Оксюморон или как реализовать 7 направленных аутентификаций MicrosoftAD протоколом, 2 из которых LDAP и 2 Авторизации

Сегодня я хочу поведать Вам о потрясающем методе постановки задач при управлении проектами. Повествование будет в виде пересказа совещания, проведённого в одной ну очень серьёзной компании.

Отмечу тот факт, что подобный подход, по правде говоря, на самом деле поднимает эффективность процесса управления проектом на недосягаемую высоту, позволяя продуцировать квази-деятельность на чрезвычайно результативном уровне энтропии.
8)

Итак, вечер пятницы. Обычное совещание в одной ну очень серьёзной компании.

— Коллеги, — говорит Морковьева, — сегодня в тим пришла новая агенда. В процессе таргетирования перед нашей скрам-командой был апрувлен мажорный проект. Нам на ретроспекцию поступил спринт-бэклог, в скоупе которого есть деманд, имплементировать несколько релевантных «MicrosoftAD» аутентификаций. Мы готовы акцептовать таски нового стрима?

— Петров — Кто куда пришла? К чему готовы? Потрудитесь изъясняться нормальным языком.

Морковьева делает вид, что не слышит.

— Конечно, — вступает Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придётся нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?

Начальник отдела проектирования Сидоряхин торопливо кивает:
— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области реализации релевантных «MicrosoftAD» аутентификаций. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал своё компетентное мнение.
— Подождите, о каких… — начинает говорить Петров, но не успевает закончить.
— Очень приятно, — продолжает Морковьева. — Ну, меня, как директора проектов, Вы все знаете. А это — Леночка, она консультант-консалтер по технологиям ИТ в нашей организации.
Леночка покрывается краской и смущённо улыбается. Она недавно закончила экономический, и имеет такое же отношение к ИТ, как бревно к карандашу потому что оно деревянное.

— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно реализовать 7 релевантных «MicrosoftAD» аутентификаций. Все они должны быть строго направлены, и кроме того, некоторые нужно реализовать LDAP протоколом, а ещё некоторые — Авторизацией. Как Вы считаете, это реально?
— Нет, — говорит Петров.
— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и её нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что Вы не профессионал.
— Видите ли, — объясняет Петров, — во первых, по своему составу это не задача, во вторых, она не консистентна по своему содержанию, а в третьих, Ваш термин «аутентификация MicrosoftAD» подразумевает, что применяются протоколы аутентификации присущие «MicrosoftAD». Реализовать в «MicrosoftAD» аутентификацию протоколом LDAP не то чтобы невозможно, он предусматривает аутентификацию, но очень близко к невозможному, т.к. «MicrosoftAD» уже сам по себе …
Во второй половине предложения Сидоряхин мысленно «зависает», не успевая усваивать информацию.

— Петров, давайте наконец выйдем за рамки шаблонного мышления и подключим креативность. — Неожиданно спасает ситуацию Сидоряхин, перехватывая инициативу. — Ну что значит Ваше голословное «невозможно»?
— Так я же Вам и рассказываю…
— А нельзя ли как ни будь попроще? Без этих Ваших «сложностей»? — подключается Морковьева. — Человеческим языком?
— Ну хорошо. Попробую.
— Возможно есть люди, использующие доступ к другим службам каталогов анонимно, для которых действительно не будет иметь значения протокол аутентификации, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей. К тому же следует учитывать, что каждая система обладает собственными средствами и методами взаимодействия, как, например, диалог на русском или английском языке. Т.е. если Вы…
— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно Вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.

Петров осознает, что переборщил с образностью.

— Скажем проще, — говорит он. — Аутентификацию, как таковую, можно реализовать совершенно разными протоколами. Но чтобы получилась «MicrosoftAD» аутентификация, следует использовать только «MicrosoftAD» протоколы, причём вовсе необязательно использовать все имеющиеся, т.е…
— Петров, Вы нас не путайте, пожалуйста. Только что Вы говорили, что это возможно, а теперь говорите, что невозможно!? Будьте уж наконец последовательны в своих поступках.
Петров молча проклинает свою болтливость.
— Нет, Вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, протокол аутентификации не будет иметь значения, но даже и тогда — аутентификация все равно не будет выполняться протоколами MicrosoftAD. Понимаете, она «MicrosoftAD» аутентификацией не будет! Она будет другой. А вам нужна «MicrosoftAD», т.е. Kerberos, NTLM или некоторые устаревшие…
— Петров, ну что Вы в самом деле. Скромнее надо быть. Не выпячивайте свои компетенции! — осаживает его Недозайцев.
Простите — говорит Петров — но Вы имели в виду компетентность и я…
— Неважно — обрезает Недозайцев — Вы как профессионал должны знать, что это не приемлемо.

Наступает непродолжительное молчание, в котором отчётливо слышится тихое напряжённое гудение синапсов.

— А что если, — осенённый идеей, произносит Недозайцев, — реализовать её «IBM Domino» протоколом? Я слышал такая программа у нас есть.
— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если реализовать «IBM Domino» — будут использованы протоколы присущие продукту «IBM Domino».
Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.

— И я ещё не понял… Что Вы имели в виду, когда говорили об аутентификации протоколом авторизации?
Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.
— Ну, как вам объяснить?.. Петров, Вы разве не знаете, что такое «Авторизация»?
— Знаю, однако…
— И что такое «MicrosoftAD аутентификация», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?
— Нет, не надо, но…
— Ну вот. Вы реализуйте нам «MicrosoftAD» аутентификацию авторизационным протоколом.
Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию, и начинает ощущать мощное чувство наступающего когнитивного диссонанса.

— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как Вы себе это представляете!? Вы хоть имеете представление, что у аутентификации и авторизации даже назначение не аналогично, не говоря уже о том, что сама по себе авторизация это не протокол, а…
— Петров, у нас тут не лекторий, а совещание. — прерывает его Недозайцев.
— Ну-у-у, Петро-о-ов! — присоединяется Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по релевантным «MicrosoftAD» аутентификациям, Морковьева или вы?
— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…
Возникает неловкая пауза. Морковьева с недоумением смотрит на Петрова.

— Да куда уже детальнее то — говорит Морковьева — нужно реализовать задачу так, чтобы результат, во первых, был правильный, а во вторых всех полностью устроил.
— В смысле? — «спотыкается» на полуслове Петров. — Как это «правильно» и что значить «полностью устроил»?
— А как вы обычно решаете поставленную задачу? Так, так и вот так. — рисует Морковьева чёрточки в каких-то бумагах, а затем бросает ручку и дважды хлопает ладонью по ним.
— Конечно, и делаю это там, там и ещё вот там — не удерживается Петров.
— Петро-о-ов! Не ёрничайте — останавливает его Сидоряхин. — Вы хотели разъяснений?
— Ну, а что тут Вам непонятного-то?.. — вновь встревает в разговор Недозайцев. — Вот Морковьева всё понимает. И Леночка понятливо кивает, хотя ещё и года не работает у нас. Всем всё понятно кроме Вас.
— Ну допустим. Тогда поясните мне, пожалуйста, — демонстративно вежливо начинает Петров, — что в Вашем понимании означает “релевантная «MicrosoftAD» аутентификация”? Насколько хорошо Вы понимаете, о чём идёт речь?
— Ну Петров. Это же очевидно. Релевантной будет та, которая релевантна. Вы же знаете, что такое «релевантный»?
— Да, но…
— И что такое «аутентификация», вам тоже ясно?
— Разумеется, но…
— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача чёткая и ясная. Понятна всем присутствующим. Если у Вас есть конкретные вопросы, так задавайте.
— Простите, — Не выдерживает Петров. А где вообще сама задача? Где информация, соответствующая понятию задача? Задача это дано, условие и вопрос при известном методе решения. Будьте добры, предъявите их на ознакомление!
— Петров! Опять начинаете?! — начинает злиться Недозайцев.
— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин. — Что за неэтичные намёки. Ведите себя корректно.
— Да. — добавляет Морковьева, — Ну что за намёки про понимание? — Мы же девушки, а Вы ведёте себя так… Стыдно должно быть. Стыдно.

— Ладно, — сдаётся Петров. — Бог с ним, с ней, с релевантностью. Но у Вас там ещё что-то с направленностью?..
— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — совершенно верно, 7 аутентификаций и все строго направлены.
— Направлены куда? — уточняет Петров.
Морковьева начинает просматривать свои бумаги.
— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы…направлены туда, куда и должны быть направлены… это же очевидно — Смотрит в бумаги — ну вот же… туда и туда. Друг на друга. Ну, или как там… Да и так всё понятно. — Петров, я думала, Вы специалист по направлениям релевантных аутентификаций. — Наконец находится она.
Петров издаёт нечленораздельные звуки, пытаясь держать себя в руках.
— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..

— Коллеги, — откашливается Петров, наконец взяв себя в руки для ещё одной попытки — обмен данными при аутентификации, в общем случае, проходит только между 2-мя точками, т.е. аутентификация направлена от субъекта к объекту и наоборот. Все семь аутентификационных потоков одновременно не могут быть направлены друг на друга. Это же вопрос определения аутентичности субъекта, т.е. подлинности того, кто пытается получить доступ к объекту. Другими словами, выполняется проверка, тот ли пользователь за кого он себя выдаёт или нет! Это основы безопасности.

Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого инженерного образования.

Недозайцев хлопает ладонью по столу:
— Петров, давайте без вот этого: «Основы безопасности, Основы безопасности». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намёков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.

— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин. — К тому же, откровенно говоря, Вы не очень то помогаете своими вопросами. Петров, складывается впечатление, что Вы специально всё усложняете, что бы ничего не делать. Вы согласны? — Обращается к Морковьевой и Леночке.
Морковьева и Леночка одобрительно кивают.

Петров (раздраженно) придвигает к себе листок бумаги.
— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот аутентификационные потоки между субъектом «S1» и объектом «O». Так?

Морковьева утвердительно кивает головой.

— Рисуем потоки для второго субъекта… — говорит Петров. — «S2» и «O» — они аналогично обмениваются данными. Потоки направлены двусторонне?
— Ну-у… — в попытке осмысления произносит Морковьева.
— Да, они направлены. — помогает Петров.
— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.
— Подождите, это еще не все. Теперь обратим внимание на схему в целом, в части субъекта «S2», «S1» и объекта «O». Аутентификационные потоки от каждого субъекта по отношению к объекту взаимно-направлена друг на друга?
Наступает тишина, сопровождаемая вдумчивым молчанием в попытке остановить Броуновское движение мыслей.

Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:
— Да, для первой аутентификации они направлены друг на друга. Во второй тоже направлены друг на друга. Но вот 1-я и 2-я аутентификации между собой независимы, изолированы.

Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.

— Ну… — неуверенно произносит она, — Наверное, да.
— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока аутентифицируется «S1» к «O» их потоки направленны друг на друга, т.к. обмен данными двусторонний. Как только ещё один субъект «S2» пытается выполнить проверку подлинности для подключения к системе, ну т.е. к объекту «O», то инициированный информационный поток…
— А можно мне ручку? — просит Морковьева, прерывая победную речь Петрова.
Петров отдаёт ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных движений.
— А если так?..
Петров вздыхает.
— Это называется… Нет, это не все напрвлены друг на друга. Это не взаимно-направлены, это модель «многие к одному» или звезда, т.е. субъекты инициируют сетевые соединения в направлении одного объекта доступа. Как и должно быть. К тому же их три, а не семь, но это неважно.

Морковьева поджимает губы.

— А почему они подписаны «IBM Domino»? — вдруг спрашивает Недозайцев.
— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.

Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.

— Ну я же на примере «IBM Domino», — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать … на примере, отличном от «MicrosoftAD»…. Разводит руками Петров.
— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У Вас написано аутентификация «IBM Domino». Вы напишите «MicrosoftAD», и давайте посмотрим, что получится. Это ведь очевидно! Как Вы до этого сами не догадались, Петров?
— Получится то же самое, но только с «MicrosoftAD» — уверенно говорит Петров.
— Ну, как-то же самое? — говорит Недозайцев. — Как Вы можете быть уверены, если Вы даже не попробовали? Напишите «MicrosoftAD», а мы посмотрим и решим. Ну что Вы упираетесь!
— Ну честное слово, коллеги, он хочет, чтобы мы его уговаривали! — обращается к присутствующим Недозайцев.
— Коллеги, я не пробовал это с каждой нашей системой, используемой инфраструктуре, — признаётся Петров. — но я могу совершенно уверенно заявить, что результат будет идентичный, поскольку принцип аутенти…
— А что же Вы не подготовились? — укоризненно говорит Сидоряхин, прерывая Петрова. — Знали же что будет собрание… Что придут серьёзные люди, а Вы так неуважительно относитесь к их времени… Нехорошо, Петров, нехорошо…
— Вот вот, — поддакивает Морковьева — зато взял манеру неуважительно относиться к коллегам.
— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что с «MicrosoftAD» протоколами получится точно то же самое!
— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что реализовывать «MicrosoftAD» аутентификацию нужно «MicrosoftAD» протоколами. Вот, я записал себе даже — демонстрируя записи коллегам, укоризненно качает головой Сидоряхин — А сами, на листике, указали их как «IBM Domino». Это что, «MicrosoftAD» аутентификация по-вашему? А, Петров? Ну нельзя же так — пристыжает его Сидоряхин.

— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же ещё спрашивал Вас про «IBM Domino» протокол. Что Вы мне ответили?
Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его схему со своего места.
— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о протоколе говорите, да? Это у Вас про вот эту, как Вы её называете? Направления атэктифи-что-то-там?
— Аутентификация, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с протоколами используемыми «IBM Domino» никак не связана. Более того…

— Всё, Вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С протоколом или направлением?

Морковьева издаёт растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.

— Не с чем, а с кем, — тихо говорит про себя Петров, уже осознавая весь сюрреализм происходящего.
— Петроов! — повышает голос Недозайцев — всё-таки расслышав его.

Наступает всеобщее непродолжительное молчание.

— Я ничего не могу понять, — разрывает тишину Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то 7 релевантных «MicrosoftAD» аутентификаций. Я понимаю, их были бы десятки!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Задача чёткая и понятная. Наши заказчики хотят 7 релевантных «MicrosoftAD» аутентификаций. Верно?

Морковьева кивает.

— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить элементарную задачу?
— Логика, — со вздохом говорит Петров.
— Ну, Вы просто не обращайте на неё внимания, вот и все! — уверенным голосом произносит Морковьева — Вы же взрослый человек, Петров, у Вас что, нет своего мнения? Почему Вы идёте на поводу у коллеги?

Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Бл*ть!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.

Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:
— Петров, Вы ответьте просто — Вы можете сделать или просто не хотите? Мы понимаем, что Вы узкий специалист и не видите общей картины. Не в состоянии оценить всю сложность организационных проблем. Я могу заверить Вас, что мы уже всё всесторонне проанализировали! Вам всего лишь надо это сделать. Но это же несложно — реализовать какие-то 7 релевантных аутентификаций? Вы же у нас лучший в этом, а мы обсуждаем уже два часа какую-то ерунду и никак не можем прийти к решению.
— И не придёте, — говорит Петров — потому что пытаетесь найти решение, должным образом не поставив задачу.
— Да Вы, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам своё решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал! Критикуешь- делай.
Петров устало изрекает:
— Во первых, афоризм искажён до неузнаваемости, а во вторых, его применение в данной ситуации некорректно.

Наступает небольшая пауза.

— Ну хорошо. — Поняв наконец тщетность своих усилий, меняет тактику Петров. — Давайте я сделаю Вам гарантированные аутентификации у всех пользователей, а авторизации у них будут транспарентными и экваивалентны…
— Петрооов. — медленно выговаривает Недозайцев.
— ну, т.е. прозрачными, — продолжает Петров — и поэтому незаметными для них, но я их реализую. Нарисую я это одной направленной аутентификацией, а т.к. авторизации прозрачные, то их и на рисунке не будет видно. Вас это устроит?
— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.
— Только ещё хотя бы парочку авторизаций протоколом LDAP, — добавляет Леночка. — И ещё у меня такой вопрос, можно?
— Да, — мёртвым голосом разрешает Петров.
— Можно одну аутотефикацию сделать через «Ок»?
Петров молчит несколько секунд, пытаясь осмыслить вопрос, и не находя логического объяснения, переспрашивает:
— Что?
— Ну, в виде «Ок». Ну или кнопочкой помощи. Ну которую нажимают пользователи чтобы получить помощь. Нажал и всё. Эф один, кажется, она называется. Знаете, нашим пользователям нравится когда хорошо и просто. Было бы очень здорово, если бы и она была простой и удобной… Аутотефикация. Ну Вы понимаете…
— Нет, — говорит Петров.
— А почему?
— Нет, я конечно могу реализовать «это» по клику мышкой на кнопке «Ок» в GUI при попытке доступа. Я не программист, но могу попытаться. Только это будет уже не аутентификация. Это будет анонимный доступ. Аутентифицированный и анонимный доступ это не одно и тоже. И это вопрос не терминологии.
— Эф один, — уточняет Морковьева. — Не аннимный доступ, а вход нажатием кнопочки. На клавиатуре. Одной такой. Удобной. Аннимность, она…
— Да всё равно, — качает головой Петров.
— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.
— Петров, Вы хоть дослушали бы до конца, что говорил наш консультант-консалтер — раздражённо говорит Недозайцев. — Не дослушали мнение, а уже говорите «Нет».
— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Реализовать аутентификацию посредством клика мышкой на кнопке «Ok» в GUI или нажатием кнопки «F1» на клавиатуре, невозможно.
— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А только «кликом» мышки, как Вы сказали, тоже не получится? Это ведь проще. Ведь в клавиатуре ничего не надо будет делать.
Петров молча поднимает на неё взгляд и Леночка все понимает.
— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.

Недозайцев хлопает ладонью по столу.

— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?
— Семь релевантных «MicrosoftAD» аутентификаций, — говорит Морковьева. — Две «MicrosoftAD» протоколом, и две LDAP, и остальные авторизацией. Да? Я же правильно поняла?
— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.

Недозайцев удовлетворенно кивает.

— Вот и отлично… Ну, тогда всё, коллеги?.. Расходимся?.. Ещё вопросы есть?..
— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас ещё есть «SharePoint»! Его можно запрограммировать?
— Подождите, я не программист. — начинает взволнованно говорить Петров, понимая к чему идёт речь. — программирование это оригинальный алгоритм, компиляция в машинный код…
— Петров, — Перебивает его Сидоряхин — вероятно, Вы ещё об это не слышали, но современный тренд это методология DevOps. Мы вот ходим в наш лекторий и в курсе всех дел. В отличие от некоторых… — Многозначительно смотрит на Петрова. — К Вашему сведению, уже как месяц, в соответствие с распоряжением нашего руководства, ваша команда стала инженерами DevOps. — Поворачивается и что то говорит остальным участникам совещания.
— Какой методологии? Инженер чего? Вы о чём? — Недоумённо спрашивает Петров.

Реплику Петрова игнорируют, обсуждая вновь возникшее предложение между собой.

— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте «SharePoint» тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.
— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?
— А какое отношение ко мне имеет «SharePoint»? — удивлённо спрашивает Петров.
— Как?! — удивлённо восклицает Леночка. — Но он же «Microsoft»!
— Вот видите, это даже Леночка знает, — подтверждает Морковьева.

Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.

— Петров, — переспрашивает Недозайцев. — Так Вы это можете или не можете? Простой же вопрос. Нам что, опять Вас уговаривать?
— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу попробовать, но…
— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, разработаете всё по быстрому, чтобы их всё устроило. Помогать Вам будут те, кто обычно помогает. Ну Вы сами знаете кто. Командировочные, если потребуется, выпишем – сходите только и оформите.
— Прекрасно, теперь я уже разработчик. — сам с собой говорит Петров глядя на стол. — Осталось заняться исследованием и проектированием…

Невнятную речь Петрова игнорируют, завершая обсуждение в узком кругу.
— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.
— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас всё?.. — говорит вставая Недозайцев — Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!
— Петров, по приезду с Вас отчёт о работе. И не затягивайте. — говорит Морковьева, положив перед ним шаблоны. — План напишите сами? Это Вам не сложно? Вот и договорились. Не забудьте прислать мне его сегодня вечером. Закрывающие документы по введению в эксплуатацию, как обычно, по приезду оформите в бухгалтерию. Всё. Тороплючь. У меня следующее совещание. — Разворачивается и стремительно уходит.
— Коллеги, — поднимает голову и вскидывает руку петров Петров, обращаясь ко всем — кто ни будь мне расскажет, о какой методологии шла речь? Кто ни будь может описать состав, функции этого Девопс? Есть ссылки на стандарты? Хотя бы международные?

Его слышат, но не слушают. Расходятся все, кроме Леночки. Она что то увлечённо рассматривает на своём ноутбуке.

Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, опускает руку, встаёт и медленно бредёт к выходу, забыв шаблоны на столе. У самого выхода Леночка догоняет его.

— Вот, Вы кажется забыли. — говорит Леночка — протягивая ему документы.
— А можно ещё Вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы, когда «SharePoint» будете программировать… Вы можете запрограммировать его в виде «WebSphere»?
Петров вздыхает.
— Я всё могу, — говорит он. — Я могу абсолютно всё. Я же профессионал.



Надеюсь, данный пример кому то поможет в реальной жизни противостоять словоблудам.

Часть контекста специально сохранена, что бы оставить узнаваемость первоисточника.

По мотивам рассказа Алексея Березина «Совещание». Спасибо ему за труд, сподвигший потратить не один десяток часов на создание альтернативной версии с техническим контентом. Это было трудно.

Источник данных
Поделиться публикацией
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее
Реклама
Комментарии 7
  • –1
    А зачем было переписывать www.youtube.com/watch?v=UoKlKx-3FcA?

    UPD: окей, судя по вашей ссылке — видео наоборот получилось экранизацией рассказа. И если честно, видео смотрится понятнее.
    • 0
      Черт, опредили ))) автору я бы пожелал все таки сократить текст, и просто пояснить, что в больших компаниях корпоративная этика и компетенции значат больше, чем банальное отсутствие мозгов и персонала, способного если даже не решить задачу, то хотя бы грамотно ее сформулировать.
      • 0
        • Если человек морально разложился об этом надо прямо сказать, а не смеяться, понимаете!.. И потом, это вот, вид какой-то у вас непонятный… Так вот значит, со всей сурьёзностью, товарищи, выйдете, как люди и резко так, прямо поставьте вопрос, вот! Ну, давайте товарищи, а то у меня времени мало. Вот!
          © т.Огурцов
    • 0
      Ну переписали историю про 7 красных перпендикулярных линий на тему IT… а зачем?
      • +1
        По-моему это интерпретация про бородатой темы про 7 перпендикуляров на плоскости.
        • 0

          Зачем пересказывать в своем исполнении "7 перпендикулярных красных линий"???
          Там вроде и так все понятно же было, зачем еще и на ИТ тематику переводить?:)

          • 0
            Что-то это мне напоминает некоторые совещания и даже готовые постановления в документах университета, в котором я работал. Пример — почти дословно звучит фраза «совершенствовние ответственности качества образования». А десятки экспертов Петровых не могли понять — что же это значит, на что им руководство почти всех уровней говорило что-то вроде: ну вы же эксперт, вы же знаете что такое в отдельности ответственность, качество и совершенствование. Красота )))

            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.