы руководителям, ликвидировавшим свои проекты до того, как расходы вышли из-под контроля, и это остановило разработку, по крайней мере, одного, которому уже был дан зелёный свет. Эта попытка, известная внутри компании под названием Tableau и защищаемая Брином, была планом создать гигантские телевизионные экраны.

После закрытия Х-лаборатории Пейдж ушёл в свой собственный поисковый режим. Начиная с 2014 года, он начал передавать повседневные обязанности в Google Сундару Пичаи, давнему руководителю продукта, и собрал небольшой внутренний исследовательский центр. Эта группа работала тайно — сотрудники в Х-лаборатории, которые ощутили её воздействие, стали называть её насмешливо как Google Y. Пейдж называл группу Javelin (копьё). Команда Javelin подолгу обсуждала разные идеи, включая план массового строительства небоскрёбов и другие, направленные на создание «интеллектуального города», что привело к открытию лаборатории Sidewalk Labs — стартапа, который возглавил Дэн Докторофф, бывший генеральный директор в Bloomberg LP.

Однако дополнительной целью группы Javelin — по словам двух бывших её сотрудников — было решение проблемы «вотчин» раз и навсегда. Идеей Пейджа было провозглашение «федерации Гуглов», как сказал один из сотрудников. Пейдж хотел видеть самостоятельные компании, которые могли бы планировать и исполнять свои бюджеты, бизнес-модели и брендинг независимо от родительского Google.

Без какого-либо предварительного предупреждения Пейдж 10 августа 2015 года, в понедельник, после полудня отправил письмо инвесторам и общественности. Он учредил Alphabet — новую холдинговую компанию. Google и «Другие ставки» должны были стать дочерними компаниями, каждая со своим собственным генеральным директором. «Холдинг Alphabet ориентируется на компании, процветающие благодаря сильным руководителям и независимости» — написал Ларри Пейдж. «Главное в том, что компании в Alphabet должны быть независимыми и развивать свои собственные бренды». Alphabet должен также начать сообщать о доходах Google отдельно каждый квартал, благодаря чему инвесторы, наконец, могли бы узнать, сколько денег теряют Х-лаборатория и группа «Другие ставки» и насколько прибыльна кэш-машина Google. В конце письма Пейдж попробовал пошутить. «Не беспокойтесь», — написал он, — «мы сами всё ещё привыкаем к новому имени!»

Отчёты о доходах Alphabet раскрыли, насколько здоровым был Google под руководством Пичаи. Компания Google в дополнение к двузначному росту доходов за прошедший год в своём рекламном бизнесе представила перспективный новый помощник, позволяющий конкурировать с Echo от Amazon, и усилила своё подразделение облачного сервиса. «Чем больше информации, тем лучше для инвесторов, поскольку никто не пожелает инвестировать в чёрные ящики», — говорит Дэн Найлс, партнёр-учредитель AlphaOne Capital Partners, компании по управлению инвестициями, которая имеет акции Alphabet в портфеле. Но Найлс добавляет: «настоящее решение состояло в том, что они привлекли г-жу Рут Порат.»

image

Жидкое топливо из морской воды. Топливо оказалось слишком дорогим в производстве, и Х-лаборатория закрыла этот проект.

Почти никто не предвидел назревающие изменения. Большинство топ-руководителей узнало об этом только утром следующего дня. «Это было ошеломляюще», — говорит Рич Девол, который является «директором по быстрой оценке и безумной науке» в X-лаборатории. Он помог запустить проект Loon и к 2015 году отвечал за экспертизу прорывных проектов, что означало наличие у него гугловского эквивалента допуска к самой секретной информации. Он не раз разговаривал с Брином и Пейджем. И всё же он говорит: «Я понятия не имел, что они собирались сделать это».

Во многих «Других ставках» изменение проявилось как отход от принципов «среды и духа компании Гугл». Двумя годами ранее, для примеры, Google выделил 3,2 млрд. долларов США на покупку Nest, объяснив приобретение, как часть плана создания амбициозного подразделения аппаратного обеспечения, руководимого Фаделлом, бывшим техническим специалистом из Apple, известном созданием оригинального прототипа iPod. По словам двух человек, близких к Nest, этой компании было первоначально обещаны большая самостоятельность в создании продуктов и бюджет, который позволил бы ей работать с убытком 500 млн. долларов каждый год в следующие пять лет. Фаделл, когда он уходил в июне 2016 года, сказал в интервью изданию Bloomberg News, что он начал думать об уходе в конце 2015 года, вскоре после образования Alphabet. Люди, знакомые с ним, говорят, что он винит бюджетные ограничения, налагаемые г-жой Порат, которые ограничивают возможности Nest. Другой человек, близкий к Nest, оспорил цифру в 500 млн. долларов.

image

Включено в новый выпуск Bloomberg Businessweek, 12-18 декабря 2016 года

Подразделение Google Fiber, которому Брин очень помогал при запуске, также было намечено под сокращение. Это направление получило солидные отзывы и его генеральному директору, Крейгу Баррету, бывшему предпринимателю по полупроводникам, было передано управление над несколькими другими проектами Google, известными как Access и Energy. Обширный портфель проектов Баррета содержал планы по экологически чистым источникам энергии, проекты по разработке беспроводных роутеров для дома, а также план прокладки оптоволоконного кабеля в странах Африки к югу от Сахары. «Крейг думал, что у него появился шанс стать похожим на архитектора и изобретателя Бакминстера Фуллера и перестроить мир», — сказал бывший сотрудник Google.

«Альфабетизация» уменьшила размеры поля деятельности Баррета до компании Fiber, которую он попытался расширить, провозгласив планы предоставить услуги от Google по доступу к интернету и кабельному ТВ в более чем десяти городах США. Но получение разрешений на прокладку волоконной оптики занимает много времени, а сам процесс прокладки является довольно дорогим. Бывшие сотрудники говорят, что Пейдж был разочарован отсутствием прогресса у Fiber. «Ларри просто думал, что подразделение не смогло достаточно кардинально перестроиться», — сказал бывший консультант Пейджа. «Нет ничего сложного в прокладке оптоволокна». В октябре 2016 года компания известила, что она увольняет примерно 130 сотрудников и останавливает создание оптоволоконной сети в восьми городах. Баррет подал в отставку в тот же день.

Эти изменения подтолкнули многих в Кремниевой долине к обвинению Пейджа в уступках инвесторам — иными словами, в действиях, являющихся совершенно обычными для генерального директора нормальной публичной компании. «Компания определённо выглядит почти обычной», — говорит Рэнди Комизэр, партнёр в фирме Kleiner Perkins Caufield & Byers. «Это — классическая модель конгломерата „Дженерал Электрик“», — говорит он, сравнивая Пейджа с Джеком Вельчем, известным своим преобразованием «Дженерал Электрик», в ходе которого исследовательские подразделения были выведены из компании и расходы были уменьшены. Для слушателей с Уолл-Стрит это звучит как комплимент Пейджу, но, на самом деле, это, конечно, не так. Комизэр оценивает сосредоточенность Рут Порат на расходах как положительное явление, но добавляет: «Я всё же надеюсь, что Ларри и Сергей смогут разделить финансовую дисциплину и прекращение инноваций».

Холдинг Alphabet отказался предоставить возможность своим руководителям — Порат, Пейджу или Брину — дать интервью, но в октябре во время самой последней телеконференции, посвящённой финансовой деятельности компании, г-жа Порат высказалась в защиту всё более строгого подхода холдинга к инновациям. «Поскольку мы стремимся к невероятно высоким целям», сказала она, — «то неизбежно, что на этом пути будут происходить коррекции курса». Она сказала о «необходимости сделать паузу» в некоторых областях бизнеса, чтобы «заложить фундамент для более надёжного будущего». В третьем квартале 2016 года Alphabet выделил 3,6 млрд. долларов США на исследования и разработки — невероятная сумма, превышающая на 11% затраты Alphabet на эти цели за тот же период 2015 года. Убытки группы «Другие ставки» («Other Bets») за 2016 год составили 865 млн. долларов. Такая цифра представляла бы собой очень серьёзные вложения в новый бизнес в любой компании, отличной от Alphabet.

В одном из интервью в штаб-квартире Х-лаборатории, где также расположены офисы Пейджа и Брина, Теллер подчеркнул, что Alphabet по-прежнему остаётся раем для технических специалистов. С серьгами в ушах, с хвостом волос, перетянутым резинкой, на роликовых коньках и в рубашке с рисунком, который невероятным образом сочетает в себе узор турецких огурцов и шотландскую клетку, Теллер воплощает собой «тонкое равновесие» между дисциплиной и свободой, вызывая сомнение в утверждении, что группа «Другие ставки» оказалась подвергнута нежелательному критическому воздействию со стороны г-жи Порат, и отрицая, что они теряют силы. «Невозможно силой заставить людей творить», — говорит он. «Но и нельзя просто взять и отпустить рулевое колесо».

Сокращения в X-лаборатории во многих случаях были необходимы, говорит он, приводя как пример недавно закрытое подразделение робототехники Google. Это подразделение под кодовым названием Replicant, управляемое Энди Рубином, создателем Android, объединяло 11 компаний, которые Google приобрёл в 2013 году. Приняв Replicant от Рубина, ушедшего в 2014 году, Теллер расформировал его. «Не надо быть группой именно робототехники», — вспоминает он своё выступление перед новым персоналом. «Вы сами определите проблему, над которой вы работаете. Робототехника является инструментом, а не проблемой». (Alphabet выставил самую большую часть подразделения Replicant, компанию Boston Dynamics, на продажу в 2015 году. Компания, которая разрабатывает двух- и четвероногих вездеходных роботов, до сих пор ждёт покупателя.) Теллер ввёл в структуру Х-лаборатории постоянного финансового директора, Хелен Райли, ветерана Google, которая работала под руководством г-жи Порат во время «альфабетизации». Порат встречается с Теллер регулярно и работает вместе с Пейджем, Брином, Шмидтом и Дэвидом Драммондом, главным юристом Alphabet, в комитете, который решает, следует принять или отклонить какой-нибудь очередной «бросок к Луне».

image

Один из первых вариантов дрона для доставки (проект Wing)

«Позвольте мне нарисовать вам картинку, которую мы часто рисуем для себя», — говорит Теллер, поворачиваясь с креслом к белой доске с фломастером в руке. Он пишет слово «прогресс», зачёркивает его, а потом пишет это же слово снова выше получившегося из S знака доллара. Задача в том, говорит он, чтобы заниматься такими инновациями, которые стоят своих денег. Летающие тарелки должны окупать себя. «Если вы работаете на меня, то вы лучше поймёте это», — говорит он.

Проект Loon, которым в настоящее время руководит Том Мур, бывший вице-президент спутниковой компании ViaSat, всё ещё живёт. «Если вы желаете работать с великими и трудными проблемами», — говорит Девол, один из создателей проекта Loon, — «то я не знаю кого-либо ещё в мире, кто занимается такими проблемами настолько серьёзно, как мы». По его словам проект Loon заметно продвинулся. Два месяца после поступления в Google в 2011 году Девол отслеживал и возвращал аэростаты, наполняемые гелием, в Центральной долине, в Калифорнии, в нескольких часах езды на машине к востоку от Маунтин-Вью. Вскоре после этого он добавил полезную нагрузку — блочок беспроводного оборудования, упакованный в небольшой пенопластовый охладитель для пива. «Безопасный научный эксперимент», — было написано на наружной табличке. «Если нашли, то обратитесь, пожалуйста, к Паулю.» На записке был указан номер телефона с кодом Сан-Франциско. Адресатом был Пауль Акоста, один из шести инженеров проекта Loon.

Сейчас маркировка, используемая в проекте Loon, больше формализована, и на каждом устройстве имеются телефонные номера с десятками кодов разных стран. Команда из более чем 100 человек (по словам бывшего сотрудника) работает в лабораторном комплексе, в котором имеется громадное тёмное помещение, где использованные баллоны разрезают и фотографируют на почти 12-метровом световом столе, благодаря чему контролёры могут обнаружить микроскопические отверстия. В другом помещении воздушные диспетчеры отслеживают перемещение примерно двенадцати аэростатов.

На площадке для пикника снаружи сотрудники Х-лаборатории потихоньку поедают соевый творог, в то время как в нескольких метрах от них жужжащие дроны взлетают и приземляются, а автомобили без водителя выезжают из гаража и заезжают в него. Ничего необычного с позиции Гуглоплекса — комплекса зданий Google в калифорнийском Маунтин-Вью. «Поскольку мы работаем над действительно серьёзной проблемой», — говорит Теллер, — «то это мотивирует людей приходить сюда и оставаться здесь. Это действует очень сильно. Это не какой-то маркетинговый ход для Google. И именно поэтому здесь всё срабатывает.»
Автор оригинала: Chafkin Max, Bergen Mark
Борис Лукин @LukinB
карма
112,7
рейтинг 19,9
Переводчик
Похожие публикации
Самое читаемое Управление

Комментарии (17)

  • +2
    Видимо, пришел конец гуглу-инноватору, и пришло время нового гугла-эксплуататора. Печально.
    • +3
      В статье как раз про то как гугл пытается совместить инноваторство с финансовой дисциплиной. По моему очень интересно, читается как прям настоящая драматургия
  • +2
    Любой бизнес имеет три стадии развития: взлёт, стабилизация (плато), падение. Видимо — постепенно переходим к третьей части.
    • 0

      Упадка в финансовом смысле еще нет. И вообще стадий может быть не 3, а больше. После начала падения идет стадия "попытки спастись" и может даже новый взлет.

    • 0
      не совсем так, Адизес по этому поводу хорошо писал, рекомендую.
  • +1
    Очень много текста, а сути всего на пару абзацев.
  • +2
    Я пожалел, что прочитал. Подсознательно я всегда идеализировал Гугл и расстроился, узнав, что там творится такой жесточайший бардак.
    • +2

      Бардак с расходованием средств на исследования — это не бардак, а творческая атмосфера ))
      Настоящий бардак — это потеря логики в действиях руководства, когда идет сосредоточение внимания на экономии на спичках, попутно сжигая целые леса.

  • +2
    Меня статья наоборот воодушевила, я вспомнил зачем пошел работать в ИТ. Люди занимаются интересными вещами, поиском и реализацией идей. Лично я отвлекся от мыслей как заработать несколько десятков тысяч рублей и задумался на что потратил бы лишний миллиард долларов.
    • 0
      Есть одна проблема: в компании неизбежно начинаются конфликты между теми, кто этот условный миллиард долларов зарабатывает своим кропотливым (и зачастую неинтересным) трудом, и теми, кто лежит в бинбэге с макбуком, попивая смузи, и придумывает, куда его потратить.

      И желание немножко подбодрить кнутом вторую категорию для любого вменяемого управленца вполне естественно. Потому что если этого не делать, подобные хипстеры быстро забывают свою первоначальную цель — поиск новых способов заработка для компании — и начинают просто попивать смузи и тратить деньги компании на высосанные из пальца «исследования».
  • 0
    А куда деваться -«Свобода — это осознанная необходимость.»
  • –1
    Потратить много денег ещё сложнее чем их заработать. А статья типичная для западной прессы: написано много и ни о чём, какие-то обрывочные фрагменты без единой мысли. Кто-то что-то делал, какие-то менеджеры что-то поменяли. А что, почему, зачем совершенно непонятно. Те же закрытые проекты: как много они тратили? Как далеко продвинулись?
  • 0
    Пора основывать новую секту «Гуглукапец», ежегодно предсказывать самоликвидацию гугла, по аналогии.
    • 0
      Кажется мы разные статьи читали:
      Revenue: $76,062,000,000
      • 0
        Ну как бы работа в плюс у майкрософта не помешала основаться секте «вендекапец». Главное — наличие хотя бы 1-й негативной новости о каком-либо гиганте. Выше шутка была, смешная кому как.
  • 0
    Вспоминается, как инноваторский и вообще положительный Sun в итоге пришлось продать совершенно не инноваторскому ораклу.
  • 0
    В статье сплошное вранье: про 20% проекты, про «неожиданное» учреждение Alphabet, про увольнения, про офисы… Бред. Зачем вообще люди это придумывают и пишут, непонятно :)

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.